Хроники Эвнеканте. Книга 2. Очень ворчливая история

Размер шрифта: - +

*13*

Мне срочно требовалось поговорить с мастером Дарреном, но он, скорее всего, спал. Ключ и письмо жгли руки. Я чувствовал неясное волнение и беспокойство. Требовалось занять себя чем-то, и я спустился в подвал. Любопытство всегда было моей сильной и слабой стороной. Меня легко поддеть, зацепить тайной, и тянуть куда угодно, если я попал в сети. И я практически ощущал тонкий поводок на своей шее. Вынужден признаться — наживку я заглотил. Не знаю, к добру ли или худу. Придёт время, увидим.

В подвал я спустился в надежде на дипломатические переговоры с главным ворчуном. Отыскав место, где мы видели Бубурика ранее, я постучал в стенку. Настойчиво, но негромко, ритмично колотил по деревяшке.

- Чего надо?! – грубоватый низкий голос отозвался на мой призыв. – Расстучался тут. Вчерась весь подвал загадил, а теперь стучит.

Оказывается, ворчуны пристально следили за всем, что происходит в доме. Недовольное лицо проступило из стены. Синяки и царапины зажили, и Бубурик выглядел вполне пристойно.

- Простите, уважаемый ворчун, - я сотворил на лице самое милое и невинное выражение на какое был способен. – Не хотел вас тревожить, но дело очень важное. Без вас никак не справиться.

Бубурик поморгал круглыми глазами, где появилась опасливая заинтересованность.

- То-то! Ничего без нас не могут, колдуны-растяпы.

- Ох, как же вы правы! – старательно поддакивал я. – Вы самая важная часть дома, самая ценная. Никак не можем. Помогите нам, пожалуйста.

Малыш-ворчун вышел из стены, а следом за вожаком вылезли и остальные. Я вспомнил чьи-то слова, что ворчуны как грибница, создаются пучком и связаны так же. Достаточно воздействовать на одного, чтобы изменились все. Забавные ребята и, к нашей радости, очень самолюбивые.

- Так, что надоть? – проворчал главный.

- Мира и сотрудничества, - торжественно произнёс я. – У вас вышло недопонимание с одним милым пушистым…

- Чудовищем! – скрипнул ворчун и скривил маленькую рожицу. – Он нас укусил! Мы обиделись.

- Чудовище переживает и раскаивается, - я нагло врал, наговаривая на беззащитного Кондратия. – Кондратий не хотел вредить, скорее спасал вас от очень плохого колдунства. Может быть, вы договоритесь и станете жить дружно?

- А поесть дашь?

Я отлично запомнил, что ворчуны — иллюзии, а иллюзии не имеют желаний. Вдруг, покормить иллюзию, является преступлением в Эвнеканте, и ради меня возродят традиции казни в терновом кусте. Таким вот осторожным я стал. Вначале поговорим с мастером Дарреном.

- Очень может быть, что дам, - не стал я разрушать хрупкие мечты ворчунов.

Малышня собралась в кружок и тихо бубнила минуты две. Я умирал от любопытства, что и как они обсуждают.

- Стало быть, - главный выше из круга, - согласные мы. Сил же нет смотреть, как дом грязью зарастает.

Я согласно кивнул, хотя найти грязь у Юсты занятие непростое. Да и наша экономка сильно бы обиделась, услышав подобное. Пока ворчуны прохлаждались, брэн Тёплого очага лично заботилась о доме. Мы с Командором часто видели её за уборкой или магией, поддерживающей чистоту, даже старались помочь, чем могли. Юста от нас отбивалась и ругала, краснея. Говорила, что стыдно перекладывать свои обязанности на жильцов.

Решив, что всё обговорено, я спокойно поднялся обратно в комнату. Кондратий сладко спал, успев перевернуться на бочок, и не знал, что его будущее примирение с ворчунами обговорено и скреплено словом. Ну, да за такой домик, какой ему построил я, можно и с ворчунами подружиться. Вспомнив, о новом гнезде мыша, я принёс домик в комнату, нашёл подходящее местечко для него. Пусть Кондратий порадуется, когда проснётся.

Мысли снова вернулись к загадочному письму. Я сел маленькой столовой и развернул бумагу. Опять тайны и страшное слово трансформация. Предстоит найти нечто, о чём я и представления не имел.

- Яр? – мастер Даррен появился неожиданно в комнате и тревожно всматривался в меня, вероятно моё лицо выражало излишнюю напряжённую задумчивость.

Молча, я протянул ему письмо, а ключ выложил на сияющую скатерть Юсты, надеясь, что она не убьёт меня, если узнает. Зачарованная скатерть — предмет особой гордости брэн Тёплого очага. Читая записку, Командор не проявил никаких чувств. Ему всегда удавалось держать себя в руках. Спокойно вернул мне листок, глянул на ключ, сел напротив, сцепив руки на столе.

- Что скажешь? – теперь стала видно усталость в его глазах, словно он долго нёс тяжёлый груз, и неожиданно выяснилось, что необходимо взять ещё что-то.

Я пожал плечами.

- Тайны, обычное дело для Эвнеканте. Не уверен, терял ли я что-то.

- Хотел бы попробовать? Это может оказаться ловушкой, - он продолжал думать о чем-то, точно решался произнести слова, о которых затем можно пожалеть. – Либо спасением.

С удивлением я обнаружил, что мне безразличен выбор. Оба варианта интересовали, но и оставляли след равнодушие глубоко внутри. Как и всегда, внешний Яр горел и рвался по следу тайны, а в черной дыре, затаился бесчувственный монстр, цинично взирающий на мир. По мнению мастера Даррена — обычная история для брана Синего Огня. Но даже это меня мало интересовало на самом деле. Я всегда притворялся обеспокоенным и эмоциональным, потому что настоящий я — пуст. Мой настоящий дом погиб давным-давно, так не все ли равно, что происходит теперь.



Иванна Осипова

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться