Ягайна

Размер шрифта: - +

46

Трибуны в лице Ветра, богатыря и Ворона ликовали. Иван с детским восторгом подпрыгивал на ступеньках, стоило кому-то из тройки участников преодолеть очередную преграду. Нот откровенно болел за Кота, и когда тот отставал, начинал завывать, как раненая белуга, местами терял форму, и в такие моменты верхушки деревьев на ближней кромке леса раскачивались особенно сильно. Костя был Ветру явно не по нраву, а от Пафнутия он либо шарахался, либо старательно того игнорировал, сливаясь с обстановкой при его приближении. Мне причина такого поведения не была понятна, так как я находила господина Озденгольдского очень милым, хоть и экстравагантным парнем.

Ворон же хранил горделивое молчание, но когда его кошачий друг с третьей попытки не смог перебросить свое упитанное пузико через стенку из бревен, хохотал так, что чуть не упал с перила, с которого обозревал окрестности.

Тем временем, все трое участников прошли испытания болотом, и им осталось только пробежать десяток метров по пересеченной местности. Пересеченность ее заключалось в том, что Иван нарыл там ям, замаскировав их листьями, а на твердых участках натыкал еловых лап колючками кверху.

Белый кот поразительно грациозно для своих габаритов скользил между ловушками, с невероятным везениям обтекая ямы, даже ни один мокрый листок не прилип к его лапам. Как у него это получилось, для меня осталось загадкой, так как никаких магических эманаций я не уловила. Финишировав первым, Костя-кот вальяжно потянулся, всем своим видом демонстрируя недоумение «неужели все закончилось так быстро, я едва успел размяться», а потом в мгновение ока перевоплотился в человека и принял скучающую позу, ожидая, когда к финишу прибудут его оппоненты.

Пафнутий пробирался достаточно медленно, аккуратно ощупывая передними лапами землю, прежде, чем наступить и пришел вторым, тоже ни разу не влетев в ловушку. Едва переступив финишную прямую он, как был в образе кота, запрыгнул к Косте на колени и принялся усердно об него тереться – поздравлял с победой, не иначе. Костя попытался скинуть его, но серый кот держался намертво.

Пока попытки одного участника отлепить от себя второго плавно перерастали в потасовку с использованием запрещенных приемов (хватание за хвост, укус в мягкие ткани бедра,  нецензурный вой с выражениями непечатного характера), к финишу подоспел и третий участник. Вид Кота был плачевным – он был весь в грязи, к которой прилипли еловые иголки, листья и, Природе не ведомо, какая прочая пакость.

Зрители встречали финиш каждого участника громкими аплодисментами. Я же старательно делала вид, что мне абсолютно все равно, кто победил в полосе препятствий. Меня терзал внутренний эмоциональный оксюморон. Одновременно я досадовала, что не удастся хоть чуть-чуть поглумиться над поражением Кости, но вместе с тем и была восхищена той легкостью, с которой он преодолел все преграды. Признаться, я не ожидала от него такой прыти.

Кроме этого я сердилась на себя за то, какие эмоции испытываю к этому парню. Я старательно не хотела ничего к нему чувствовать, но получалось с точностью до наоборот. Почему-то его улыбка и взгляд, насмешливый тон и особенно непоколебимая уверенность затрагивали какую-то струну внутри меня, и это волновало.

Пока я безуспешно пыталась скрыть недовольство за безразличием, конкурсанты подошли к крыльцу, струна внутри снова загудела – Костя улыбался, сложив руки на груди и ожидая, что я сейчас во всеуслышание признаю его победу.

- Ну что же, - нехотя протянула я, - первый конкурс позади. С незначительным преимуществом победу одержал Константин, Пафнутий же, хоть и пришел вторым, показал себя как превосходный профессионал, мастер своего дела, браво, - я сдержанно похлопала в ладоши, переводя взгляд с одного мужчины на другого, - нельзя не отметить, что господин Озденгольдский мастерски владеет искусством перевоплощения, физически развит и даже самые трудные этапы полосы препятствий были пройдены им легко и непринужденно.

Как я ни хотела хоть немного подначить Костю приумножением заслуг его соперника, он только продолжал хитро улыбаться, слегка склонив голову набок. Пафнутий же разрумянился, как девица на выданье при виде сватов, что заходят к ней во двор.

- Ах, Ягайночка, ну что вы, - он картинно махнул рукой и хихикнул, - все похвалы победителю, - ресницы Пафнутия затрепетали, а рука как будто сама собой, описав витиеватый иероглиф в воздухе, неумолимо полетела в направлении плеча Кости. Но не тут то было – плечо плавно качнулось и внезапно оказалось совершенно в другом месте – рядом со мной, а весь его обладатель расположился на ступеньках крыльца так близко от меня, что я ощутила, как электризуется воздух между нами. Не достигшая желаемого пункта назначения рука одиноко зависла в воздухе, а господин Озденгольдский недоуменно заморгал. Костя же с невинным выражением лица раскинул руки, облокачиваясь, одна из них заняла место позади меня на ступеньке.

Еще раз струна внутри меня затрепетала, и я не без усилия перевела взгляд на моего несчастного питомца, с остервенением пытающегося вылизать грязь из шерсти.

- Фу-фу-фу, выплюнь гадость, мой меховой кренделечек, - сладко заворковала я, - зачем себя мучать, всю шерстку черно-бурую испортишь. Лучше я тебя, мой пирожок недокушаный, сегодня искупаю.

- Ну уж нет! – вскочил Кот, подозрительно на меня щурясь, - я лучше сам как-нибудь.

- Ты не понял, яхонтовый мой, это не предложение, а ожидающее тебя очередное наказание, которое настигнет тебя независимо от твоих желаний. Так что, разумеется, можешь продолжать вылизываться, но от мыльных процедур это тебя не спасет. Только время зря потратишь.



Еленка Смитенко

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться