Заговор маски

Размер шрифта: - +

Глава 23

Первый спектакль в Ковент-Гардене заканчивался не позже шести вечера. Зрителей на нем всегда было немного: завзятые театралы любили приходить попозже, чтобы полюбоваться игрой актеров и обсудить последние театральные сплетни и не только их. Дневные же спектакли, хотя и собирали меньше зрителей, были куда более спокойными, что особенно понравилось Яролике, еще когда Ингимар вел ее к зданию театра. Они доехали до реки в кебе, а затем пошли пешком по мощеным брусчаткой улочкам в сторону театрального района.

– Как красиво, – она с любопытством вертела головой, стараясь рассмотреть все вокруг. Улица была заставлена вазонами с цветами, а дома были украшены резными лепнинами. Яролика с интересом присмотрелась к одной из них, мимо которой они сейчас проходили, вдруг смутилась, покраснела и ойкнула.

Ингимар бросил взгляд на лепнину и с досадой хмыкнул. Вырезанные фигуры архитектор или художник расположил в очень фривольных позах, изобразив едва прикрытыми одеждой.

– Извини, Яра, – покаянно сказал он. – Есть в Люнденвике вещи, которые не слишком подходят для глаз молодой девушки. Обещаю, больше никаких коротких путей, будем идти только по главным улицам, где нет никаких неприличных лепнин.

Покрасневшая девушка смущенно потупилась.

– Этот дом… хм… он…

– Нет, - некромант покачал головой, безошибочно догадавшись, о чем она хочет спросить. – Просто дом, в котором пару столетий назад жил один драматург, который активно ратовал за свободу нравов. И поскольку дом принадлежал ему, он и нанял скульптора, который сделал ему такое украшение.

– А как же власти? – робко поинтересовалась Яролика. – Как-то это недостойно, такие картины на всеобщее обозрение.

– Драматург был слишком популярен и любим тогдашним конунгом, – пояснил Ингимар. – Поэтому на его чудачества решили махнуть рукой.

Они остановились на углу рядом с домом.

– Умер он бездетным и неженатым, – дополнил некромант. – Его дом перешел властям. Какое-то время тут жили другие люди, но как-то… не знаю, поговаривают, что дух драматурга до сих пор где-то здесь гуляет и очень злится, когда видит жильцов в своем бывшем доме. Поэтому надолго тут никто не задержался. Сейчас дом пустует, а риг-ярл культуры оформляет проект по созданию здесь музея.

– А призрак и правда тут есть? – Яролика уже забыла о лепнинах, с большим интересом слушая историю.

Некромант развел руками и заразительно улыбнулся.

– Понятия не имею. Меня самого дом осматривать не приглашали, а наши власти будут гнать отсюда некромантов метлами, чтобы те не разрушили ненароком легенду о таком важном городском призраке.

Он протянул руку и указал на стену, на которой была прикреплена табличка: «Здесь жил и работал Ульф Гердсон, драматург и писатель».

– Кстати, именно он переложил ту сагу, которую мы сегодня будем смотреть, сделав из нее пьесу, – закончил свою историю некромант.

– Удивительно, – восхищенно вздохнула Яролика, изучая табличку. – Люнденвик такой поразительный город. Иногда мне кажется, что каждый дом скрывает свою тайну и длинную историю.

– Может быть, так и есть, – кивнул Ингимар, и они пошли дальше. – В конце концов, каждый дом прячет в себе истории многих десятков живших в нем людей. А с каждым из них определенно случалось что-то необычное.

Вскоре некромант и травница вышли из небольшого переулка на широкую улицу, по которой прогуливались дроттины и красивые нарядные фру. Большая часть из них стекалась к зданию на перекрестке, с колоннами у входа.

– Итак, милая йомфру, мы у цели, – улыбнулся Ингимар.

Они влились в небольшой поток людей, которые проходили в театр. Попав внутрь, Яролика только и делала, что в восхищении смотрела по сторонам.

– Я никогда в жизни не видела ничего подобного, – призналась девушка, когда они оказались в зале и сели на свои места. – А ведь еще даже представление не началось.

– Ничего, – добродушно улыбнулся Ингимар. – Главное ведь – начать. Это определенно мое упущение, что ты здесь еще ни разу не была. Я обязательно его исправлю.

Яролика смутилась, однако ответить ничего не успела. Свет в зале приглушили, и осветили сцену. И вот началось первое действие. Девушка в волнении следила за происходящим на сцене, вздыхая и сопереживая героям. Ингимар, уже видевший это представление, не столько смотрел на актеров, сколько косился на Яролику, пока она, поглощенная спектаклем, не обращала на это внимания. Ингимар подумал про себя, что она становится красивее с каждым днем, и при этом ее красота не делается броской или вульгарной. Яролика все больше сияла легкой цветущей нежной красотой полевого цветка, распускаясь и своей простотой и грацией затмевая всех тех ярких дам, которые были вокруг.

Ингимар едва слышно вздохнул и перевел взгляд на сцену. Ему совершенно не хотелось пользоваться ситуацией и как-то влиять на Яролику, пока она зависела от него. Еще какое-то время назад он подумал, что не мешало бы дождаться, пока Яролика получит аттестат о начальном магическом образовании, и только тогда начать ухаживать. Однако получения аттестата нужно было ждать еще до конца года, и сегодня некромант, после долгих дней, полных работы, увидел девушку и, не сдержавшись, пригласил ее. Он уверял сам себя, что это не свидание, а просто прогулка, но все же не слишком в это верил.

Наконец некромант тряхнул головой и, усилием воли отогнав от себя мысли, сосредоточился на театральном действии. Следующие два с лишним часа они наслаждались спектаклем, и, когда они покинули театр, на улице уже начало темнеть, поэтому Ингимар решил взять кеб.

– Это так замечательно, – Яролика вздохнула. – Спасибо тебе, что ты меня сюда сводил.



Ольга Костылева

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться