Заметки травницы

Ярмарка

…2336 год со времен Катаклизма

Впереди вырос непроглядный лес из ног взрослых. Ботинки высокие и низкие, сандалии из соломы бедняков и замшевые гамаши, которые так любили ныне носить те, кто был посостоятельней. Все это предстало перед ее глазами. Айвэн в совершенстве могла разглядеть каждую пряжку и даже тип ткани, из которой были пошиты юбки и брюки перед ней.

Она тяжело вздохнула — таков был несправедливый удел всех младших детей, не успевших догнать длинноногих, суетливых взрослых. Интересно, каково было тем, кто должен лицезреть их ноги всю жизнь? Айвэн нахмурилась, пытаясь припомнить существ, знаменитых своим низким ростом. Кажется, этот народ звали гномами?.. Ей никогда еще не доводилось увидеть одного из них воочию. Какого они были роста?..

 Устав от унылого вида множества передников, поясов и ног перед собой, Айвэн требовательно потянула отца за руку, навалившись на него.

 — Мне ничего не видно, — захныкала она, выудив из арсенала свой самый жалобный взгляд.

 — Не скажу, что пока есть на что глазеть, — отозвался Хьюго, усмехнувшись от усердий дочки изобразить несчастнейшее существо на свете.

За столь вопиющее пренебрежение мгновенно пришла расплата в виде еще одного рывка за руку. При желании он мог без усилий поднять ее — Айвэн и без того уже полностью повисла на нем, так что разницы не было никакой, но Хьюго не спешил так быстро уступать ее капризам. Только теперь до него стало доходить, почему вдруг Биара, почти не пропускавшая ни одного празднества, в этот раз с хитрой улыбкой предпочла остаться дома с Энжделой, оставив его одного на растерзание Айвэн.

 — Ну пожа-а-алуйста! — протянула дочка, поняв, что предыдущая тактика не сработает.

Она заставила себя уверено выдержать насмешливый взгляд отца.

 — Ладно, малыш, твоя взяла, — наконец вздохнул Хьюго, делая вид, что выбор дался ему нелегко.

Восторженно пискнув от того быстрого, но в тоже время осторожного рывка, с которым отец подбросил ее вверх, после усадив на плечи, Айвэн принялась восторженно вертеть головой по сторонам, желая высмотреть как можно больше интересных диковинок.

Это была ее первая ярмарка — первая, которую она помнила. Мама утверждала, что они вместе посещали еще одну некоторое время назад, но почти ничего из этого девочка не помнила — только пару смазанных воспоминаний, достоверно пересказать которые была не в силах.

 — А ты умеешь танцевать? — спросила она отца, завороженно наблюдая за пляшущими людьми у центральной площади, неподалеку от широкого фонтана. Наибольше ее впечатлили красочные юбки девушек, что задорно летели вслед за своими хозяйками. Ярко-красные, синие, желтые и зеленые — они все напомнили девочке цветы, что зачем-то решили вместе закружиться в танце.

 — Совсем немного, — нехотя отозвался Хьюго, усаживая ее поудобней. — Твоя мама как-то пыталась меня научить.

 — Тебе понравилось?

Отец невнятно пожал плечами, отчего ей пришлось покрепче за него вцепиться, чтобы не потерять равновесие.

 — Сможешь танцевать так же, как они? — вновь отозвалась Айвэн, указав рукой на танцоров.

 — Так точно не смогу.

 — А как сможешь?

 — Не знаю. Биара сказала, что наиболее приемлемо мне дается только вальс.

 — А что это за танец?

 — Плавный и неспешный. Обычно его исполняют при дворах знати: герцогов, баронов, королей.

Девочка притихла, пытаясь припомнить значение всех этих слов. Долго думать не пришлось, потому как вскоре ее внимание привлекла труппа артистов, выступающих на сцене у одного из переулков.

 — Хочу туда! — скомандовала она, указав пальцем на людей в диковинных разноцветных костюмах, будто бы сшитых из лоскутков разной ткани. Айвэн решила, что непременно попросит для себя точно такой же.

Они остановились неподалеку от сцены, где выступали артисты, и она принялась наблюдать за каждым акробатическим трюком, что те исполняли, раскрыв рот от изумления. Когда один из них совершил элегантный кувырок прямиком через объятый пламенем обруч, она вместе с толпой восторженно завизжала, заболтав ногами от радости.

 — Айвэн, — устало напомнил о своем существовании отец, стоически принявший на себя удары ее пяток.

Девочка вздохнула, заставив себя сидеть смирно. Это было невероятно сложно, потому как вскоре артисты взобрались друг на друга, изобразив странную фигуру — и как только они не падали? Магия, не иначе!

Айвэн восторженно захлопала в ладоши, подражая остальным зрителям, не менее впечатленным выступлением труппы. Похоже, один только ее отец не разделял всеобщего веселья. Она не могла видеть его лица, но готова была поклясться, что тот скучающе вздохнул.

 — Ты не любишь ярмарки? — с детской прямотой спросила она, позабыв об артистах.

 — Можно и так сказать.



A. Achell

Отредактировано: 22.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться