Жена-невольница. Непокорное пламя

Размер шрифта: - +

Глава 13

На Хартию опустился вечер, кроваво-красный диск заходящего солнца коснулся шпиля главной башни замка Корбу. В лесу, что окружал поместье графа Кюреля, завыли волки, предвкушая ночную охоту.

— Пора, скоро взойдет луна, — горделиво сообщил Астор и протянул молодой супруге руку.

Гости затихли в тот же момент. Их полные любопытства и легкого ехидства взгляды впились в новобрачных. Бланш, не скрывая мрачного торжества, прикрыла рот салфеткой, чтобы брат ненароком не увидел ее усмешки. Она не сомневалась, что он не сумеет исполнить супружеский долг, слишком бледным и болезненным выглядел он в тот миг. А рядом с цветущей, полной сил женой так и вовсе смотрелся дряхлым старцем.

Розалинда, страшась поднять взгляд на мужа, почти привычным жестом вложила ладонь в его руку и послушно поднялась из-за стола.

Граф и графиня, сопровождаемые Блезом, покинули главный зал замка, оставив гостей догадываться о том, что произойдет в супружеской спальне.

Комната хозяина замка была, пожалуй, самой таинственной и мрачной, залитой от устланного иссиня-черным паркетом пола до высокого потолка неизъяснимым мистицизмом. Стены, облицованные серым с редкими переливами гранитом, скорее угнетали, нежели радовали взор. Тяжелая старинная мебель, украшенная бронзовой резьбой, говорила о хорошем вкусе и богатстве хозяина. В центре спальни, застеленная белым парчовым покрывалом, возвышалась кровать.

Астор прищелкнул пальцами правой руки, и светильники из кованого железа вспыхнули тусклым подрагивающим, как на ветру, пламенем.

— Подожди меня здесь, — приказал граф и указал жене на низкую софу, укрытую подушками из темного бархата с вышитыми на них золотыми вензелями.

Сам же вместе с камердинером скрылся за дверями прилегавшей к спальне гардеробной.

Розалинда послушно опустилась на софу. Взяла в руки одну из подушек и прижала ее к груди. В спальне было необычайно холодно, но Астор словно бы и не замечал этого.

— О не-е-ет… — прошептала Розалинда, натолкнувшись взглядом на засохшие в металлической вазе бутоны алых роз. Некогда прекрасные цветы сжались и сокрушенно опустили головки, и не надеясь воспрянуть от смертельного сна.

Астор вышел из гардеробной и, до поры не обращая внимания на супругу, присел на край кровати. Блез опустился перед ним на колени, развязал на господине халат и перочинным ножиком принялся срезать тугую повязку, напоминавшую женский корсет.

Справившись с заданием, камердинер встал в изголовье кровати и словно бы слился с окружающей обстановкой. Астор лег и поманил Розалинду пальцем.

— Идите же, моя дорогая, поработайте моим сердцем.

Розалинда поднялась и бросила полный тоски взгляд на увядший букет. Она и сама чувствовала, что вот-вот превратится в сухоцвет, лишившись жизненной силы.

Стоило ей подойти, как Астор схватил ее левую ладонь и положил себе на грудь. Глаза его зажглись фанатичным блеском.

— Давай же, — довольно грубо приказал он. — Не заставляй меня просить.

На груди его, словно углубление от сгоревшего костра, зияла рана. Подкрепленная заклинаниями и тайными знаками, она не кровоточила, но, тем не менее, доставляла владельцу неимоверные страдания. Астору не терпелось избавиться от этой всепоглощающей боли, день за днем, час за часом медленно сводящей его с ума. Он не мог спокойно спать, ранение требовало постоянного контроля и энергетической подпитки.

Розалинда закрыла глаза, силясь не смотреть на обуглившиеся края пораженной плоти, но пальцы ее продолжали ощущать лишенную жизни материю, а нежный нос улавливал запах тлена, коим пропитался насквозь ее муж.

Уроки наставниц пансиона не прошли даром. Розалинда наизусть помнила нужные мантры, и стала нараспев произносить их, постепенно погружаясь в полубессознательное состояние. Теперь, словно бы изнутри лекарка видела свою силу, она сияла в ней огромным голубым шаром, выбрасывающим лиловые и бирюзовые всполохи.

Гонимая волей обладательницы, энергия потекла по венам, и левая рука Розалинды стала похожа на призрачный столп света, прогоняющий мрак из обессиленного тела Астра.

— Да-а-а… — хрипло и удовлетворенно постанывал граф.— Это бесподобно!..

Он плотно прижимал ладонь Розалинды к своей груди, не позволяя ей вырваться или остановиться. Он пил ее энергию и чувствовал, как его немощное тело наливается жизненными соками. Еще секунду назад дряхлый старец, он словно возродился вновь, опьяненный и возвеличенный чужой силой.

Розалинда отдала уже слишком много, нарушив тем самым заповеди лекарей. У нее кружилась голова, ей не хватало воздуха. Ослабшие ноги не могли удержать веса ее тала, и она упала на колени перед кроватью. Но Астор продолжал удерживать ее руку, не позволяя прервать сеанс.

— Молю Вас, сжальтесь… — из последних сил простонала Розалинда и не заметила, как слезы солеными ручьями потекли по ее щекам.

Звук ее голоса проник в сознание Астора, и он, наконец, выпустил ее руку из плена. Он мог бы устыдиться своей алчности, но в тот момент настолько увлекся видимым могуществом и обновленным духом, что отмел угрызения совести, как полуночный бред.



Соловьева Елена

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: