Жизнь через хоган

Размер шрифта: - +

АРЗЮРИ, Часть I. ВААДИ. Гл.1

Тело Вадима снова аккуратно положили на площадку, теперь ближе к краю — чтобы хогану не пришлось так долго трудиться, выдавливая его из себя. Каждый из друзей наклонился и похлопал его по плечу: «Держись, братка!», «Давай, мужик, я же знаю, что с тебя станется даже оохола найти, не то что вернуться!», «Удачного путешествия и благополучного возвращения, дружище». Потом расступились, отошли от площадки.

Врач снова кинул Зерно в центр и сразу попятился. Воздух замерцал, возводя защиту и отправляя своего нового хозяина в далекое путешествие.

Следопыт и вся компания расселись по скамейкам, ожидая, когда хоган выдаст им их друга и пациента, а также его вещи…

Глава 1. Прибытие

«Все-таки нужно почаще выбираться на природу, — подумал я. — На обычную, нормальную природу. С друзьями, палатками, удочками, гитарой. Бродить по лесам, ловить рыбу, петь песни у костра. Бить комаров и прятаться от дождя. Разводить огонь и обжигать пальцы печеной картошкой. В этом гораздо больше романтики и отдыха, чем в расслабленном лежании в шезлонгах или сидении в своих подводных домах…»

Мне было жарко. Я чувствовал, как по лбу к виску сбежала капля пота. Солнце било в лицо так едко, что хотелось покрепче зажмуриться — наверное поэтому и вспомнил про лес. Я поплотнее свернулся в позу эмбриона, прикрыв голову локтем.

— У-а-фа-фы-а-па-ао-ы…

Заунывный звук совершенно не тревожил. До сознания он не доходил, теряясь где-то на подступах к мыслям, служа лишь невнятным фоном настороженного недоумения. Где я? Что со мной? Зачем так шпарит солнце?

Я перевернулся на бок и чуть приоткрыл глаза.

Рядом колыхалась дымка полупрозрачной закругленной стены. За ней просвечивала сине-розовая поляна. Вдали виднелись фантастически извивающиеся стволы гигантских деревьев с темно-фиолетовыми стволами и голубовато-сиреневой листвой. Все это освещалось солнцем — таким ярким и неправильным, что казалось, что на меня направлен чудовищной силы прожектор.

Вот это да! Куда это меня занесло?

Начал вспоминать. Да, вот я распекаю жильцов, успевших въехать в один из спроектированных мной домов. Надо же быть такими идиотами, чтобы притащить мэйн куна в подводный дом! Он же будет сбегать из дома и пытаться охотиться на рыб — купол, конечно, он не пробьет, но царапины от когтей все равно появятся, пленка станет мутной, видимость ухудшится. Знаем, видели уже такое…

Потом прыгнул в батискаф, поднялся… Ага, что-то меня по башке стукнуло. Посреди моря. Бред. Нечему там по голове бить. Может, я и сейчас брежу?

Я снова открыл глаза. Вся эта сиренево-фиолетовая действительность совершенно не вязалась с моим представлением о шутках. Ну не могли наши пацаны такой глупости придумать! Хотя в целом, если присмотреться, конечно, красиво. Необычно. Но дом в такой гамме оформлять — только нервы жильцам и их соседям трепать. А вот для какого-нибудь магазина или входа на батискафную стоянку, вполне. Надо подумать только о формах и сочетании с другими домами…

Лежать надоело, да и твердо слишком. Пытаясь повернуться, я врезался спиной во что-то относительно мягкое. Не человек, не спинка дивана… Я сел. Рядом лежали два рюкзака. В ногах — две сумки. И купол этот… не купол совсем. Хоган?

Неужели я попал на другую планету? Как меня сюда занесло?

Ну да, конечно, таких пейзажей просто не может быть на Земле. Откинувшись на спину и прикрыв глаза руками, на какое-то время я погрузился в сладкую дрему с вяло ползущими мыслями.

Если я действительно попал на другую планету, то у меня на запястье должно появиться три серых кружочка. Один побольше, два поменьше. Открыл глаза, посмотрел на руку. Точно, есть кружочки. Серые. Очень аккуратные, не раздражают. Но только два — большой и маленький. То есть если я на чужой планете, то большой — это я сам, но на Земле, а вот этот маленький кружок — мой? Или мой еще не появился? Или земной Вадим еще не посеял второе Зерно? Или... А я сам-то жив? Ах, ну да, жив, конечно, раз надо мной хоган. Жив, бодр и весел. Хорошо. Последняя проверка.

Я расстегнул куртку, задрал свитер, под ним оказался еще один свитер, под ним — майка. Под ними — мой живот. Вот тут… Да… Все верно. Шрама от аппендицита нет, а ведь был шрам, такой вот маленький не очень аккуратный кружочек.

Ура! Я действительно на другой планете! Фантастика!

Восторг вдруг накатил волной и я погрузился в него целиком. Новая! Планета! Неизвестная! Все хорошо! Нет, не хорошо — отлично! Положительные эмоции захлестнули меня целиком, я купался в этом восхитительном дожде небывалого праздника.

Постепенно чувства начали успокаиваться, оставляя ощущение расслабляющей истомы. Надо же, как и хотел — во сне, в бреду? —  попал на природу. Да еще какую!

Разве что вот приятным ощущениям что-то мешает. Что? Зачем? Звук? Уберите!

До меня вдруг дошло, что невнятное бормотание сменилось вполне себе различимым криком:

— Не выходи из хогана! Эй ты, сиди в хогане до заката! Не выходи!..

Слова вонзились в мозг и дошли до сознания. Организм сопротивлялся, пытался отторгнуть эту неприятность. Эйфорию смыло — словно на меня плеснули ледяную воду — даже не из ведра, а из здоровенного бака. По коже побежали холодные мурашки.

«А вы кто?» — хотел крикнуть я, но изо рта вырвался лишь хрип. Откашлявшись, я, наконец, встал на четвереньки. Ура! Рюкзак был рядом. Кстати, мой рюкзак. А второй — явно Котькин. В боковом кармашке — бутылка воды. Кое-как отвинтив трясущимися пальцами крышку, я сделал глоток. То что надо!

Теперь я мог сосредоточиться на этом голосе. Грубом, но, кажется, женском. Все продолжавшем и продолжавшем бубнить одно и то же.



Лолита Волкова

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться