Жизнь или долг? Монстры

глава 2

Гриша как раз успел прибежать к себе домой и переодеться, уже пора было заступать на пост. Как самый сильный молодой мужик, а главное, не имеющий пары, он недавно был повышен в должности до хранителя портала. И в его обязанности входило сопровождать идущих туда и встречать тех, кто будет прорываться оттуда. Дело в том, что пересекать границу мира было делом очень опасным, никто не ходил в портал без сопровождения. А пришедшие иногда были в таком тяжелом состоянии, что их приходилось на руках нести в адаптационный центр и выхаживать. Выхаживали раненых и просто новоприбывших женщины. В настоящий момент женщин в деревне было двадцать. Они заботились о том, чтобы у всех была в порядке одежда, готовили еду и занимались заготовками впрок. Все эти работы выполнялись в подземных камерах. А еще женщины растили детей до того момента, когда они обретут свою первую самостоятельность и их можно будет отдать в интернаты. После этого каждая могла родить еще ребенка, либо вместе со своим мужчиной уйти на войну. И уходили многие.

  В деревне постоянно находились те пары, кто готовился обзавестись детьми, или кто у кого дети маленькие, староста, а также несколько одиноких мужиков, чтобы кормить и охранять малышей и тех женщин, чьи пары вернулись в свой мир бороться за свободу. Монстры не сдались, они снова и снова возвращались, чтобы дать бой злобным пришельцам, но удача, увы, не спешила повернуться к ним лицом.

  Да… Удача, млин… Гриша в очередной раз приложился головой к тому хитрому выступу на потолке подземного коридорчика у входа в тоннель. Обычно так и происходило, потому что спешил он почти всегда, и только в редких случаях удавалось преодолеть коварный выступ без жертв и непечатных выражений. Дальше шел уже шагом, чего спешить, шишку уже заработал. Проверил портал, сегодня тихо, но смену нужно отстоять, мало ли, что может быть на той стороне, а вдруг экстренный прорыв, его помощь потребуется.

  В просторной портальной камере, как и в каждом подземном помещении, горела самодельная масляная лампа. Ох, из чего то масло гнали… Если бы жители Больших оврагов рассекретили свое изобретение, могли бы озолотиться. Это Петро, их местное светило от химии, разработал систему перегонки питательной смеси из дерьма с землей, причем пропорция оставалась тайной, известной только посвященным. Жаль беднягу, год назад погиб там… Да…

  Но поминали его регулярно, потому как, только начнут очередную порцию сырья на масло для светильников перегонять, так амбре над всей деревней смогом поднимается. Но добрыми словами поминали, добрыми.

  Гриша подправлял фитилек в светильнике, когда проходившая мимо соседка Стеша, Игнатова жена, бросила на ходу:

- Гриш, а Гриш, масло опять кончается и батарейки надо подзарядить.

  Гриша смачно сплюнул, опять масло гнать, будь оно неладно, и пошел подзаряжать батарейки. А для этой цели в углу портальной камеры был приспособлен старый велотренажер, подсоединенный к динамо-машине. Гриша вздохнул, влез на него, и начал не спеша крутить педали. И так три часа подряд. Зато никакого целлюлита на сто лет вперед. Как-то раз ему вообще пришлось пять часов вертеть эту адскую машину с дикой скоростью – в адаптационном центре шла операция. Энергии требовалось много, а там вон какие концы длинные, на кабелях потери огромные. Короче, после этого он еще полмесяца во сне педали крутил.

  Но постепенно его мысли приняли более позитивное и романтичное направление. Он обдумывал, как следует обставить свое появление у бабы Клавы. Он тут женщин порасспросил, не все так просто с новенькой девчонкой, надо аккуратно с ней, не спугнуть, не испортить все. Тут дело тонкое. Через пару километров на велотренажере мысль пришла. Придется хорошенько подготовиться. От прежнего хозяина хаты кое-какой реквизит остался, хорошо, не выбросил. Вот и пригодится.

  А пока он старательно крутил педали, стараясь не думать о том, что всю принесенную домой водку придется сдать под расписку Стешке. Ладно, хоть пару часов постоит у него в шкафу, хоть душу согреет. И вообще, эта их суета с обменом яиц на водку была создана с одной целью: прикрытие для огромной подпольной птицефермы. Опять же подозрительно, когда мужики в деревне не пьют, а лишние подозрения им были ни к чему. Водку они употребляли, но понемногу, вот пиво… да… пивко… да…

 Так, что-то он замечтался.

 Вообще-то, водку они и сами гнали, но все, все должно было быть отдано для победы. Вот и отдавали… И продукцию той птицефермы тоже тщательно сортировали, упаковывали в специальные контейнеры и порталом отправляли туда, как помощь для бойцов. Собственно, туда же шла и самогонка, а магазинная водка – на медикаменты.

 Ух ты, а смена-то почти закончилась!

  Пришла Стешка, она сегодня дежурила:

- Гриш, там контейнеры готовы. Ты это, давай переправляй.

- А спирт? Как в прошлый раз? Вы когда нормально паковать будете? По дороге, млин, половина разлилась! Лучше б я сам выпил!

- Ты это брось! Сам знаешь, как на нас спирт действует, - зашептала Стеша, оглядываясь.

- Ладно, - устало буркнул Григорий, - тащи свои контейнеры, а я наверх схожу, водку, что сегодня брал, принесу.

- Не вздумай заныкать, я Игната спрошу, чё ты там брал, и сколько.

- Валяй, спрашивай!

  Игнат его не выдаст. У мужиков на это своя нычка есть, от всяких баб подальше.

- Эх, наивный ты мужик, Гриша, - думала вредная баба.

  Своего Игната она давно расколола. Делов-то! Сперва напоить чуток, потом приласкать. Каждый из них знал, что от спирта монстр из них на волю просится, и у них крышу сносит, а если еще и сексом приманить – так вообще бери его голыми руками. Он тебе за этот самый секс что угодно выложит, а не только тот маленький грязный секретик, где мужики от жен порнуху и водку прячут.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться