Жизнь или долг? Монстры

глава 8

Дальше дорога шла по небольшому плато, спуск с него был пологим и заросшим высокими травами неизвестных земной науке видов. Григорий даже уже не шипел, когда Нинке вздумывалось вдруг свернуть с дороги и увлеченно начать рассматривать какую-нибудь былинку или букашку. Ей же все надо понюхать, потрогать, попробовать.

  Он просто обреченно молчал, препирательства могли длиться долго, а у мужика нервы уже были на пределе. Его и так потряхивало, стоило в очередной раз услышать:

- Гриш! Глянь! Чего это? Это что живое? А это что за цветы? А это…

  И так уже два часа!

  А потому он просто мрачно тянул ее за хвост, пытаясь оторвать от «ужасно интересных» образцов местной флоры и фауны. Так свечереет скоро, а они тут на виду торчат, как прыщи на лысине! Не ночевать же в чистом поле. Он, в конце концов, с дамой!

- Дама, млин. «На даме панама, под ней томный взгляд»! Млин! – процедил сквозь зубы Гришка, оттаскивая девушку от еле живого от страха дикобраза, - Ты зачем напугала несчастного? Хорошо еще он носом к носу с тобой столкнулся, и все свои иглы в валун пустил. А если бы тебе в глаз? Или мне?

- Гриша, не будь занудой, - промурлыкала тиранозавриха, - Не волнуйся, я знаю с какой стороны к дикобразу подходить.

- Ага! А если бы это был местный скунс?

- Так у скунсов нет иголок, и они полосатые!

- Ха-ха! Вот и не угадала!

- Что? Есть?

 Удалось ему поселить хоть какие-то сомнения в ее пустой голове! Правда, Григорий умолчал, что у скунсов иголок нет, да и не видел он тут скунсов. Но так ведь он и бывал-то тут всего ничего! А вдруг есть? Что тогда?

  Нина поежилась и как-то перестала разбредаться одновременно во все стороны. Кажется, им удастся продолжить путь. Теперь надо глядеть в оба. Гриша знал, что поблизости есть пещеры, вот там неплохо было бы переночевать. Он внимательно осматривал склоны, пытаясь углядеть более или менее приличную пещеру, как вдруг услышал:

- Гриш, я есть хочу.

  И правда. Ему внезапно тоже вдруг жрать захотелось. Надо же, а пока она не напомнила, вроде и…

- Щас. Поймаем какую-нибудь парнокопытную на ужин… - пробормотал он.

- Что?! Убивать безвинных животных?! – взъярилась ящерша Нина.

- Нина, - нет, он пытался быть терпеливым, он пытался объяснить по-человечески, - Мы плотоядные. Мы звероящеры, понимаешь? Мы питаемся мясом. Ты же ешь мясо, курятину?

- Так то совсем другое! Я мясо в магазине покупаю, а кур мы разводим!

- Нина, - зашипел доведенный до белого каления мужик в образе тираннозавра, - Ты здесь где-нибудь видишь магазины?

  Магазинов вокруг не наблюдалось, но Нинка все равно надулась. У Григория вмиг разболелись все зубы.

- Хорошо. Давай вернемся к порталу, там есть схроны с курятиной и яйцами. Правда они не сегодняшние и даже не вчерашние, но есть можно. Если не принюхиваться.

  Мысль вернуться Нине видимо не понравилась. Она оглянулась назад, на пройденный путь… Нет, определенно, не понравилась.

- Ну ладно… - неуверенно и недовольно так.

- Что ладно?! – рыкнул мужик.

- Командуй.

- То-то же, - статус кво был восстановлен.

  Еще немного осмотревшись, Гриша нашел таки подходящего размера дыру в каменистом склоне, в которую смог бы протиснуться крупный ящер.

- Так, Нинка, я тут нашел место, нам на ночлег. Сейчас пойдем, я тебя там оставлю и пойду, поймаю чего-нибудь на ужин.

   Нина кивнула огромной тиранозаврьей мордой и прошелестела:

- А здорово, когда мужик сам знает, чего надо делать.

  Григорий только глаза подкатил.

  Заселение в пещеру прошло не без драматических сцен. Оказалось, что ее уже облюбовал под свое логово пещерный лев. Но куда ему, льву против тираннозавра-то? Хе-хе…

  Гигантский звероящер Гриша произнес простую и понятную формулу на всеобщем зверином языке (на самом деле просто оскалил жуткую гигантскую пасть полную кошмарных, острых как кинжалы зубов, в которой лев мог бы исчезнуть незамеченным, и негромко зарычал), и умный лёвушка все понял. И тут же без звука испарился. Даже добычу свою оставил – упитанную антилопу. Видать, только приволок, даже надкусить не успел.

- А хорошо быть вершиной пищевой цепи, - подумалось Григорию, когда Нина, уважительно глядя на него, пророкотала: - Добытчиииик.

  Если бы он мог дотянуться коротенькой передней лапой, погладил бы сам себя по головке. Но, оказалось, что не все еще препятствия на пути к спокойному отдыху преодолены. Теперь она отказывалась есть мясо сырым.

- Надо же, еще не успел жениться, а уже так хорошо Отелло понимаю, - подумалось мужику.

  Но вслух он сказал, потихоньку зверея от безысходности:

- И как ты себе это представляешь? Как я вот этими лапками тебе костер разожгу? Нина, мы ящеры! Понимаешь? Мы здесь не люди, а ящеры! И мясо едим сырым! В крайнем случае – тухлым!

  При слове «тухлым» даме, очевидно, поплохело, а Гриша негромко взвыл и рванул антилопу за бок. Запахло кровищей.

- Гриша… А что это так хорошо пахнет? – она уже облизывалась.

- Ужин твой пахнет! – в сердцах рявкнул Гриша.

- Дай-ка я попробую маленький кусочек…

  Через секунду она уже рвала тушу антилопы зубами и лапами и урчала от удовольствия. Гришка, глядя на нее, млел, не понятно почему, казалось бы, сам-то без ужина остался, но млел. А когда наевшаяся ящерша наконец сыто икнула и отвалилась со словами:

- Спасибо, ничего вкуснее не пробовала, - он простил ей все.

  Все, что она сделала и еще когда-нибудь сделает. И тут Нина спохватилась:

- Ой, а тебе ничего не осталось… Прости, я все сожрала…



Екатерина Кариди

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться