Дочери тёмного мира

Размер шрифта: - +

Глава 2. Как избежать супружеского долга

Едва освободившись и узнав новости, охотница тут же отправилась поглядеть на жениха. Поэтому сейчас лежала, вытянувшись на крыше, и, наложив легкое маскировочное заклинание, любовалась графом.

Будущий муж был ещё выше принца, широкий в плечах и загорелый. Пронзительные чёрные и раскосые глаза придавали лёгкое сходство с хищными оборотнями. Но, в отличие от последних, Рогрен выглядел благородно. Прямо как на старых изображениях. Явно древнего знатного рода, из поколения в поколение улучшающего кровь. Ещё бы одежду с жениха снять и посмотреть, действительно ли фигура настолько хороша или это дело рук искусных портных? Вон, старик из соседней деревни такие чудеса с помощью иглы творит, что уроды в красавцев превращаются.

Но даже если на деле граф худосочный доходяга... нет, точно не доходяга. Вон, руки крепкие, шаг твёрдый, а взгляд-то какой суровый! И как решителен-то! Принц и тот уступает.

Хорош. Из этих троих так точно самый лучший. Дура Воля, что худосочного мага захотела — изначально граф-то не охотнице предназначался.  Но теперь поздно, уж Лука-то своего не упустит.

Естественно, охотница лукавила, когда говорила, что замуж не хочет и светлые парни ей вовсе не интересны. Да вообще есть хоть одна нормальная девушка, которая бы не мечтала о добром муже и детях?

Да уж. Лука горько усмехнулась. Любая девушка хочет здорового мужа. Такого, в котором меньше засело проклятье. В этом плане им троим очень повезло. Но ведь и каждый мужчина мечтает о такой же жене. На мгновение охотнице стало искренне жаль женихов. Хоть Мира и красавица, но вон, из-за силы проклятья к своим даже не присматривалась. А уж про саму Луку и говорить не стоит: мало того, что ветвь тупиковая, так ещё и красота весьма сомнительна — сколько бы не убеждали деревенские в обратном. Сама же понимает, что ближе к монстру, чем к нормальному человеку.

Получается деревенским-то хорошо, а светлым — как-то не очень. Ненависть-ненавистью, а вот так, ни за что, делать гадость, Лука не хотела. Может попытаться хоть немного мягче себя вести?.. Ну уж нет! Знаем мы этих светлых: уж от них-то не то что любви, даже уважения ждать не приходится!

И ещё одно пугает. На светлой стороне власть принадлежит мужчинам, а женщины считаются чуть ли не вещами. Не попытается ли этот мускулистый красавец подмять её под себя, превратить в нечто, утянутое корсетом до состояния дохлой рыбы, вышивающее крестиком, покрытое боевой раскраской в три слоя и чинно хромающее в пыточной обуви?

Брр! Лука передёрнулась. Нет, не на ту напал! Самых дурных волколаков перевоспитывала — и ничего, справлялась. Так что обломает это светлый Рогрен зубы-когти. Зря слюной капает: не будет у него послушной рабыни!

Но всё-таки Воля такая интриганка. Сколько общались, хоть бы словом обмолвилась, что не просто союз планируют заключать, но и женихов подыскивать. И чего молчала? Чай мозги-то не как тело развиты, все бы поняли, если бы ничего не вышло. Любитель сюрпризов.

Ещё раз полюбовавшись графом, охотница мягко соскользнула с крыши и направилась к стражу.

— Главную свою задачу я поняла, — вместо приветствия сказала девушка. — Есть ещё какие-то поручения?

— Пока нет. А дальше — как сложится, — страж хмыкнул и поглядел, как народ поднимает три шатра неподалёку от алтаря. — Я давно думал о мире, но не уверен, что он возможен.

— Да знаю, что светлые гады и нас за монстров считают, — фыркнула Лука. — Ничего, зомби приручала, и этих красавчиков выдрессирую.

— Вообще-то я совсем не об этом говорил.

— Не об этом?.. — уже собирающаяся уходить девушка резко остановилась и вернулась. — Если не об этом, то о чём?

Мужчина похлопал по скамье, предлагая присесть рядом, и охотница не стала отказываться от приглашения. После чего выжидательно посмотрела на хранителя деревни. Он уже давно перешагнул за середину жизни, но даже для своих лет был удивительно мудр. Не силач, без какой-то особо сильной или необычной магии — таланты стража лежали в другой области: он умел видеть, думать и понимать. Редкая и очень необычная способность. Поэтому когда-то и стал стражем — тем, кто смотрит в будущее и предупреждает об опасностях.

— Светлые не любят нас, мы не любим светлых, — издалека начал страж. — Сиё не тайна, и в погреб такие сведения никто не прячет. Поэтому о них и говорить не стоило бы.

Хранитель дождался, пока Лука кивнула, и спросил:

— Что ты знаешь о жизни светлых?

— Много чего: я же летописи читала и рассказы слыхала, — поспешно заверила охотница. — Они строят каменные замки, владельцы замков часто воюют друг с другом, но если враг приходит со стороны, то объединяются под властью короля. Ещё каждый местный правитель собирает с народа налоги и отдаёт часть их своему правителю. Женщины — как скот. Простые — рабочая скотина и для приплода, знатные — как домашние монстрики, чтобы потискать, полюбоваться и тоже для приплода. А ещё у светлых куча родов всякий и этих... каст. Причём даже если кто-то талантливый родился, в другую касту его брать не захотят. Очень странная жизнь.

— Хм, — страж улыбнулся в бороду. — А теперь скажи, как жили наши предки... тогда, когда ещё были светлыми?

— Так же жили — они же светлыми были! — Лука недоумённо пожала плечами.

— А сейчас мы разве такие же? — с намёком поинтересовался её собеседник.

— Конечно, нет! — возмущённо фыркнула охотница и ненадолго задумалась. Но потом встряхнула головой: — И всё равно не понимаю. Мы не такие, как светлые предки — но мы и живем совсем в другом мире. Почему ты пытаешься подвести меня к мысли, что светлые тоже могли стать другими?

— Почему-почему... а почему бы и нет? Разве наши светлые предки жили так же, как их предки за много сотен лет до этого?



Софья Непейвода

Отредактировано: 15.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться