Фестиваль огней

Прати-младший

Бинар

Синий океан

Моукский квадрат

В отличие от кабинета отца, главы бинарской разведки, рабочая комната его младшего сына и первого помощника Кьонга Нам Прати, представляла собой образцово-показательный художественный беспорядок. Погрызанные в ходе долгого мыслительного процесса кончики карандашей, под ногами ручки без колпачков, забросанный бумагами стол, две интерактивные доски со схемами и только ему понятными каракулями, невыветриваемый запах кофе, горшок с каким-то цветущим экзотическим цветком и мощная аудио-система, звук которой был способен заглушить всё вокруг. И чихать Кьонг хотел, на то, что думают остальные. Ему под громкую музыку думается лучше! А думать действительно было над чем. С досок под названиями «внешняя политика» и «клика» на него смотрели вопросы. Словно изогнутая бровь они взирали на него, издевательски насмехаясь и спрашивая: «Чего тупишь? Оздоровительного пинка не хватает? Устроить профилактику? Имеет ли право будущий глава бинарской разведки тупить?» - «Нет, не имеет!», - мысленно отвечал им Прати-младший и вновь возвращался к размышлениям.

Откровенности ради, ему не прочили семейное дело, ведь в семье Кьонг был младше всех. В большинстве случаев руководство бинарской разведкой и тайны бинарской цивилизации передавались в семье Прати от отца к старшему сыну. Однако случались и исключения. Не всегда у старшего наследника был талант или желание заниматься разведкой. Ему никто не противоречил и насильно не заставлял. Всегда были братья или сестры, кузены или кузины, в крайнем случае. Случалось, что на место претендовали несколько наследников и тогда большой семейный совет определял наиболее способного.

С Кьонгом произошло почти то же. Старший брат отказался идти в разведку и обрёл счастье с простой девушкой где-то на Бинаре. Сестра хоть и осталась в королевской резиденции, была неспособна руководить такой организацией. А у него ещё с детства был талант устраивать всем сюрпризы своими необычными выходками. Ему нравилось наблюдать за работой сначала деда, потом отца. Те обязательные правила безопасности, которые с детства впитывает каждый член семьи Прати, были ему не просто интересны. Он хотел знать больше. Объяснений, что, зачем и почему? И уже с подросткового возраста сначала дедушка, а потом отец начали потихоньку учить его. Поэтому, когда пришла пора получать высшее образование, Кьонг точно знал, куда пойдёт. Его ждала Академия Бинарской разведки, куда он, пройдя все вступительные испытания, поступил под другой фамилией.

Для него это время было самым счастливым. Ограниченный правилами безопасности и Сунити, он не мог тесно общаться со сверстниками. Здесь же он мог вдохнуть полной грудью и с головой окунуться в студенческую жизнь. Пусть это и была жизнь закрытого учебного заведения, никто не отменял увольнительных и студенческих вечеринок. А также традиционных походов к куратору раз в семестр после очередной устроенной им проказы. На третьем курсе куратора всё достало окончательно и в середине года, перед совместными учениями с другим вузом, его назначили в наказание замом старосты курса, чтобы научить уму-разуму. Нельзя было сказать, что у Кьонга, отличника почти по всем предметам, его не было, но дисциплины ему явно не хватало. Интенсивный курс: «кто эти люди и как ими управлять?» Кьонг проходил сначала в Академии, а потом и в поезде на пути к месту учений. Это назначение было для него самой большой подлянкой и самым большим шансом. В случае проигрыша их Академии, виноватым при любом раскладе будут считать его. Поэтому он старательно учил имена дневного потока и изучал сильные и слабые стороны каждого. Впервые на развлечения и розыгрыши времени не было просто физически…

Монотонный стук колёс, мелькающие пейзажи за окном. Кьонг сидел в купе, куда его определили вместе с Бриаром Маркасом, старостой курса, в окружении небрежно разбросанных на столе бумаг и с наушниками в ушах.

- Кьонг, - в дверях купе показался Бриар. – Выйдем в тамбур на пару слов.

Сняв наушники, Кьонг несколько удивлённо последовал за ним.

- Знаешь, что такое кризисное управление? – поинтересовался Маркас, опираясь на ручку окна вагона.

- Подкурс стратегии и тактики, который мы будем проходить сразу же после учений.

- Это управление ситуацией в условиях, когда вмешивается неучтённый фактор и весь план идёт наперекосяк, - с намёком изрёк Бриар и продолжил. – То есть, план есть у наших соперников, план есть у нас, но есть ещё организаторы, которые со стопроцетной вероятностью введут что-то, что ни мы, ни другая Академия не берём в расчёт.

- Откуда ты знаешь?

- Посоветовался с четвёртым курсом, - был ответ. – Кстати, они проиграли в прошлом году. Поэтому на нас лежит двойная ответственность. Мы просто обязаны выиграть.

- А варианты с ничьёй бывают?

- Такие варианты редки, но всё же попадаются, - Бриар сделал паузу. - Собственно, я за этим тебя и позвал. Спросить: готов ли ты к неожиданностям?

- Разве к ним можно быть готовым? – шутя, поинтересовался Кьонг.

- В этом-то и отличие настоящего профессионала от просто профи. Умение повернуть любую ситуацию себе на пользу, возглавить хаос и выйти с честью из неожиданной атаки.

- Но всякий хороший экспромт – это заранее подготовленный экспромт, - возразил ему Кьонг.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться