Фестиваль огней

Куда ведут улики

Велльталль

Столица Содружества

Запивая коктейль-шампанским вприкуску с горячим канапе от шефа – фирменными блюдами мира приёмов, официальных лиц и делегаций, Скарабеи продолжали обсуждение. Никем не видимые (с телекамерами поработала Норель) они расположились в тайной комнате посольства Шиманти.

Одновременно с ними, на платформе бинарского посольства, в комнате с ограниченным доступом и закрытой для камер наблюдения, полуночники изучали результаты расследования. Захватив с собой блюда из родного мира и попутно перекусывая, они совмещали приятное с полезным.

 

- Миртин Дерфель Дуке Тагле Руэди, - над столом, за которым сидели Скарабеи, появился трёхмерный портрет. – Председатель миротворческого комитета Содружества, - продолжил Троэлсен.

 

- Работает председателем уже семь лет, - Макдара передал изображение с мультиплеера на интерактивную доску. – Два года назад был выбран на второй срок. Ни в чём противозаконном замешан не был.

 

- А теперь непосредственно к нашему вопросу, - объёмное изображение Руэди исчезло. - Нам удалось восстановить точный ход событий, благодаря его ежедневнику.

 

- Действия официальных лиц прокотоллируются на случай разного рода событий и судебных тяжб, - пояснил Лаэхри, - поэтому добраться до того, что он делал в тот день, было не проблемой.

 

- В начале одиннадцатого утра с перерывом в десять минут к нему поступают заявления от Прескурвика и Шиманти, - голографическое изображение показало дипломатов конфликтующих миров. - По сути, они идут друг за другом и до двенадцати он вплотную занят офомлением их документов и требований.

- Где-то по двадцать минут на каждого? – уточнила Алиша.

- Да, - подтвердил Троэлсен. – На момент появления у Руэди все документы обоих дипломатов были полностью собраны.

- Потому что за этим проследили мы, - улыбнулся Граан Волльбэк.

- И бинарская разведка, - добавила Норель.

- И бинарская разведка, - согласился с ней Троэлсен.

 

- Двенадцать ноль пять. Он, предугадывая будущий конфликт, звонит в миротворческий комитет и назначает экстренный совет.

- На три дня, - вставила Талис Раул.

- Верно, - согласился с ней Макдара. – На три дня. Перед этим он устраивает срочное совещание, на которое приглашает всех глав или представителей миротворческих корпусов в Содружестве…

- К слову, их всего пять, - прервал его Ному Ториами.

- …чтобы узнать обстановку и загруженность каждого из корпусов. И вот тут складывается интересная картина: туамитяне участвуют прицепом в улаживании всех конфликтов, никогда не беря на себя главную роль, то есть идёт выбор между землянами, сарнайцами, йоратами и нимайцами.

 

- У нимайцев идёт полное перекомплектование корпуса из-за смены власти в их родном мире, у йоратами – пик разрешения военного конфликта между пятью мирами, поэтому они сразу отпадают. Остаются сарнайцы и земляне. Два более ли менее свободных корпуса на данный момент.

 

- В три часа в ходе закрытого совещания миротворческий комитет отдаёт конфликт между Прескурвиком и Шиманти сарнайцам. Руэди возвращается на своё рабочее место и готовит бумаги. В четыре часа у него парикмахерская, а в пять бумаги должны попасть к сарнайцам вместе с их официальным назначением.

 

Троэлсен сделал эффектную паузу и, посмотрев на присутствующих, перешёл к окончанию рассказа:

- В четыре Руэди оказывается в парикмахерской, а после неё сразу же направляется в русский корпус, где сообщает землянам о том, что разрешение конфликта передано им, а официальные бумаги и назначения поступят позже. И бумаги действительно поступают к ним на следущий день.

 

Макдара с азартом посмотрел на полуночников.

- К слову о парикмахерской. Её посещение Руэди совершает каждые три месяца, персонал проверен и перепроверен службой безопасности досконально. Стрижка и укладка там занимают от силы полчаса.

 

- А теперь внимание: вопрос! – в глазах Троэлсена зажёгся хитрый блеск. – Что могло такого случиться между четырьмя и пятью, что заставило его так резко поменять свою точку зрения?

- Воздействие препаратов? – предположила Алиша.

- Нет, - опроверг её теорию Граан. – Следы бы остались.

- Гипноз? – подкинула мысль Норель.

- Исключается, - покачал головой Граан. - Слишком топорная работа.

- Думаю, следует добавить, - невзначай заметил Троэлсен, - что после случившегося никаких побочных эффектов у Руэди обнаружено не было. Ни физических, ни психических. Он просто внезапно передумал.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться