Фестиваль огней

Истина в вине

Холодная испарина на спине, капельки пота на висках, напряжённо-застывшие позы. Казалось, никто из трёх Скарабеев в комнате не дышал.

- Самолёт успешно покинул воздушную зону Наикрау, - раздалось в наушниках.

- Отлично, - произнёс Троэлсен и скомандовал. – Возвращайся назад, Алиша.

Снимая наушники, он уже собирался выдохнуть с облегчением, когда Норель выругалась.

- Твою ж…! – с жаром произнесла она, уткнувшись в иформационный экран.

- Что случилось? – поинтересовался Шаан.

Троэлсен молча обернулся к ней.

- Они объявляют войну юго-востоку. Правительство сообщило, что будет бороться с террористами, - шокировано выдала она.

- Это же гражданская война! – возмутился Шаан. – Против своих же мирных жителей!

- И если Гайянский союз выступит на стороне юго-востока, мировой войны не избежать, - в потрясении добавил Троэлсен. – Твою флотилию! – он запустил графином в стену. Внутри всё клокотало. – Не успели мы доехать до Наикрау, как узнали про самолёт, который собираются сбить! Сделали всё, чтобы его спасти! А теперь высняется, что это был отвлекающий манёвр, чтобы начать войну! – он одним ударом разбил стул и запустил деревяшками в стену.

- Троэлсен, ты куда? – видя уходящего лидера, осведомился Шаан.

- Развеяться, - остервенело ответил Троэлсен. – Пока я ещё что-нибудь не разнёс.

 

Хотелось выпить. И забыть на время о том, что свалилось на его голову последние дни. И если до этого Макдара ещё держался, то произошедшее с пассажирским лайнером над Наикрау стало последней каплей. А если бы та, другая команда, с помощью спама в сети не предупредила их? Если бы неизвестная девушка на самолёте без опознавательных знаков не вылетела и не отвлекла внимание? Макдара даже думать не хотел о том, что было бы тогда. А ведь после объявления войны они выяснили ещё одну деталь. В небе в это же время находился самолёт с регентом Гайянского союза. Над этой же территорией. И когда всё началось, он просто ушёл вверх. Напиться и забыться. Чтобы хоть на время не думать о том, что он проигрывает сильному сопернику. И что, как бы не лезли полуночники из шкуры вон, их всё равно обходят на два шага. Забыть о том, что он может быть повинен в конце света на Джиоссе и в начале полномасштабной войны в Содружестве.

Вывеска «Перекрёстки миров» прервала его невесёлые мысли. «Все напитки Содружества у нас!» гордо гласила надпись на входе, и Макдара зашёл внутрь, чтобы лично в этом убедиться. Хмурый посетитель сразу привлёк внимание бармена.

- Не желаете чего-нибудь? – мгновенно материализовался рядом с Макдарой он, едва тот уселся за стойку бара. – У нас есть коктейль «Коган»…

- А что-нибудь позабористей? – встретился взглядом с барменом Макдара.

В это же самое время на пороге бара появился ещё один мужчина, смутно показавшийся Макдаре знакомым. Выцепив взглядом Макдару, словно тот тоже его знает, он приземлился на стойке рядом с ним.

- Есть сок креомского огурца, - подумав несколько секунд, выдал бармен. – Не разведённый.

- Тащи сюда бутылку, - незнакомец выложил на стойку крупную купюру.

Макдара с любопыством глянул на соседа, отчаянно пытаясь понять, откуда он его знает. Но вместо этого прочитал лишь знакомую угрюмость на его лице.

Бутылка со светлой зелёно-бело-оранжевой жидкостью. Две рюмки. Первые три стопки двое мужчин выпили, даже не заметив.

- Долбанная работа, грёбанное начальство, - вырвалось у соседа, когда тот наливал по четвёртой рюмке. – Пора валить отсюда и заниматься чем-либо другим, - он осушил её одним махом.

- Тоже день не задался? – поинтересовался у него Макдара, осушая пятую.

- И день, и месяц, и вообще взяться за это дело было большой ошибкой, - его сосед отправил в рот ещё рюмку.

- Вам, по крайней мере, не приходилось разрушать семьи, - вспомнил бывшего напарника Макдара, задумчиво глядя на жидкость в рюмке. – И думать про то, что вы скажете отцу о его ребёнке в другом мире

- Почему же? – сосед выпил залпом две рюмки за раз. – Было… - он запнулся, - два месяца назад. – Зато вы можете радоваться, что не причастны к будущему апокалипсису и последующей за ним войне.

- Если бы… - вздохнул Макдара, замечая, что бутылка заметно пустеет. – Боюсь, я буду иметь огромное отношение к смертям и разрушениям. И не только в этом мире, - он выпил стопку.

- И самое обидное – это ощущать своё полное бессилие, – гневно заметил его собутыльник. – Понимать, что ты ничего сделать не можешь.

- И чувствовать себя лишь переставляемой пешкой на шахматной доске, - закончил за него Макдара. – Отвратное чувство, - он протянул руку незнакомцу. – Макдара «Медведь» Лаэхри.

- Хейзл Троэсен, - тот ответил на рукопожатие. – Приятно познакомиться.

- Взаимно. Мы нигде не могли встречаться раньше? - глотая ещё порцию, поинтересовался Макдара.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться