Фестиваль огней

Цена истины

Изолированный тесный карцер. Даже на корточках не посидишь. Монотонный настолько, что стены сливались с потолком. Нет дня и ночи. Никаких ориентиров. Только ты, стены и низкий потолок. Максимально дискомфортная среда. Если учитывать, что их поколотили перед тем, как бросить сюда, картина вообще получалась малоприятная. Алексей сменил положение в темнице и попробовал отвлечься мыслями. Первое, сохранять спокойствие и не терять самообладания. Отчаяние всегда было плохим советчиком и поддаваться ему нельзя было ни в коем случае.

Мысли. Мысли притупляют чувство голода и позволяют отвлечься. Алексей сосредоточился на продумывании происходящего. Первое: они до сих пор живы. Хотели бы прикончить, сразу бы это сделали. Значит, им что-то нужно. Информация – самый возможный вариант. Второе: вытекает из первого. Живые пленники – отличный материал для пыток. Алексей поёжился от этой мысли. Не столько из-за себя, сколько из-за Лианси. Умом он понимал, что они оба – тренированные бойцы, готовые к физическим пыткам, но сердце… Сердце это понимать отказывалось. Он волновался за Лианси больше, чем за себя.

С момента того поцелуя на Миранаме прошёл всего месяц, но их отношения так и застыли в этой точке. Да, они целовались периодически, но расследование занимало всё время, а во времена редкой передышки Лианси держала его на расстоянии.

И, наконец, третье. Почему в здании СБ никого не было, когда на них напали? Вопрос на миллион, не иначе. Куда все подевались? Куда? Если вирус в сети был отвлекающим манёвром, не могло ли нечто подобное сработать в реальном мире?

И четвёртое. Капля оптимизма. Кем бы ни был Кукловод, а Алексей был уверен, что именно он совершил дерзкое нападение на штаб СБ, его ждёт ответная кара. Ребята из службы безопасности в любых мирах становятся злыми, если на них нагло напасть, а тут ещё и разгневанные программы из виртуальной реальности. Их найдут. Их обязаны найти и вытащить. Это вопрос времени. Наверное…

Слабость. Забытье. Алексей по очереди проваливался то в одно, то в другое состояние. Желудок урчал от голода, но вскоре уступил место всепожирающей жажде. Сухость во рту, на языке и губах. Язык двигался с трудом и лип к нёбу. Алексей безумно хотел пить. Стянуло глотку, и появился жар, а на задворках сознания уже мелькнула мысль, что их хотят заморить голодом и жаждой, когда его выволокли из темницы и сделали несколько уколов прямо в желудок и ещё несколько в вену.

Чувство сытости. Вернувшиеся адекватное восприятие мира. На смену голоду и жажде пришло беспокойство за Лианси. Алексей глазами отыскал её здесь же, в комнате. Серый взгляд встретился с зелёным и почти одними губами «Ты как?» Едва заметный кивок. «Нормально».

Оценить обстановку. Его и Лианси держали двое человек. Ещё двое на выходе из комнаты. Человек со шприцом, похоже, медик. Ещё кто-то. Плюс тот, кто ведёт допрос. Итого: девять человек в комнате. Интересно, а на выходе сколько?

- Алексей Воронов и Лианси Дава Дольма? – то ли уточняя, то ли утверждая, произнёс он. – Как вы оказались на Крэоде?

Молчание было ему ответом.

- У вас есть два варианта: либо вы по-хорошему рассказывайте мне всё, что знаете, либо я достаю эти знания по-плохому.

Угрожающий взгляд сначала в сторону Лианси, потом в сторону Алексея.

- Учтите, я всё равно узнаю, что привело вас сюда. Вопрос в том, в каком состоянии после допроса будете вы.

- Мы ничего не скажем, - ощетинился Алексей.

- Я ждал подобной реакции.

Жест рукой и Лианси затащили в смежную комнату. Алексей припал к стеклянному окну, чтобы видеть, что происходит. Он с беспокойством наблюдал за происходящим. Среди оборудования внутри комнаты он узнал депривационную камеру, и сердце сжалось. Что они собрались с ней делать?

Не отрываясь от стекла, он видел, как ей что-то вколололи, а потом бросили в депривационку. Потерянная без сенсорной информации, Лианси кричала и металась. А Алексея заставили смотреть и слушать.

- Илий, не умирай! Я задыхаюсь, помогите! Вытащите нас отсюда! Я не хочу умирать!

Каждый её крик словно капал раскалённым металлом на только что разодранную рану, скользил кинжалом по живой ткани. Алексея не трогали, но чувствовал он себя изрешечённым пулями её криков и метаний. Мир сузился до её криков, и Алексей чувствовал себя бестелесным до тех пор, пока Лианси не вытащили из депривационной камеры.

Испуганную, потрёпанную, с безумно горящими глазами её было не узнать. Она смотрела на людей, окружавших её, и словно не видела их. Не воспринимала их как реальных.

- Ваше имя?

- Лианси Дава Дольма, - всё ещё странно оглядываясь вокруг, ответила она.

- Кто вы?

- Бинарский следователь.

Лианси растерянно изучала обстановку вокруг, сомневаясь, реально ли всё.

- Чего вы больше всего боитесь?

Лианси молча и непонимающе уставилась на допрашивавшего её.

- Хотите снова в место без гравитации? – угрожающе спросил он.

- Снега… Когда его очень много. Я больше всего боюсь задохнуться в сугробе, - тихо ответила она.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться