Фестиваль огней

2/3 финала. Правда, которая всех устроила

В Орнбур, на Феберу пришло необычное для этих широт похолодание. Несмелые снежинки царапали землю, застывали кружевным узором на зелёной траве и быстро таяли на дневном солнце. Лужи покрывались под утро тонким льдом, а изо рта валил пар. Тяжёлые тучи закрывали небо и резкий ледяной ветер подгонял прохожих.

Кей и Агнесса вернулись с похорон Ристао. После случившегося ни они, ни Селин и Тэ Нэ не смогли вернуться в прежний дом, поэтому пары разделились и переехали. Вместо привычного цветочного принта и тёплого деревянного интерьера Агнессу окружили стекло и металл во всех оттенках голубого и синего. Спартанский и холодный хай-тек цвета печали как нельзя кстати подходил к её настроению сейчас.

Переодевшись, Агнесса ещё долго задумчиво держала в руках орден Ристао в красной ленте, подаренной ей его дочерью. Это теперь была единственной памятью о нём. Спрятав его в своих вещах, Агнесса вышла в коридор и встретилась взглядом с Кеем.

- Нам надо поговорить, - решительно произнёс он.

- Я не хочу с тобой разговаривать, - тихо ответила Агнесса.

- Ты позволила мне остаться, - парировал Кей.

- Мне казалось, ты сам пришёл и остался.

- Но ты меня не выгнала.

Действительно, почему она его не прогнала? Агнесса сама не могла ответить на этот вопрос. Не хотелось, сил не было, просто лень? На её навалилась усталость, и любое действие давалось с большим трудом. Кея проще было потерпеть, тем более, он спал в другой комнате и с ней за эти пару дней не пересекался.

- Послушай, Агнесса, - не сдавался Кей. – Я знаю, что затыкал тебя, потом нам было не до этого, а потом разговоры потеряли смысл, а сейчас… Если мы сейчас не поговорим, то совершим ещё одну большую ошибку.

- Но ведь приговор трибунала по тебе ещё неизвестен, - возразила она.

- Я здесь и показания у меня снимают на Фебере. По-моему, позиция бинарской разведки по мне более чем очевидна.

- Хорошо, - нехотя сдалась Агнесса, и они прошли в гостиную.

Она расположилась на диване, а рядом, на кресло сел Кей.

- Прости меня, - пристально смотря ей в глаза, произнёс он.

- Не могу, - покачала головой она. – Это не так просто.

- Я знаю, - Ке й виновато опустил взгляд на пол, а затем снова поднял глаза на жену. – Я хочу вернуть тебя обратно в свою жизнь. И готов на всё ради этого.

- Думаешь, есть смысл? – скептически осадила его Агнесса. – Я ничего не чувствую, я научилась жить без тебя. Я привыкла к мысли, что буду матерью-одиночкой, а сейчас появляешься ты и… мне приходится перестраиваться заново!

- Я тоже думал, что расстался с тобой навсегда и прошлые два месяца были самыми кошмарными в моей жизни, - в его глазах плескалось отчаяние. – Если не ради нас, - он запнулся, - то хотя бы ради ребёнка давай попробуем! Он ничем не заслужил разделённую семью.

Агнесса задумчиво положила руки на живот, вспоминая себя, когда родители разводились.

- Хорошо, - согласилась она без энтузиазма. – Ради ребёнка давай попробуем.

Минуту они сидели молча, а потом её прорвало:

- Мне было очень больно, Кей! И эта боль, она до сих пор, - она приложила руку к груди, - здесь! Она никуда не делась! Ты просто вышвырнул нас из своей жизни! – на её глазах появились слёзы.- Ты даже не боролся! Поставил крест на наших отношениях и всё! Я никогда не чувствовала себя настолько ничтожной и второстепенной!

- Прости! Я знаю, что был неправ и не должен был так поступать с тобой. Меня мучает огромное чувство вины, в котором я утопаю с головой, - с горечью признался Кей. – Моя жизнь рассыпается. Я потерял тебя и теряю лучшего друга. И хочу, насколько это возможно, исправить хотя бы что-то!

Тяжёлое молчание. Агнесса вспомнила про Гемини, которому она даже «спасибо» сказать не могла. А ведь именно он сделал всё, чтобы они с Кеем смогли быть вместе.

- Думаю, ему бы не понравилось то, что сейчас происходит между нами, - вслух мыслила она, встав с дивана.

- Мы всё наладим, - с надеждой посмотрел на неё Кей.

- Во всяком случае, попытаемся, - слабо улыбнулась Агнесса.

 

Алексей очнулся в капсуле и первые минуты не мог понять, где находится. Последним воспоминанием, врезавшимся в его память, были его пытки на глазах у Лианси, потом он потерял сознание от боли, а дальше… Вот что было дальше, память признаваться отказывалась. Едва он пошевельнулся, капсула открылась, и он вытерся от белёсой липкой смеси лежавшим рядом полотенцем, с удивлением глядя на собственное тело. Его рука! Она была как новенькая! Впрочем, не только она. Следы пыток на теле исчезли вместе со шрамами. Он накинул халат на голое тело и огляделся. Где он? А ещё…

- Лианси! – осторожно позвал он, и из-за белой ширмы появилась напарница с рыжими волосами. – Лианси!

Они бросились друг другу в объятия, всё ещё не веря, что живы. Это было сном, нереальным, почти волшебным сном. Минут пять они стояли в объятиях друг друга, просто наслаждаясь. А потом их прервал вежливый кашель. Они обернулись и увидели молодого человека в медицинском халате.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться