Фестиваль огней

Талита-Куми

Горы. Молчаливые и величественные, застывшие каменные исполины всюду, где только видит глаз. Кей привычно огляделся, удостоверяясь, что они попали в относительно безопасное место и тут же сгрёб в охапку Агнессу, не успевшую толком осмотреться, и прикоснулся к её губам своими. За три месяца разлуки они стали казаться друг другу чем-то неосязаемым и далёким, сохраняясь лишь в воспоминаниях. И они жили все три месяца этими чувствами, которые не находя выхода, словно выкристаллизовались. Они оба испытывали это странное чувство, когда тёплый комок подкатывает к горлу и от близости любимого человека перехватывает дыхание. Минут пять они нежились в объятиях друг друга, после чего снова огляделись. Они стояли на песчаной насыпи. Позади них был каньон, впереди – горный перевал. Только сейчас они почувствовали, что уши заложило.

- Куда идём? – с улыбкой поинтересовался Кей у Агнессы.

- Вперёд! – указывая на перевал, ответила она.

- Обожаю это направление! – шутливо заметил он и, взяв Агнессу за руку и сделав первый шаг, посерьёзнел. – Неизвестно, сколько нам придётся идти и что там за перевалом, - посмотрел он ей в глаза. – Мы не сможем остановиться, пока не позаботимся о еде, воде и ночлеге.

Агнесса понимающе кивнула. А ведь ещё неизвестно, когда здесь наступит ночь и в какое время суток они попали. Подсознательные часы показывали ей  «утро» по местному времени и она очень надеялась, что это действительно так. Вскоре к заложенным ушам добавилась ещё и вялость. Организм с непривычки поглощал слишком много кислорода и хотелось спать. Он стремительно акклиматизировался, подстраиваясь под новые условия. Дорога была долгой и длинной. Агнессе и Кею в какой-то момент показалось, что она никогда не кончиться. Что есть только эти шаги и камни, ямки, ветки, трава под ногами. Что есть только усталость в спине и во всём теле, появившиеся из-за огромных затрат на ходьбу, нехарактерных для городского жителя. Они только приспосабливались к ритму данной местности. Что есть только  голод и жажда, растущие с каждой секундой и заставляющие жадно оглядываться в поисках родника или озера. Что есть только ветер и солнце, сменяющие друг друга попеременно. Ветер, дующий с такой силой, что становилось трудно дышать. Что за ними постоянно кто-то наблюдает и идёт за ними по пятам. И в голове все мысли улетучились и невозможно думать ни о чём другом, кроме: «Где я?», «Когда мы пройдём перевал?», «Как пить хочется!». Все остальные – ненастоящие, иллюзорные - не выдержали под натиском каменных великанов. Что трудно, тяжело и больно, но надо идти, надо,  а не лежать пластом на камне. Горы приветствовали своих гостей. Горы проверяли их на прочность.

- Агнесса! Сюда! – услышала она радостный возглас Кея, выведшего её из своеобразного горного транса. По другую сторону перевала бежал родник и открывался вид на долину. Пресная холодная вода: чистая и ледяная, аж зубы сводит. Долгожданная влага для уставшего организма. Агнесса аккуратно пила воду из ладоней маленькими глоточками, наслаждаясь. Но какая же она всё-таки холодная!

Кей обеспокоенно посмотрел на небо. Ветер нагнал тучи и, похоже, собирался дождь. А он не понаслышке знал, что такое дождь в горах, и отнюдь не горел желанием промокнуть.

- Нам нужно срочно найти укрытие и разжечь костёр! – с опаской поглядывая на небо, сообщил он. – Правда, как быть с последним, я не знаю, - честно выдал он. – У нас даже спичек нет.

- У меня есть зажигалка! – радостно сообщила Агнесса, заставив Кея посмотреть на себя с изумлением. – Я не знала, куда мы попадём, удирая, и решила распихать всё необходимое по карманам куртки, - на Агнессе действительно была куртка ниже бёдер с многочисленными карманами. До сих пор Кею не приходило в голову рассмотреть, что у неё одето на тёмный брючный костюм. Зная Агнессу, можно было с уверенностью сказать, что костюм тёплый, потому что Агнесса предпочитала запариться, нежели замерзнуть.

- Предусмотрительная моя, - в этой иронично-восхищённой интонации было всё: удивление, комплимент и ещё куча неопределимых эмоций. – Если не секрет, что ещё в карманах?

Они спустились в долину и Кей с любопытством осматривался вокруг.

- Маленький фонарик, расчёска, охотничий нож, пара бинтов, антисептик, - начала перечислять Агнесса, - маленький тюбик зубной пасты и две щётки, станок и крем для бритья для тебя.

- В таком случае, не возражаешь, если я разгружу тебя немного? – улыбнулся Кей. – Мне нужна зажигалка и охотничий нож.

- Конечно, бери! – она протянула ему их.

Они углубились в долину и прошли достаточно долго, прежде чем Кей нашёл хорошее место для привала между двумя деревьями, очень похожими на сосны в её мире, и начал всё организовывать. Первым делом соорудил навес из веток-шестов и огромных листьев. Затем начал искать еду и дрова для костра. Внутренние часы Агнессы показывали далеко за полдень. Сначала он появился с ягодами, внешне похожими на малину и ежевику, только жёлтого и фиолетового цветов. На вопрос Агнессы, можно ли это есть, ответил, что птицы клевали, значит человеку можно. Потом принёс зелёных шишек, которые к удивлению Агнессы также оказались съедобны. Тучи тем временем мрачнели над их головами, и в воздухе явственно чувствовалось приближение дождя. Наконец, Кей отыскал сухое трухлявое древище под древесным навалом неподалеку и развёл костёр, попутно успев поймать в наскоро расставленные силки какую-то птицу. Агнесса вздохнула с облегчением, когда на дровах заплясало красновато-оранжевое пламя. С неба хлынул дождь, но теперь, под навесом, когда вода на них не попадала, он был не так страшен. После ужина, состоящего из птицы и местных ягод, Кея начало клонить в сон. Вот тут Агнесса и вспомнила, что Кей – ночной и сегодня он явно превысил свою дневную норму по часам. А барабанящие и стекающие по навесу дождевые капли словно нарочно усыпляли ещё больше. Кей ещё сопротивлялся какое-то время, но потом, закрыв глаза, уснул. Агнесса осталась одна. Она поддерживала костёр, подбрасывая дрова. Единственная способность, которой она в совершенстве владела на дикой природе, и оглядываясь. Чувство, что кто-то ходит вокруг, не покидало. Да и у костра долго полежать на одном боку не удавалось – жарило. Она продолжала елозить по неровному настилу.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться