Фестиваль огней

Дебют


 

Лексус неспеша сделал глоток нуево-боро, местного аналога кофе, по вкусу напоминающий смешанные кофе и какао вместе  и, поставив чашку на блюдце, посмотрел на часы. Он сидел внутри одного из немногочисленных кафе в здании дисковой формы, лениво поглядывая то на посетителей, то на вид из окна. Он находился здесь недолго, но никак не мог привыкнуть к Дивьяну, миру, куда его угораздило попасть по стечению обстоятельтств. Яркие неоновые расцветки внутри и снаружи, дисковые формы зданий, напоминающие сложенные друг на друга летащие тарелочки и бешеные вихревые потоки в городской черте, лишавший Дивьян воздушного транспорта как такого. Воздушная техника здесь отсутствовала как класс, но жителей, похоже, это не особо беспокоило. Волновались обычно иностранцы, которым могло срочно понадобиться добраться до места назначения в кратчайшие сроки. Допив последний глоток из чашки и сверившись с часами ещё раз, Лексус оставил на столе банкноту и вышел в холл кафе. Прежде чем выйти на улицу, он задержался около зеркала, надевая специальную маску, закрывающую нос и рот от проникновения в организм цветочной пыльцы и очищающую поступавший туда воздух. Удостоверившись, что маска сидит герметично, он вышел на улицу. Маски и специальные носовые фильтры сразу отличали иноземцев на Дивьяне от местных. Из-за чего дивьянцы смотрели на тех, как на сумасшедших, получая в ответ те же усмешки от чужеземцев. Всё дело было в цветке мартиника, с крупными лепестками темно-синего окраса с фиолетовым оттенком семейства лиловых, цветущего во всех поясах и широтах Дивьяна и изображённом на символе мира. Цветок выделял особую пыльцу, оказывающую наркотическое состояние на организм. Но, если у местных за столетия уже выработался иммунитет и вели они себя вполне адекватно, то иностранцам приходилось очень худо. Петляющие изогнутые улицы были ещё одной особенностью местных городов, идущих в согласовании с местной архитектурой. Лексус успел пару раз чертыхнуться, когда чуть не налетел на кого-то из местных. Уходя от очередной петли, он свернул в переулок и увидел убегающего мужчину. Взгляд вниз – на дороге ещё один. Лексус резко рванул к нему и присев на колени, начал прощупывать пульс. Слабый есть. Мешкать нельзя было ни секунды. Он сорвал маску и закричал:

 - Помогите! Кто-нибудь! Вызовите скорую! Срочно! Вызовите скорую!

Он понял, что наглотался пыльцы, когда его охватило небывалое блаженство, и мир окрасился в яркие цвета и начал сиять, превращаясь в россыпь драгоценных камней. Потом перед глазами всё поплыло и он рухнул без сознания.


 

Алексей открыл глаза и понял, что находится в замкнутом светлом помещении. Пол, стены, потолок и небольшая тумбочка рядом с кушеткой. Судя по спартанскому виду помещения, находился он по меньшей мере, в тюрьме. Похоже, он влип. Хорошо бы знать, во что.  Интересно, сколько же он провалялся без сознания? Он надеялся, что доза пыльцы была не достаточной, чтобы вызвать привыкание. Второй мыслью был пострадавший. Третья мысль появиться не успела, так как он услышал звон ключей за дверью и приподнялся с кровати. На пороге появился человек в форме и одел на него наручники.

- Вы пройдёте с нами.


 

Небольшое серое помещение, обитое серыми металлическими пластинами. Яркая лампа дневного света над столом и два стула. Ему расстегнули наручники и заперли в помещении. С выражением злой иронии на лице Лексус вольготно откинулся на спинку стула и сделал вид, что увлёченно рассматривает интерьер. В этот момент замок с той стороны двери щёлкнул и он услышал стук каблучков. Лексус обернулся, чтобы посмотреть и… замер. В помещение вошла стройная девушка приблизительно его роста с малахитово-зелёными глазами и вьющимися огненно-рыжими, медными волосами, которые были убраны в хвост. На ней был светло-коричневый брючный костюм с белой блузкой и изящно повязанным зелёным платком. Лексус тряхнул головой, сбрасывая с себя оцепенение и мысленно коря  за то, что нельзя так пялиться на незнакомых девушек. Незнакомка прошла к столу и, открыв папку, посмотрела на него.  Судя по взгляду, ничего хорошего его не ждало. Гнев и желание растерзать – самое меньшее, что можно было там прочитать. И, видимо, она хотела начать разговор первой. Несчастная… Она не знает, с кем связалась.

- Очень кстати, – произнёс Алексей таким тоном, словно перед ним был давно ожидаемый адвокат. – Может, вы объясните мне, почему меня здесь держат? Я ничего плохого не совершал.

- Вопросы здесь задаю я, - прожгла его взглядом женщина-следователь.

- Это временное явление, - в тон ей продолжил Лексус. – Вы вообще в курсе, кого арестовали?

- Вот сейчас и выясним, - сверкнула глазами рыжая бестия. – А заодно попытайтесь доказать, что к покушению на Девина Форгалла Гридди отношения не имеете.

- Так вот как зовут этого беднягу, - тут же сменился тон Лексуса. – Надеюсь, он жив? Ему успели оказать необходимую помощь?

- Состояние критическое, но стабильное, - судя по лицу незнакомки, пострадавший был ей знаком. – Врачи говорят, что он выкарабкается. Но у него сотрясение мозга, переломы ребёр и двух пальцев на правой руке, а также многочисленные ушибы и раны, - к ней вернулась прежняя невозмутимость.

- С кем имею дело? – по-деловому посмотрел на неё Лексус.

- Лианси Дава Дольма, следователь по делу Гридди, - представилась она.

- Алексей Николаевич Воронов, полномочный представитель дипломатического корпуса Содружества на Дивьяне. Вчера, в начале пятого я вышел из кафе и направился домой, когда, свернув в переулок, увидел убегающего мужчину и другого, без сознания лежащего на дороге. Я сорвал маску и начал звать на помощь, после чего нахватался пыльцы и отрубился.

- Вы были раньше знакомы с пострадавшим?

- Нет, его имя узнал только что на допросе.



Галина Штолле

Отредактировано: 17.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться