Искра и Пламя

Размер шрифта: - +

Глава 23

- Винцент Росс умер той ночью, а его место занял кто-то другой. Этот кто-то - убийца. Я не сказал тебе еще кое о чем…

Где-то в глубине уже сидела догадка, я знала, что именно Шерин собирается мне рассказать.
- Джина Фрисс велит Эду набирать сторонников, а он в свою очередь присматривается к окружающим и решает, быть им среди нас или нет.
Попав в Форенхолл я на первом же году обучения стал членом “Острой волны”, но произошло это далеко не сразу. Мои способности как мага возросли с того момента, как я переродился. Но я со всех сил старался не показывать этого преподавателям или другим студентам, старался быть таким же посредственным, как и раньше.
Мне удавалась эта игра. Шли месяцы, а я оставался просто нелюдимым уродцем, который никого не интересовал. Но было то, чего я никогда раньше не испытывал - лютый, неутолимый голод.
На двенадцатой неделе пребывания в академии я отправился далеко далеко от чужих глаз, в деревню Харево. На тот момент я не очень хорошо понимал, что делаю. У меня не было четкого плана действий, была только жажда и помутившееся сознание. Последним, кого я убил, был мой отец, и я надеялся, что больше мне этого делать не придется. Увы.
Без крови я слабею, Ада. Я обрываю другие жизни, продолжая свою.

Приехав в Харево, я зашел в  первую попавшуюся грязную таверну. Не было еще и полудня, но это место уже было забито пьяницами и бездельниками, я едва нашел свободное место. Попросил принести мне то же, что и другим - кружку пива и чесночных сухарей.
До этого я никогда не пробовал крепких напитков и полагал, что меня накроет хмель. Но нет. Шла четвертая кружка, я все просил принести мне еще. Вот  тут какой-то почтенный муж, круглый, как бочка, и ужасно пьяный, стал кричать мне что-то заплетающимся языком. Он сидел позади, я обернулся, чтобы посмотреть на его потное лицо и бешеные, навыкате глаза. Мне стало противно, Ада, и я решил не смотреть на него больше. Он все продолжал кричать мне в спину и, когда понял, что я предпочитаю ему не отвечать, плюхнулся своей тушей за стол прямо передо мной. Никогда не забуду скрип этого убогого стула под ним - звук начала конца.
- Эй, братец! Чего такой важный-то, а?! - Я чувствовал мерзкий запах перегара и его гнилых зубов.
Я вежливо переспросил его о том, почему он считает меня важным, и как именно я этим его обидел. На тот момент аристократические привычки выдавали меня, тогда я был намного обходительнее, чем сейчас.
От чего-то эта громадина начала злиться и кричать еще громче, я почему-то ему не нравился:
- Мелочь, шваль! Не дорос еще в таких местах бывать, иш пьяньчуга! Тебя, может, научить, а?!
- Научите меня.- Я маленькими шагами направлялся в бездну.
- Скотина тощая, сейчас, сейчас!
Огромная ручища пронеслась над моей головой. Поднялся крик. Товарищи моего собеседника подскочили и принялись его успокаивать.
- Встретимся в Бурной роще, через два часа, - шепнул я на ухо своему противнику. Никто не должен был это слышать…
И я сдержал свое обещание - пришел в назначенное время в эту темную и густую рощу. Я дал себя два часа для того, чтобы решиться бесповоротно и окончательно, но сколько бы я не убеждал себя в том, что “такие ублюдки существовать не должны”, остатки человеческого отчаянно боролись с монстром внутри.

Этот человек принял мой вызов, но зачем-то прихватил с собой товарища. У его друга лицо было почти полностью замотано шарфом.
Завидев, что он не один, я испугался и потерял всякую решимость. Решил дать им избить меня, а потом отправиться восвояси, но по мере их приближения голод говорил во мне все яснее и четче.
- Ну что, сопляк, обмочился?!  Подходи, я научу тебя, уж я-то научу!- он размахивал руками, и я видел, что хмель из него ни капли не выветрился.
Его спутник отошел в сторону, по видимому, просто желая понаблюдать за происходящим.
Я тогда решил, что как только расправлюсь с той горой жира и мышц, сразу догоню и его. Он выглядел не таким уж и мощным, однако сложение у него было крупное, поэтому я решил, что бегает он не очень быстро.
Схватка началась, но медлить я не мог. Меньше чем через минуту я заламывал ему руки назад и пытался освободить его шею из высокого ворота рубахи.
Сзади послышались шаги, я решил было, что сейчас его друг нападет сзади. Но нет.
Человек в капюшоне и шарфе обошел меня со спины и присел на корточки рядом с головой толстяка.
- Ты думал, что все сойдет тебе с рук? - Он старался говорить спокойно, но я слышал, как дрожит его голос. - Никогда не прощу!
В этот момент я, будучи не в силах больше терпеть, впился в потную мясистую шею. Он заорал, но человек в капюшоне зажал ему рот.
Когда я встал с бездыханного трупа, то понял, что это далеко не все. Но прежде, чем я успел напасть, шарф и капюшон незнакомца были сняты.
- Это мой отчим,- сказал Эд.- Полгода назад он изнасиловал мою сестру. Мать ей не поверила, другие братья тоже. Никто кроме меня. Им стало ясно, что она говорила правду, только когда она повесилась. Это случилось прошлой зимой.
Этого выродка выгнали из дома, и он приехал сюда. Все пытались забыть и его, и любимую сестру. Но не я. Я следил за ним и сегодня выдался отличный шанс для мести. По чести сказать, я думал помочь тебе добить его, но ты справился сам. - Незнакомец указал на растерзанную шею своего отчима. - Я видел тебя в Форэнхолле, ты первокурсник. Но ты убил его не магией.
И я рассказал ему о том, кто я есть. Мой рассказ был короче, нежели я повествую тебе сейчас, но я мало что утаил.
Я видел, как его несколько раз передернуло от омерзения, но он старательно скрывал это от меня. Наконец, он изрек:
- Ты сегодня сделал то, о чем я мечтал последние семь месяцев. И я у тебя в неоплатном долгу. Поэтому, хочу предложить тебе выход. Ты станешь одним из членов “Острой волны”, будешь помогать нам и вышестоящим вершить судьбу этой страны, а твой проклятый дар будет нашей опорой. Я никогда никому ничего не скажу. То, что произошло сегодня - это только наш секрет.
И мы пожали друг другу руки, скрепив наши обещания и обязательства следами крови на ладонях.
Убийства прошлого года в Форэнхолле - это моих рук дело. Смерть преподавателя во время последнего экзамена - тоже. Эд и Мари лжесвидетельствовали за меня, потому что убитые мною начинали лезть туда, куда им не следовало бы. Эд не может допустить нашего раскрытия, поэтому я, как цепная шавка, по его команде бросаюсь на людей. Но только по его велению и ни по чьему больше.



Таша Книжная, Анастасия Сердцева

Отредактировано: 17.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться