Камень Трокентана. Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 13

Вежливость полезна для ведения дел, если же она не приносит пользы, с таким не стоит и  связываться.

(Пословица королевства Альдрон)

 

Алорон перебралась в комнату к Винилин, где та немедленно принудила её рассказать, каким образом она здесь оказалась и почему столь нелепо выглядит.


Алорон в подробностях пересказала ей всё с момента их пленения на реке. Рассказала про высоких орков, про встречу с каулен, про допрос, про заточение в темницу и про черноборода, а также о свершенном ей правосудие. До этого момента Винилин молча слушала, не перебивая её несколько сбивчивого рассказа.

Мнение Винилин относительно поступка, связанного со смертью черноборода, было весьма важно для Алорон, которая, говоря об этом, всячески старалась оправдать свершенное ей, приводя в свою защиту гибель гномов и юноши, прислуживавшего им во время того злополучного ужина.

- “Чтобы ты знала, твоих погибших гномов видели сегодня живыми и здоровыми, отправляющимися с отрядом всадников на поиски драконьего клада” – перебила её Винилин.
- “Как!? Этого не может быть!” – изумилась Алорон.
- Информация из надежного источника, хотя я и не видела этого сама. Так что уже как минимум часть так торжественно произнесенного тобой приговора чернобороду несправедлива.
- Ох, ну как же это! Я конечно очень рада, если гномы действительно живы, но он ведь сам сказал мне, что убил их.
- А если я скажу тебе, что зарезала двадцать человек в Вадалиене, просто так, ты тоже метнешь в меня нож?
- И тех прислуживающих ему “болванчиков”, он ведь тоже убил их.
- Как же, двоих же вроде отравили враги? Или я что-то путаю?
- Это, наверное, я уже запуталась.
- Ты видела убийство только одного человека, ведь видела?
- Да, видела.
- А если бы не видела и метнула бы нож, то что тогда бы всё это было?
- Выходит, я была бы просто убийцей… Но как же так?
- Послушай меня, Алорон. Я не сомневаюсь в том, что ты отправила на тот свет редкостного мерзавца, хоть мне известно об этом деле только с твоих слов, но так как ты поступила, нельзя было делать ни в коем случае. Я, конечно, понимаю, что ты молоденькая, глупенькая девушка с соломой вместо мозгов, но это всё едва-едва смягчает ответственность в столь важном деле, за которое ты решила теперь взяться. Кто уполномочивал тебя быть судьёй в этой ситуации? Ты решила стать амас, хорошо, это твоё право, но разве Инервин назначила тебя судьёй? Или по-твоему любой ставший амас может резать всех направо и налево, объявляя себя вершителем чужих судеб?!
-Я плохо поступила?
- Плохо поступают, когда воруют пару медных монет, а когда самовольно присваивают судебную власть, произносят приговор и приводят в его исполнение это очень, очень, очень плохо, Алорон.
Алорон вся побагровела и замолчала.
-Вот давай разберём теперь ситуацию. Чернобород убит, это факт, его тело нашли. Ты не отрицаешь, что сделала это. Юноша, который вам прислуживал, убит, это факт, его тело допустим, тоже нашли. С твоих слов его убил чернобород, с твоих слов ты убила черноборода, вопрос, можно ли доверять тебе в первом утверждение, если учесть, что ты валишь вину на убитого тобой человека, в поступке, который кроме тебя никто не видел? Может быть ты их обоих убила, а потом свалила всё на черноборода, который никого и не убивал? А может он просто честный человек, любящий придумывать про себя глупые истории, неудачно пошутил, а ты просто не поняла юмора?
- Ты, что не веришь моим словам?
- Я как судья, не должна верить твоим словам, так как ты заинтересованное лицо, Алорон. Я должна верить фактам, доказательствам, Да за одно только незаконное присвоение судебной власти, по закону амас, тебе полагается, в твоём случае смерть, тем более, что ты не можешь доказать справедливость вынесенного тобой приговора.
- И ты теперь убьешь меня?
- Нет, так как ты моя хорошая знакомая, я выверну закон в твою пользу. Вся твоя история, про то что ты судила его и вынесла приговор, просто глупый вздор, порождённый больным воображением. Ну а касательно убийства, это была просто самозащита, этот явно ненормальный человек пытался убить тебя, ты защищалась, и у тебя не было выбора. Это я тебе говорю как имеющая власть судьи над амас, которой ты теперь стала.

А теперь добавлю тебе от себя лично, как простой человек. Ну и дура же ты! Вот из таких как ты тихонь и вырастают всякие вершители судеб! Тряпка и недотепа, а потом произносишь приговор и ножичек в сердце. Ты даже не понимаешь, на что ты дерзнула дурёха. Хоть для тебя и не будет юридических последствий всего этого, но ты накликала на свою пустую голову злой рок. Попомни моё слово, слово человека повидавшего эту жизнь, тебе выйдет боком твой приговор, будет момент, когда ты сама получишь внезапный удар, и не знаю, останешься ли ты жива после этого, дурёха.
- Но как же мне надо было поступить? Неужели мне нельзя было трогать его?
- Дура, надо было спровоцировать его на нападение и убить из самозащиты, и всё, никто бы тебе слова не сказал. Тем более, что он и без провокации рано или поздно попытался бы тебя убить, просто сделал бы это в неудобный для тебя момент. Ладно, хватит об этом, просто запомни, что я тебе сказала. Теперь же расскажи мне, наконец, как ты оказалась на этом постоялом дворе?
- Я оделась в эту одежду, вооружилась его мечом, взяла у него денег.
- Да, что-то я упустила в твоём приговоре момент конфискации имущества обвиняемого в твою пользу?
- Я, я не подумала об этом, я просто торопилась и…
- Ладно, что было дальше.
- Я выбралась через окно на крышу, осмотрелась кругом и решила, что лучше всего будет спрыгнуть с крыши на ближайшую улицу.
- Неужели ты спрыгнула?
- Да, я разбежалась, спрыгнула и перелетела забор. Но я очень сильно ушиблась при приземлении, было очень высоко. Моя нога, которую я повредила ещё в пещере, она вроде как постепенно перестала болеть от мазей госпожи Антелин, а теперь она вновь заболела, после этого. Я едва могла ходить. Тогда я встала и, хромая, пошла по улице. Я очень сильно испугалась, ведь меня мог поймать первый же встреченный мной патруль. Я искала место, где могла бы спрятаться, но не находила. Пройдя несколько улиц, я заметила этот постоялый двор. Кругом была кромешная тьма, а здесь в окошке, горел тусклый светильник. Я подошла к двери и аккуратно дернула за ручку. И дверь оказалась открытой. Я осторожно вошла в неё и тихонько заглянула в общий зал. Там было пусто и довольно темно. Тогда я аккуратна прошла в него и затаилась, не зная, что делать дальше. И тут с улицы зашел мужчина, он закрыл на засов дверь изнутри и, пройдя через общий зал, ушел в комнату располагавшуюся за стойкой.

Я очень перепугалась, но он не заметил меня. Мне ничего не оставалось, как аккуратно подняться наверх по лестнице. Я крадучись прошла наверх в этот коридор. Тут была кромешная темень, и я на ощупь нашла открытую дверь, зашла в комнату и закрылась в ней. Ну а дальше ты всё знаешь, госпожа Винилин.

- Ох дурёха, расстроила же ты меня. Хотя, я конечно рада тебя видеть. Видишь, стоило тебя ненадолго оставить без присмотра, как ты уже натворила дел. Ну что сделано, то сделано, сама будешь теперь расхлебывать свои деяния, ну а пока поступаешь в моё полное подчинение, чтобы не натворить ещё чего-нибудь похлеще этого.
- Да, госпожа Винилин. Но как же ты смогла оказаться тут?
- В отличие от тебя я никого не убивала, ничего не крала и живу в этой гостинице на законных основаниях как постоялец, заплатив за постой. Чувствуешь тонкую разницу между нами? Поэтому я и госпожа, поэтому ты и будешь мне подчиняться.
- Да, госпожа Винилин.
- Ладно, в двух словах скажу. Я все эти дни бегала по здешним лесам от орков, пока не вышла в окрестности этого города, где под видом беженки сдалась местным солдатам. Они доставили меня в город и отпустили. Я пришла сюда и сняла себе комнату за золото из драконьего клада.
- Постой, госпожа, но разве город не в осаде?
- Уже нет, орки организованно ушли всем своим войском обратно на запад. Сама видела.
- Но почему же они так поступили?
- А почему вас отпустило каулен?
- Я не знаю, госпожа.
- А может, ты мне чего-то не договариваешь.
- Нет, я всё честно рассказала, даже про суд...
- Я не подозреваю тебя в сознательной лжи, но может быть, ты упустила что-то существенное, просто забыла об этом?
- Вроде бы нет.
- Ладно. Как бы там ни было, нам теперь остается только два пути. Либо мы продолжаем искать этих треклятых эльфов, либо отправляемся домой, естественно отдохнув и подготовившись к этому. Вариант остаться здесь навсегда отпадает, так как почти всё драконье золото, я выкинула в реку.
- В реку?
- Что-то нехорошее есть в нём, у меня чутьё, а оно меня никогда не подводит. Но купить необходимые пожитки у нас ещё денег хватит.
- Я не знаю, что нам делать дальше.
- Ладно, будем действовать по обстоятельствам. Теперь, надо легализовать тут твоё присутствие, но этот твой нелепый наряд.
- Тут было холодно, и я не раздевалась, но у меня под низом есть женское платье моего размера.
- Ну, у меня в комнате тепло. Так что снимай с себя весь этот ужас и покажи, что там у тебя за платье.

Алорон послушно разделась.

“Ого, вот это платьице” – сказала Винилин, осматривая одежду своей подруги. И на ощупь какое мягкое, из чего же оно сделано, не похоже на шерсть? Жаль, что у тебя нет верхней одежды. Ну да ладно, возьмешь пока что мою.

Поступим следующим образом. Скоро сюда вернется хозяин этой таверны. Ты сейчас оденешь мой плащ, и я помогу тебе спуститься через окно в коридоре в проулок. Спрячься там и не выходи, только смотри не попадись никому. Когда придёт хозяин, я подам тебе сигнал из этого окна, немного помедли, а потом, иди стучись во входную дверь, просись на постой, ну а я тебя изнутри помогу. Ну и если что, деньги у тебя есть.

Алорон не стала спорить, и очень скоро они осуществили задуманное. Алорон, вылезла из окна второго этажа и спрыгнула в бывший за ним проулок, где затаилась в ожидание возвращения хозяина постоялого двора. Проулок и улица кругом него были абсолютно пустынны, так что за пол часа ожидания по ним так никто и не прошел. Наконец, Винилин высунулась в открытое окно на втором этаже и подала сигнал Алорон. Та немного помедлила, собираясь с духом, после чего вышла на улицу, и подошла к двери постоялого двора, которая была зарыта. Она тихонько постучала в нее и стала ждать. Прошло довольно много времени, но ничего так и не произошло. Алорон постучала ещё раз, но уже громче. Тогда дверь немного приотворилась, и в узкую щель выглянул хозяин таверны.

- “Ты кто такая, и чего тебе здесь нужно?” – спросил он увидев перед собой богато одетую женщину.
- Мне надо остановиться на постой, хочу снять комнату.
- Какой ещё постой, город весь опустел, кругом мародёры орудуют! Ты не боишься в такой богатой одежде, ходить по улице? Тут же и стражи теперь нет, оберут тебя до нитки, изнасилуют и убьют.

Алорон искренне перепугалась, услышав сказанное.

Ладно, проходи скорее, пока никого нет.

Хозяин открыл дверь и быстро впустил её вовнутрь. Не успела Алорон и рта раскрыть, как из общего зала послышался голос Винилин.

Кто там к нам пожаловал? Всё в порядке?

Она подошла к входной двери увидела Алорон.

- Ба, не может быть, Алорон, это ты! Глазам своим не верю. Она радостно бросилась к ней на шею и заключила в свои объятья. Ох надо же какая встреча, это дочь моих хороших знакомых. Вот уж не ожидала её тут увидеть. А где твои родители, где Коли и Антелин, с ними всё в порядке?
- «Не знаю» – честно ответила Алорон. Они пропали куда-то из-за этого нашествия, я потеряла их.
- “Ох непутёвое дитя, она такая не очень далёкая девушка, но добрая” – сказала Винилин, обращаясь к хозяину таверны. Я очень благодарна, что ты впустил её, и очень прошу тебя оставить её здесь, пропадёт ведь она.
- «Ладно» – ответил хозяин таверны растерявшись.

Он был вполне себе добрым человеком. Было конечно удивительно, что две незнакомки так нежданно встретились в его таверне, но в свете последних событий, он не придал этому особого значения, так как его мысли теперь были всецело заняты опасностью мародёров и орков.

Винилин, для верности, продолжила заговаривать хозяину таверны зубы, а в этом она была большая мастерица, когда это было необходимо. Кроме того она расспросила хозяина о том, что ему удалось узнать в городе.

Вести были весьма тревожные. Оказывается, в городе орудуют несколько банд мародеров, как говорят, некоторые из них были из числа оставшихся в городе солдат. В цитадели города и на складах царил хрупкий порядок, так как оставшиеся там солдаты, организовались под начальством некоторых оставшихся в городе офицеров и ждали прибытия новой власти из Гастеры. Город же остался полностью без вооруженных патрулей, так что теперь любым оставшимся в нем бандитам, было полное раздолье. Двоюродный брат хозяина постоялого двора рассказал ему о том, что в городе уже совершенно несколько ограблений и даже убийств, а также поджог нескольких домов неизвестными. Его брат настойчиво советовал ему не возвращаться обратно и остаться вместе с ним на складах, по крайней мере до прибытия в город новых властей, которые должны были навести в нем порядок. Но хозяин постоялого двора побоялся оставлять Винилин одну, поэтому и вернулся обратно.

Такая неожиданная забота весьма тронула Винилин, которая уже давно приметила, что хозяин таверны был человек весьма простой, но при этом и весьма порядочный. За заботу она решила отплатить ему тем, чтобы позаботиться об его имуществе, ведь она была профессиональным воином. Правда теперь, никакого оружия кроме кухонного ножа и большого меча принесённого Алорон из дома черноборода у нее не было.

Однако, поговорив ещё немного с хозяином постоялого двора, она узнала, что его двоюродный брат раздобыл для него на складах меч для самозащиты, хотя он вовсе и не умел им пользоваться. Винилин попросила показать ей меч, который вполне годился ей по размеру.

Поразмыслив о том, как бы его заполучить, она посоветовала хозяину пойти и лечь поспать, ведь впереди их ожидала опасная бессонная ночь, в которую наверняка могли бы и напасть мародеры, и ему лучше было бы выспаться, чтобы со свежими силами дать отпор непрошеным гостям. Совет показался разумным, и хозяин таверны воспользовавшись ним, ушел спать в свою комнату, располагающуюся за стойкой на первом этаже. Перед его уходом Винилин попросила его оставить меч на столе, просто так, для их спокойствия, а сами они пока посидят в общем зале, и если что-то случится немедленно разбудят его.

Хозяин постоялого двора согласился и на это, и уже вскоре из его небольшой комнатки доносился весьма громкий храп. Винилин и Алорон уселись за столом на котором лежал меч.

“Этак мародеры и вправду могут сюда нагрянуть”- сказала взволнованно Алорон.
- Ну и пусть приходят, у меня же есть меч.
- А как же я?
- А ты… Ну может быть и ты на что-то сгодишься, будем действовать по обстоятельствам. Может ещё и всё обойдется.

Но не обошлось. Прошло около полу часа, и вдруг раздался звук тяжелых ударов в входную дверь. Алорон вздрогнула и испуганно посмотрела на Винилин. Та спокойно взяла со стола лежавший на нем меч, за поясом у нее уже был заткнут кухонный нож.

-“Сиди здесь, я пойду открою” – сказала Винилин.
- Нет, ты что не открывай!
- Они всё равно выбьют дверь, и что же мы тогда будем делать, на улице ведь холодно?

Сказав это, Винилин отправилась к входной двери, в которую не переставали сильно стучать. Винлин прижала меч к ноге, так чтобы он не сразу бросался в глаза и, подойдя к двери открыла засов, после чего отошла на два шага и стала в дверном проёме перед входом в общий зал. Дверь тут же открыли, и вовнутрь вломились несколько огромных бородатых мужчин, первый из которых был одет в доспехи солдата, но без шлема. Увидев преградившую им путь маленькую женщину, они несколько замешкались, тем более, что она совершенно спокойно смотрела на них.

- «Мы сейчас закрыты и комнат не сдаем» – сказала им Винилин спокойным тоном.
- «Нам не нужна комната» - с усмешкой ответил мародер одетый в доспехи солдата.
- А что же вам нужно?
- Деньги, барахло, ну и ты нам сгодишься на сегодня.
- «Зря приравниваешь меня к барахлу» - ответила Винилин, взгляд которой теперь стал серьёзный и холодный.

Мужчина ухмыльнулся и пошел было на неё с тем, чтобы схватить , в руках у него был меч, но вот то, что меч был и в руках Винилин, он не заметил. Не стоит и говорить о том, что Винилин, одним ударом снесла ему голову с плеч, так что кровь брызнула прямо на лица, пришедших с ним мародёров, а его голова упала и покатилась им под ноги. Те весьма растерялись от произошедшего и в страхе стали пятиться назад.

“А ну прочь отсюда!” – прикрикнула на них Винилин грозно, как будто бы она прогоняла стаю бродячих собак. И всё это возымело действие. И хотя мародерам противостояла маленькая женщина, а их было ещё, по крайней мере, трое, и все они были довольно крепкого телосложения и с оружием, но тем ни менее, они попятились назад и вышли из постоялого двора на улицу.

Винлин захлопнула перед ними дверь и закрыла ее на засов изнутри, после чего сделала два шага назад и замерла, прислушиваясь к тому, что происходит за дверью. Но кругом царила тишина, в дверь больше никто не стучал.

-“Госпожа, Винилин, они ушли” – прошептала Алорон, которая тихонько наблюдала в окно за происходящим на улице.
- Совсем ушли?
- Вроде да.
-Ну будим надеяться. А что там хозяин, спит?
- Да, спит и храпит.
- Хорошо, пока никого нет, давай уберемся здесь. Помоги мне, возьмём за ноги этого негодяя и оттащим его в подвал, и голову прихвати не забудь.
- Голову, о нет, фу, я не могу!
- Ладно, я сама отнесу. Бери его за ногу живо!

Они схватили за ногу тело убитого мародера и, протащив его через весь общий зал, затащили его за стойку на кухню, где открыли, расположенный в полу вход в подвал и скинули его вовнутрь. Потом Винлин скинула туда и его голову. Они закрыли вход, после чего Винилин приказала Алорон начисто вытереть полы, а сама уселась на прежнее место за столом и принялась руководить процессом уборки. Меч она положила на старое место, как будто бы он и вовсе не пропадал оттуда. Алорон удалось полностью отмыть от крови пол, и теперь ничто не напоминало о произошедшем. Через какое-то время хозяин таверны проснулся и осведомился у женщин, не произошло ли чего пока он спал. Те ответили, что всё было тихо.

Тогда он пошел готовить им ужин. Всё необходимое для этого у него было в кладовой наверху, и в подвал он так и не полез. Поев, женщины поблагодарили хозяина и отправились наверх спать, оставив его на страже в общем зале.

Впрочем, спали они по очереди. Сначала дежурила Алорон, которая должна была тихонько сидеть в коридоре перед выходом в общий зал и наблюдать за всем, что там происходит, в случае чего, она должна была разбудить Винилин. Алорон просидела так несколько часов, пока не заметила, что сидевший возле тусклого масляного светильника, хозяин таверны заснул за столом. Тогда она пошла и разбудила Винлин, рассказав ей об этом.

Винилин велела ей ложиться спать, заняв вахту на всю оставшуюся часть ночи. Она сидела в тени на лестнице, ведущей вниз, в общий зал и смотрела на храпящего за столом хозяина. Масляный светильник светил всё слабее и слабее, превратившись в маленькую искорку света, а потом и вовсе погас. Время тянулось очень медленно. Винлин не спала, внимательно прислушиваясь к малейшему шороху и размышляя о своих делах. Но эта ночь прошла спокойно.



Павел Ан

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться