Камень Трокентана. Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 29

Песчинка за песчинкой,

пылинка за пылинкой,

растаял день, и год прошёл как миг,

 а для меня всего одно мгновенье,

 ну а для вас исчезнет целый мир.

(Из рукописи неизвестного автора)

 

Винилин подошла к приоткрытой створке и осторожно заглянула вовнутрь. сразу за дверью начинался огромнейший зал, дальняя часть которого была едва видна где-то вдали. Зал был ярко освещен закрепленными на стенах и потолке светящимися кристаллами. В центральной части зала, вдоль всей его длины, было огороженное каменным бордюром пространство, внутри которого росли деревья со смоляно-черной корой и огромными темно-зелеными листьями. Где-то среди них едва слышно журчал небольшой поток воды, орошавший собой деревья. Справа и слева в стенах зала, примерно через каждые десять локтей, располагались закрытые двери. Все они были совершенно одинаковые, выполненные из смоляно-черной древесины и оббитые медными полосами.

Вдоль стен зала, выше дверей, располагался один огромнейший балкон, который занимал собой весь периметр зала, в том числе и над входом. Подняться на балкон можно было по лестницам, которые начинались недалеко от входа слева и справа. На балконе также располагались двери на примерно таком же расстояние. Зал был совершенно пустынным.

Винилин аккуратно зашла вовнутрь, сделав знак Алорон следовать за собой. Алорон аккуратно заглянула за створку и изумилась увиденному. Она ожидала, что за этой дверью будет нечто темное и мрачное, что-то вроде повещенных на стенах скелетов, под которыми снуют огромные серые крысы. Именно так в ее представление должно было выглядеть логово одного из величайших злых существ, живущих в этом мире.
Винилин также стояла в некоторой растерянности, внимательно осматривая зал. Такое обилие дверей ее весьма озадачило.

- “Сколько же тут дверей” – сказала тихо Алорон.
- Да ладно. Они наверняка все закрыты, ну или почти все. Вот смотри, сейчас я тебе это докажу.

Винилин подошла к ближайшей двери слева. Она посмотрела наверх и убедилась, что на балконе над входом никого не. Затем она взялась за ручку и аккуратно толкнула дверь. Дверь со скрипом отворилась. За дверью начинался освещенный светящимися кристаллами коридор, по бокам которого располагались точно такие же двери, но уже на большем расстояние друг от друга.

Алорон подошла сзади и тоже с любопытством заглянула вовнутрь открывшегося перед ними коридора.

Винилин подошла к следующей двери, бывшей в зале, и тоже толкнула ее. За дверью был небольшой коридор, оканчивающийся лестницей вниз. Винилин прошла вдоль стены и толкнула еще пять дверей и все они оказались открытыми.

За дверьми располагались либо коридоры в которых находились точно такие же двери, либо лестницы ведущие то вниз, то вверх.

- “Да уж” – произнесла задумчиво Винилин. Надо было брать с собой хоть одного бородатого недотепу, умеющего рисовать метки. Я смотрю тут можно идти куда угодно, всё открыто и всё одинаково.
- А может на противоположной стене зала есть какая-нибудь большая дверь, ведущая скажем в тронный зал, или может там есть план дворца, или указатели.
- Пойдем посмотрим, что нам еще теперь остается, но только по балкону. Там лучше обзор.
- Может, нам стоит достать оружие?
- Кроме Апоса и Асоле тут больше никого нет, да и насчет последней, я не уверена, что она все еще жива.

Они поднялись наверх по лестнице на балкон, который располагался на высоте ни менее десяти локтей от пола и пошли вдоль левой стены в противоположную часть зала. Винилин толкнула одну из дверей на втором ярусе, и она открылась. За ней также был коридор с похожими дверями. Больше открывать дверей они не стали и просто медленно продвигались вперед. Винилин внимательно смотрела на двери, не приоткрыта ли кем-то одна из них, но все двери были абсолютно одинаковыми и закрытыми. Так они шли довольно долго, пока не добрались до противоположной стены зала. Оказалось, что в торцевой стене не было никаких дверей ни на одном из ярусов. Алорон считала двери и насчитала пятьсот дверей на верхнем ярусе.

“В этом зале две тысячи дверей” - сказала Алорон, когда они дошли до противоположной стены и остановились.

Винилин толкнула самую последнюю дверь, и она открылась. За ней был коридор всё с теми же самыми дверями, располагавшимися по его стенам.

- Так, теперь давай подумаем. Две тысячи дверей, все они одинаковы и закрыты, но легко открываются. Никаких надписей, меток, указателей. Понятно, почему Апос сразу не набросился на нас, ему просто интересно, куда мы пройдем.
- Тут тоже лестницы вниз, давай пройдемся по нижнему ярусу, посмотрим клумбы и другие двери, которые внизу, поближе.

Винилин согласилась. Следующие два часа они потратили на осмотр зала и всего, что в нем было, но так и не нашли ничего, что могло хоть как-то подсказать куда им дальше идти.

- Слушай, Винилин, а ведь там наверняка ловушки за этими дверями.
- Очень может быть. Апос небось наблюдает откуда-то за нами и гадает какой именно смертью мы тут умрем.
- Пойдем обратно, нам нужен кто-то из гномов и Линма, да и каулен нам не помешают.

Они вернулись к входу в зал. Но теперь оказалось, что входная дверь была полностью закрыта, также как и боковые двери ранее оставленные Винилин открытыми. Возле входной двери они заметили золотую табличку, на которой черным ровным подчерком была надпись на амилит.

“Ну что же, читай что там написано” – сказала тихо Винилин своей спутнице, которая теперь вся тряслась от страха.

Алорон помедлила и, несколько дрожащим голосом, прочитала написанное.

Бушующий пламень, повелитель глубин и мастер загадок - Апос великолепный, приветствует своих гостей Винилин и Алорон в своем скромном жилище. Я наслышан о редкой благосклонности, которую к вам проявляет судьба, и предлагаю вам, всецело доверившись ей, обрести свою участь. Свободу или рабство, жизнь или смерть, богатство или нищету. Пусть ваша судьба сама ведет вас за руку, я же даю слово не вмешиваться и не причинять вам никакого вреда. Надеюсь, вы получите удовольствие от этого времяпрепровождения.

Как только Алорон закончила читать написанное на табличке, буквы вдруг вспыхнули огнем и вскоре полностью исчезли, так, что от них не осталось и следа. Не стоит и говорить, что после этого женщинам стало очень жутко. Все-таки они надеялись, что Апос где-то там далеко, в недрах своего дворца, сидит и не знает об их присутствие здесь. Но теперь не оставалось сомнений, что он совсем рядом и следит за ними.

Алорон было хотела броситься к входной двери, чтобы попытаться открыть ее и убежать, но Винилин удержала ее от этого.

- Не делай глупостей, дуреха. Апос знает, что мы здесь, и живы мы только потому, что он хочет сыграть с нами в игру, он не позволит нам вернуться обратно, и раз уж он придумал правила игры, будем им следовать, тогда у нас может быть какой-то шанс.
- Мне просто жуть как страшно. Но если так, то нам надо решить, куда мы пойдем.
- Успокойся, вон ручей, попей водички и тут на деревьях те самые плоды, которых мы с собой набрали. Напивайся воды и наедайся плодов, у меня предчувствие, что в этот зал мы больше не вернемся. Ну а потом подумаем, куда идти дальше.

Они так и поступили. Наелись до отвала плодов и вдоволь напились воды. После этого они уселись под одним из деревьев, и принялись рассуждать, куда им теперь идти дальше.

- “Тут, наверное, какая-то математическая загадка” - начала рассуждать Алорон. Ты заметила, что здесь ровно 2000 дверей, а не другое их количество, вероятно, это не случайно.
- Может и так, но знаешь, я, честно говоря, не сильна в математике.
- Я тоже не очень в ней понимаю, всегда не любила этот скучный предмет. Ну так вот, здесь еще 2 этажа, 50 деревьев, растущих посреди зала, 50 кристаллов на потолке и две тысячи по стенам над каждой дверью по одному. А еще дверей 2 яруса. Таким образом, у нас уже есть три цифры 2,50 и 2000. Если поделить 2000 на 50 и еще на 2 будет 20. Вот видишь 20!
- А если поделить на 50 и умножить на 2?
- Тогда будет 80.
- А если все это сложить, то будет 100. Нам нужен только один единственно верный вариант, а не множество возможных. Да и как ты узнаешь, где первая дверь, номеров-то на них нет. Может первая дверь справа, а может и слева или на втором ярусе, или вообще с того конца зала.
- Я пытаюсь хоть как-то найти отсюда верный выход, а ты меня только ругаешь, сама тогда придумай что-нибудь получше!

Винилин крепко задумалась, но ничего не приходило ей в голову. Наконец, она сунула руку за пазуху и вытащила оттуда мелкую медную монетку.

- Вессенская мелкая монетка, как-то завалялась у меня в кармане. Я обнаружила, что она у меня есть в пещере дракона, хотела выбросить, а потом решила оставить на память о наших землях. Теперь она нам может сослужить добрую службу. Итак, кинем жребий, куда покажет туда и пойдем.
- Кинуть монеткой жребий на 2000 дверей?
- Да, а почему бы нет. Сначала посмотрим, в какую сторону нам идти направо или налево от входа в зал. Надпись направо, волк налево.

Сказав это, Винилин положила монетку на палец и щелчком подбросила ее в воздух. Монетка подлетела к верху, сильно вращаясь, и приземлилась к ней на ладонь. Передними была надпись на кинритил.

Вот видишь, нам нужно идти направо. Теперь определим ярус. Надпись нижний ярус, волк верхний.

Монетка вновь закружилась в воздухе и приземлилась на ладонь Винилин. На этот раз на них смотрел изображенный на монете в профиль волк.

Ага, нам наверх. Вот у нас уже осталось всего пятьсот дверей. Теперь давай узнаем, где именно нужная нам дверь. Находится ли она среди первых 250 ко входу в зал, или среди других 250. Надпись первые, волк вторые.
Изображение волка вновь смотрело на них с ладони Винилин.

Ну а теперь пойдем в ту часть зала, поднимемся на второй ярус. Там, на месте, и определим конкретную дверь.

Алорон была поражена всем этим, ведь они смогли найти способ, при помощи которого можно было действительно выбрать однозначно одну из 2000 одинаковых дверей. Они прошли по нижней части зала в его конец и, поднявшись по лестнице, остановились, чтобы вновь кинуть жребий. Шесть раз монетка подпрыгивала, крутясь в воздухе и оказываясь на ладони Винилин, пока не осталось всего две двери 256 и 257 двери от входа в зал. Они нашли эти двери и встали напротив них.

- Ну что, Алорон, 256 надпись, 257 волк, куда покажет туда и идем, что бы там ни было.
- Согласна, кидай.
Выпал волк.
- Ага, волк. Ну что же не будем заставлять Апоса ждать, он уже, верно, тут заскучал совсем.
- Постой, может нам сделать метку на двери, что мы пошли именно сюда, для наших спутников, если они тоже окажутся здесь.

Когда Алорон произнесла это, в зале вдруг прошел и тут же стих сильный порыв теплого ветра.

И не вздумай делать этого, мы будем играть по правилам.

Сказав это, Винилин отворила выбранную ими дверь. За ней был совершенно темный проход, не освещенный вообще ничем. Из прохода веяло холодом, и теперь их начало охватывать ощущение какой-то опустошенности.

- “Ох, это хуже всего, что мы с тобой открывали, может быть, пойдем другим путем” – сказала Алорон.
- Идем и все тут, давай живо вперед!

Винилин втолкнула Алорон вперед в темный коридор и зашла в него сама. Она хотела было закрыть дверь за собой, но дверь сама собой захлопнулась за ними, щелкнул дверной замок.

Они стояли в кромешной тьме, было холодно и как-то очень одиноко. Винилин достала из кармана светящийся кристалл и осветила им коридор. Алорон попробовала открыть дверь через которую они вошли, но та была закрыта, назад дороги не было.

- “Ну и жутко же тут” – сказала шепотом Алорон.
- Пойдем, смотри внимательно, чтобы мы с тобой не попали в ловушку.

Они прошли по темному коридору около тридцати локтей, пока не увидели справа от себя дверь. Дверь эта была точно такая же, как и те, что попадались им раньше, но вся ветхая, прогнившая и покрытая плесенью.

“Не пойдем туда” – сказала Алорон.
- “Посмотрим, что тут еще за двери” – сказала Винилин, которой тоже очень не захотелось идти в эту дверь.

Они прошли дальше по коридору, но уперлись в тупик, больше дверей не было.

- “Так, так. Везде были еще разные двери, а тут только одна, и монетку бросать не надо” – сказала Винилин.
- Ох, зря мы сюда пошли.
-Ладно, достань на всякий случай меч и посмотрим, что там за этой дверкой.

Они достали бывшее при них оружие, больше для того, чтобы успокоиться самим, чем с намерением с кем- то сражаться. Винилин толкнула прогнившую дверь. Та отворилась со страшным скрежетом, и они увидели перед собой большую комнату. Она была слабо освещенная зеленными светящими кристаллами. В их тусклом свете было различимо, что в комнате было полным полно всяких предметов, которые, впрочем, виднелись лишь как едва различимые силуэты.

Женщины вошли в комнату, и бывшая за ними дверь тут же закрылась сама собой. Щелкнул замок, пути назад больше не было. Они осветили комнату бывшими у них кристаллами и осмотрели ее убранство. Теперь было видно, что эта комната шикарно обставлена. Дорогая резная мебель, большие шкафы с открытыми настежь дверцами, внутри которых висело множество одежды. Стол и стулья, на столе позеленевшая серебряная посуда с большим количеством сгнившей еды. Все это было покрыто плесенью, гнилью и какой-то желто-зеленной слизью и от всего этого исходило невообразимое зловоние. Присмотревшись, они увидели множество мелких червей копошащихся во всем этом.

“Какой ужас!” – воскликнула Алорон. Её едва не стошнило от всего увиденного.
Винилин тоже крайне неприятно было здесь находиться и она, схватив за руку Алорон, повела ее сквозь комнату. Длиной комната оказалась около двадцати локтей и на противоположной ее стороне была дверь.

Винилин, не раздумывая, толкнула ее, но дверь оказалась закрытой. Тогда они принялись искать другой выход из комнаты, но это была единственная дверь. Они вернулись в начало комнаты и увидели, что на месте двери, через которую они вошли, была сплошная каменная стена покрытая плесенью и слизью.

- “Ох, мы пропали!” – воскликнула Алорон.

Винилин молча потащила Алорон в противоположную часть комнаты. Находившаяся там дверь была на месте и по-прежнему закрыта.

- Глянь, Алорон, тут возле двери есть такая же золотая табличка, как возле входа во дворец.

Вдруг табличка вспыхнула, и на ней загорелись огненные буквы. Огонь исчез, и на его месте осталась черная надпись на амилит. Алорон принялась читать написанное вслух.

“Здоровое, средь гноя и тлена, спасёт вас от незавидного плена”

Как только Алорон прочла это вслух, надпись внезапно вспыхнула и исчезла.

- “Ага, нам надо найти что-то здоровое в этом гнилом месте, и тогда дверь откроется” – сказала Винилин.
- Здоровое, да тут же кругом гниль и копошатся черви, я ни за что не притронусь ни к чему из этого.
- Еще как притронешься! Совсем, смотрю, распустилась! Мы иначе не выберемся отсюда. Давай, я осматриваю левую часть комнаты ты правую, можешь ковырять всю эту дрянь своим мечем, если что-то найдешь, дай мне знать.

Алорон нехотя согласилась. В ее части комнаты были несколько шкафов с одеждой и огромная кровать, накрытая позеленевшим от плесени занавесом. Что там было за этим занавесом, Алорон было страшно себе приставить, поэтому, она оставила кровать напоследок и пока начать со шкафов. Она подошла к одному из них и, закрыв рукавом нос, принялась брезгливо ковырять мечом, висевшие в шкафу вещи. Те распадались от малейшего его прикосновения. И вот одно из платьев совсем развалилось и из него на пол, к ногам Алорон вывалился клубок копошащихся червей. Алорон вскрикнула от ужаса и выронила, бывший у нее в руках меч. Тот, упав на пол, тут же начал стремительно ржаветь и покрываться плесенью и слизью, под слоем которой он вскоре и вовсе исчез.

С Алорон же случилась самая настоящая истерика, и Винилин стоило очень большого труда, чтобы хоть как-то успокоить ее. И хотя это и удалось сделать, но Алорон больше не могла искать что-либо в этой комнате. Винилин отвела ее к двери и велела, повернувшись к ней лицом, оставаться там.

Она подошла к шкафу, в котором ковырялась Алорон. Возле него в желто-зеленой слизи копошилось множество червей. Винилин привязала бывший у нее клинок к запястью, чтобы тоже каким бы то ни было образом не потерять его. Не долго думая, она рубанула поперечным ударом сразу все висевшие в шкафу платья и рассекла их. Она едва успела отскочить в сторону от немыслимого количества червей, гноя и слизи, которые вывалились из шкафа ей под ноги. Вонь стояла невыносимая. Уж насколько Винилин была не брезгливая, да нервы у нее были крепкие, но тут она едва сохранила самообладание от всего увиденного ужаса.

Она быстро отвернулась и ушла в другую часть комнаты к столу с яствами. От них исходил страшный смрад и в них также копошились черви. Винилин стала рубить мечом, переворачивая кубки и тарелки, которые сами были столь прогнившие, что распадались на части от ее ударов. Зловоние стало еще более невыносимым, от него уже начало темнеть в глазах. Винилин отошла в сторону к кровати. Ей ничего не оставалось, как рубануть скрывавший ее покров. Зрелище, которое она увидела, трудно передать описанию по всей его мерзости и гнусности. Но Винилин была готова к чему-то подобному и почти сразу отвернувшись, отошла к двери, возле которой стояла спиной к комнате Алорон. Она схватилась рукой за край одежды Алорон, чтобы не упасть. От невыносимой вони, у нее темнело в глазах, еще немного и она, потеряв сознание, сама будет поглощена гноем и червями, которые теперь всей своей огромной, зловонной массой, неумолимо подступали к ним.

Алорон тоже ощущала немыслимое зловоние, от которого у нее тоже нал мутиться рассудок. Чтобы хоть как-то сохранять самообладание, она смотрела на бывшую возле двери золотую табличку, которая единственная не содержала на себе никаких признаков гнили и тлена, царивших кругом. В глазах у нее начало темнеть, она едва держалась на ногах, глядя на табличку.

- “Табличка” – мелькнула у нее в голове. ”Это табличка” – попробовала было крикнуть она, но ее голос теперь был слабым и сиплым. Она ударила по табличке рукой, и вдруг, бывшая перед ней дверь открылась. Они буквально вывалились из двери в коридор, и дверь тут же закрылась за ними, щелкнул замок.

Они вновь оказались в темном коридоре, было довольно холодно, настолько, что у них изо рта пошел пар. Воздух здесь был свежий и чистый, так что они весьма скоро пришли в себя. Вскоре, они замерзли настолько, что одели на себя зимнюю одежду, которую до сих пор носили с собой, так и не решаясь ее выбросить.

Они пошли дальше по длинному темному коридору, стены которого покрылись инеем. Коридор перешел в длинную, узкую лестницу, ведущую наверх. Наконец, они уперлись в дверь. Дверь была покрытая инеем и промерзлая насквозь. Винилин толкнула ее и за ней оказалась следующая комната. Комната также была заставлена различной мебелью и ярко освещена белыми кристаллами. Пол комнаты был завален снегом, вся находившаяся в ней мебель обледенела, и кругом был такой лютый мороз, что женщинам было трудно дышать столь холодным воздухом. Они закрыли носы меховыми рукавами, чтобы вдыхаемый ими воздух успевал хоть как-то согреваться. Они вошли в комнату, дверь за ними закрылась, и щелкнул замок. Они посмотрели назад и увидели, что дверь, прямо у них на глазах, начала стремительно зарастать льдом пока полностью не исчезла.

Не тратя времени зря, они быстро миновали комнату и подошли к двери бывшей на ее противоположной стороне, которая ожидаемо оказалась закрытой. Они обе уставились на золотую табличку, которая единственная не была покрытой слоем льда. На табличке вспыхнули огненные буквы, которые вскоре погасли, и осталась черная надпись на амилит.

“Было здесь холодно стало холодней, то что здесь не замерзло попей”

Буквы вспыхнули и исчезли. Винилин немедленно достала бурдюк с водой, но оказалось, что вода в нём полностью замерзла.

“Может быть, получится выжать сок или масло из этих фруктов” – сказала Алорон.

Она достала фрукт, но тот был совершенно окаменевшим. Они принялись ходить по комнате в поисках чего-нибудь, что не замерзло. Они открывали шкафы тумбочки, бывшие здесь замерзшие сундуки, коробочки, флакончики. Но все, совершенно всё, что находилось в комнате, было замерзшим.

Становилось все холоднее и холоднее, было тяжело дышать даже сквозь меховой рукав. Руки и ноги промерзли насквозь, несмотря на очень теплую зимнюю одежду. Холод вырывался из открытых ими шкафов, сундучков и ящиков.

Наконец, дошло до того, что они едва могли двигаться по комнате, от сильного холода их начало клонить в сон. Когда им оставалось уже совсем немного, чтобы закоченеть, они бросили искать и, доковыляв до двери, остановились возле нее.

“Тут все замерзло, и мы замерзнем” – сказала шепотом Алорон.

Они едва держались на закоченевших ногах, наконец, Алорон поскользнулась и упала ударившись, об обледеневшую дверь. Упала она так неудачно, что рассекла себе бровь, из нее потекла и вскоре замерзла кровь. Винилин с трудом подняла Алорон на ноги и уставилась на ее замерзшее лицо.
У тебя кровь течет. Кровь. Кровь!
Винилин вытащила окоченевшей рукой кинжал и, сняв с руки перчатку, порезала себе палец и выпила своей крови. Потом она отодвинула от ее лица приложенный к носу меховой рукав и аккуратно порезала ей кончик губы, из которой тонкой струйкой потекла кровь.

Оближи губу, живо!

Алорон послушно облизала губу.

Раздался щелчок, дверь открылась, и они едва смогли выйти из нее. Дверь закрылась, раздался щелчок. Они устало рухнули на пол. Вокруг было тепло, и они довольно долго пролежали на полу, прежде чем пришли в себя и согрелись.

- “Это какой-то кошмар” - сказала Алорон. Я не вынесу больше всего этого.
- Ладно, соберись когда-нибудь все это закончится.

Они еще немного перевели дух и, поднявшись на ноги, пошли дальше по коридору, который вскоре перешел в лестницу, ведущую вверх.

Следующая дверь, перед которой они оказались, хоть и была точно такой же, как и остальные на вид, но не была ничем примечательной. От нее не веяло ни холодом, ни зноем, ни гнилью. Винилин глубоко вдохнула и толкнула дверь. Дверь открылась. Перед ними была большая удивительно украшенная комната. Огромный зал, освещенный множеством белых светящихся кристаллов. Отделанные мрамором и дорогими породами дерева стены, потолок с барельефами. В зале была невероятно пышная отделанная золотом мебель, шкафы с невероятно дорогой и роскошной одеждой. По стенам зала располагались изумительно искусно выполненные портреты мужественных воителей и прекрасных дам. На постаментах посреди комнаты, стояли шесть огромных мраморных статуй, имевший вид существ похожих на Древалар. Они были сделаны столь искусно, что казались будто бы живыми. В каждой руке у них было по стальному чрезвычайно острому клинку искусной работы. Пол комнаты был устелен дорогими коврами. На столах и тумбочках стояли сундучки с различными драгоценностями золотом и украшениями.
От всего этого великолепия просто захватывало дух.

“Ты это, не вздумай тут что-то трогать” – сказала Винилин Алорон.

Та кивнула в ответ, и они обе вошли в комнату. Дверь за ними закрылась, щелкнул замок. Они прошли сквозь комнату к выходу, стараясь не смотреть на окружавшее их великолепие. Винилин на всякий случай толкнула дверь и вдруг, совершенно неожиданно, она открылась.

- “Дверь открылась, уходим скорее!” – воскликнула Алорон.
- Нет, постой, тут что-то не так. Он нас так просто пропускает, без загадки?
- Может это нам награда, за то, что мы смогли добраться до этой комнаты.
- Ага, как же, награда.

Винилин закрыла дверь и уставилась на золотую табличку, но на ней не появлялось никаких надписей.

- Пойдем, Винилин, путь открыт.
-Нет, подожди, пока не появится надпись, никуда не уйдем.
- “Ну и ладно” - сказала раздраженно Алорон.

Она повернулась в сторону комнаты и стала рассматривать её изумительное убранство. Ожидание затянулось, даже слишком затянулось. Прошло полчаса, час. Они уже не стояли, а сидели на полу. Винилин смотрела на табличку, а Алорон на комнату.

Наконец Алорон не выдержала и сказала :”слушай, Винилин, уже прошло так много времени, а ничего не произошло, пошли дальше”.

- Подожди, тут что-то не так, какой-то подвох, нутром чую.
- Ну, можно, я хоть похожу по комнате и посмотрю картины?
- Забыла, где ты находишься?! Сиди возле меня и ничего не трогай!

Алорон вздохнула, но осталась послушно сидеть возле двери.

Прошло еще какое-то время, Алорон уже начало клонить в сон, когда Винилин вдруг толкнула ее локтем.

Надпись появляется, давай читай!

Дремота спала с Алорон, она вскочила на ноги и повернулась к табличке, на которой уже появились черные буквы амилит.

“Взять чужое берегись, чтобы не сгореть, и идти не торопись, чтоб не умереть”

Буквы вспыхнули и исчезли.

Вдруг, бывшие в помещение вещи разом вспыхнули и загорелись, раздался оглушительный свист. Стоящие на пьедесталах статуи вдруг ожили и направились к двери, держа в руках грозное оружие и готовые к бою.

Винилин оттолкнула Алорон в сторону от двери, в место, где не было вещей и ничего не горело. Она выхватила меч, готовая дать последний бой ожившим статуям, но те неожиданно прошли мимо них. Дверь перед ними открылась сама собой, и они отправились в коридор. Войдя в него, они стали издавать страшный оглушительный визг, от которого стыла кровь в жилах. Входя в коридор, они начинали размахивать перед собой, бывшими у них в руках клинками. Винилин и Алорон вжались в стену, в месте, где висела золотая табличка, едва живые от страха. Статуи визжали, продвигаясь дальше по коридору. Вся комната была объята сильнейшим пламенем, потом вдруг все стихло. Все бывшие в комнате вещи сгорели, превратившись в белый пепел.

Статуи бесшумно вернулись обратно в комнату, они вновь поднялись на свои постаменты и замерли, после чего вдруг рассыпались вместе с постаментами, превратившись в пыль.

К Винилин вернулось самообладание и она, потянув за собой Алорон, вытащила ее из комнаты в коридор. Дверь за ними захлопнулась, раздался щелчок.

Они, продолжая трястись от страха, шли по прямому неосвещенному коридору. Шагов через пятьдесят, они уперлись в дверь, которая отличалась по виду от тех, что были раньше.



Павел Ан

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться