Любовь и лёд

Размер шрифта: - +

2.4

Яррен явился только через четверть часа.

— Простите за задержку, ваше высочество, — поклонился младший лорд. — Моя смена закончилась, и я позволил себе в свободное время отлучиться из гостевого корпуса.

— Как глава моей охраны вы не должны никуда отлучаться без доклада и моего дозволения! — вспыхнула принцесса негодованием.

Изменчивые, как весенняя погода, глаза полукровки позеленели.

— Как главе вашей охраны, миледи, мне иногда необходимо сохранять полную секретность моих перемещений.

— Даже от меня?

— Даже от вас. Нет гарантии, что ваши покои не прослушиваются. Кроме того, иногда жизненно важно каждое мгновение, и недопустимо тратить время на ожидание, когда ваше величество изволит принять меня. Вы в это время можете спать, купаться или пребывать в обмороке, как сегодня.

Получив отповедь, принцесса покраснела, но вынуждена была согласиться с железными аргументами мага.

— Что ж, если я не могу принять вас, или ежели есть срочная необходимость покинуть ваш пост, вы вольны поступать на свое разумение. Но в остальное время я должна знать, когда и на какое время вы уходите, фьерр Ирдари.

— Как прикажете, — полукровка склонил непокорную голову, но его взор все еще непримиримо и ядовито зеленел.

— Так и прикажу, — Летта так же упрямо вздернула подбородок. Еще не хватало, чтобы ее приказы оспаривались. — Итак, я звала вас, чтобы вы разобрались, кто и зачем похитил мой экземпляр договора из пенала, который хранился в ларце с магическими печатями.

 

* * *

 

Портал перенес Алэра и Марцелу в холл перед покоями императора. Как только погас ярко-синий контур, Владыка льдов оттолкнул прильнувшую к нему девушку.

— Ступай в спальню! — приказал он и взмахнул рукой, создавая новый портал.

— Господин, могу я спросить?

— Ну что еще? — Алэр раздраженно обернулся. Наметившийся снежный круг мгновенно развеялся.

— Чем мне можно заняться в ожидании вас?

— Ничем. Обязанность наложницы — согревать своим телом постель к приходу господина. Если ложе окажется холодным, я тебя выгоню.

— Но это же скучно — все время лежать! — Марцела надула пухленькие губки.

— Скучно? — император поймал девушку за подбородок и провел большим пальцем по ее губам. — Дозволяю читать.

— Что? — гардарунтская розочка изумленно округлила глаза. — Читать? Я благородная леди, а не служка-чтец! Я не умею читать!

— Дура! — Алэр отшвырнул от себя девицу. — И как же вы живете в таком невежестве?

— В каждом благородном гардарунтском доме есть специально обученные слуги — чтецы и писари. Аристократу же неприлично заниматься делом низких сословий. Кроме того, это просто вредно, особенно девушкам! От чтения появляются морщины и портится цвет лица, а от чернил пачкаются руки и одежда. Это постыдно! Единственное, что не возбраняется высокородным — расписываться в документах. Этого умения вполне достаточно.

Император расхохотался.

— Моя невеста такая же дура?

Марцела обиженно посопела, но выдавила:

— Хуже! Она втайне научилась читать и даже писать, словно какая-то купчиха, а не принцесса. Я сама видела, как ее обучали леди Исабель и даже фьер Яррен!

— Вот как? — мужчина сжал плечо наложницы так сильно, что она вскрикнула. — Значит, Яррен обучал? Этот мальчишка ей нравится? Отвечай!

— Да, он ей нравится. Я видела, как принцесса Виолетта им любуется. И еще когда кронпринц Игинир оставил его одного на пограничном берегу в ту ночь, когда Темная страна едва не пожрала Гардарунт, у Виолетты была самая настоящая истерика. Этому все были свидетели! А уж когда он вернулся живой и невредимый, она ему на шею бросилась!

— Вот как? Яррен, подумать только! Щенок! — злая усмешка рассекла прекрасное лицо императора. — Теперь понятно, почему она так сопротивляется браку. И чему еще она обучилась у такого... учителя? Что они читали вместе? Любовные послания друг другу?

— Я… не знаю, господин. Не знаю! — захныкала наложница. — Пустите, господин. Мне больно!

— Жаль, что ты уже лишилась доверия девчонки. Поторопился я с тобой… А что ты скажешь об Эбигайл? В кого она влюблена?

— Мы не успели сблизиться, ваша безупречность. Ай, больно!

— Нужно говорить «ваша многоликость», глупая. Ты оказалась совсем бесполезна, Марцела. Я разочарован. И прекрати хныкать, ненавижу бабское нытье!

Император дунул в лицо девушки, и оно лишилось красок, а потом медленно, чтобы жертва успела прочувствовать, превратилось в ледяную маску с разинутым в немом крике ртом и ужасом в застывших глазах.

Марцела успела схватиться руками за немеющую шею, ее грудь вздымалась, но крик не мог вырваться из ледяного плена, а потом остановилось дыхание, и несчастная упала ничком у ног равнодушно наблюдавшего императора.

От удара об пол ледяное лицо треснуло.

— Достаточно, — Алэр распростер руку над сломанной куклой. Ее окутало синее сияние. — Надеюсь, этот урок будет усвоен твоей бывшей госпожой.

Он щелкнул пальцами, и в облаке сверкающих снежинок появилась огромная и плечистая фигура обнаженного ласха, сплошь покрытого светящимися узорами. Вместо лица у него белела чудовищная бугристая морда с вытянутой пастью.

— Убери здесь, Фернир. С девкой делай, что хочешь. Наиграешься, отдай в казармы.

— Разве это не благородная дочь равнинного барона? — глухо спросил ласх.

— Виконта, Фернир. Да пусть хоть гардарунтского короля. Это не имеет никакого значения. Выполняй.



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться