Любовь и лёд

Размер шрифта: - +

4.Тайна Алэра

Снежный портал должен был перенести императора в заполярную резиденцию его старшей дочери, теперь уже бывшей леди-протектора. Но уже через пару секунд что-то пошло не так. Алэр, ступив в портал, почувствовал чудовищную боль под левой лопаткой, словно в спину впилась змея и вот-вот прогрызет плоть до ледяного сердца ласха.

В ушах раздался свист, в котором Алэр с трудом разобрал приказ.

И ужаснулся.

Он, считавшийся сильнейшим магом Севера и одним из лучших магов мира Эальр, был пойман, как мышь.

Его враг с легкостью достал императора не где-нибудь, а там, где любой считался в принципе неуловимым — в снежном портале, во время перемещения сквозь ткань мира. В момент, который не смог бы отследить никто, кроме бога.

Как это возможно?

Ослепительная боль лишала разума и сил. Алэр невероятным усилием воли сохранял сознание и то только потому, что магия портала, не удерживаемая разумом, убьет его в мгновение ока.

Все, на что осталось сил самого могучего ласха среди живущих — это последовать приказу и перестроить портал по новому пути, куда толкала пульсирующая боль.

Владыка Севера оказался в той самой долине между ледяных скал, где двести лет назад совершил самый гнусный и омерзительный ритуал в своей тогда еще юной жизни.

Ритуал, который дал ему все, что он пожелал, и отнял все остальное.

Там, в мертвой долине, среди нетленных замороженных трупов жертв Алэра, в полуверсте от рубежа Темной страны, на руинах древнего алтаря ласхов, разрушенного и оскверненного его руками, ждал тот, кого император ненавидел даже больше, чем самого себя.

Алэр вывалился из портала кувырком, как безвольная соломенная кукла. Если бы кто-нибудь из его подданных увидел его в этот момент, ничто не спасло бы его корону, да и жизнь.

Но за позорным падением владыки Севера наблюдала лишь пара насмешливых зеленых глаз мужчины в шелковом, не по северному климату, черном плаще. Он сидел на обломке алтаря, закинув ногу на ногу и поигрывая тонкой тростью с рогатым костяным набалдашником. На его узком лице, освещенном звездами и сиявшими в небесах полярными сияниями, играла такая радостная улыбка, как если бы ее обладатель увидел долгожданного, самого дорогого его сердцу гостя.

Алэр еще с минуту лежал перед ним ничком, как презренный раб, борясь с одуряющей болью под левой лопаткой.

— Не слышу твоих приветствий, северянин, — нарушил вечную тишину над красными от крови нетающими снегами негромкий и приятный, словно теплый бархат, голос. — Что-то ты сегодня не так вежлив, как в нашу первую встречу. А ведь как ты меня звал тогда, как молил! Забыл? Ну и память у тебя никудышная. Всего-то двести лет прошло.

— Приветствую тебя, Азархарт, — глухо выдавил Алэр.

Упал он неудачно, лицом в чьи-то останки, и перед его глазами белела оторванная и слегка погрызенная кисть тонкой женской руки.

Что ж темные ее не до конца сожрали? — поморщился император. Могли бы и прибрать за собой почище. Хотя, конечно, жертв тут было столько, что даже темные твари пресытились.

В анналах истории та ночь, случившаяся двести лет назад, записана как Трагедия Дихорского Прорыва. И никто не узнает, что путь темным открыл ничтожный младший принц Алэр, в котором и магии-то почти не было. Никто не догадается, с какого ужасающего предательства началось его кровавое восхождение к трону.

С тех пор в Дихорскую долину не вела ни одна тропа, туда не мог открыться ни один портал. Только по личному приглашению темного владыки.

— Не так, раб! — Трость в руках самого жуткого в мире Эальр существа со свистом разорвала воздух и обрушилась на спину лежащего.

— Приветствую тебя, господин! — послушно молвили белые губы императора Севера.

— Встань.

Невидимая змея, поселившаяся на спине Алэра с той проклятой ночи, разжала зубы, и боль отступила.

Ласх с трудом поднялся на четвереньки, но трость снова уперлась в его плечо, в опасной близости от шеи.

— Достаточно. Так и стой, императоришка, пока не доложишь, почему до сих пор не проведен твой брачный ритуал с дочерью Роберта. И причина должна быть очень, очень весомой, Алэррр.

Его имя темный прорычал с такой силой, что где-то неподалеку треснул обломок алтаря и покатились мелкие камешки, а женская кисть перед глазами Алэра дрогнула и пошевелила пальцами.

Но трехсотлетний император уже не тот впечатлительный юнец, его такими кошмарненькими эффектами не напугать.

— Причина проста… господин. У моей невесты глубокий траур по любимому отцу, погибшему десять дней назад. В дни траура у людей не играются свадьбы, а жрецы в храмах не благословляют браки.

— Какая чушь! С каких пор тебя останавливают какие-то глупые традиции ничтожных людишек? Последняя попытка объяснить, северянин, или ты будешь наказан, — Азархарт наклонился вперед, ловко перевернул концом трости женскую кисть, и теперь ее пальцы с внезапно отросшими острыми когтями нацелились в глаза ласха.

Алэр, пользуясь тем, что Темный владыка не видит его лица, превратил кожу в ледяную маску, тонкую, но прочнее стали. Неприятно, конечно, если тебе начнут глаза выцарапывать, но не смертельно и даже не опасно. Вот змея под лопаткой — это гораздо хуже. Но он живет с ней уже двести лет, притерпелся.

— Меня, конечно, вряд ли остановили бы какие-то странные традиции равнинных людей, — торопливо сказал он. — Но за их соблюдением следят два горных мага. Всего два, это тоже не проблема, — еще поспешнее добавил Алэр, и рванувшиеся к нему когти замерли у самых глаз, едва не поцарапав линзы ледяной защиты. — Но магический договор не позволит взять невесту силой, а девка упорствует. Очень набожной оказалась, в отличие от ее старших сестер.

— Ты разучился соблазнять женщин? — удивился темный.



Ирмата Арьяр

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться