Марго и карусель. История одного витка

Размер шрифта: - +

17. ВСТРЕЧА С МАРТИНОМ

 

Черно-белые сны:

 

Когда я открыла глаза в швейцарской клинике, то пожалела, что не умерла во время операции. Меня пронизывала настолько истошная боль, что я не могла пошевельнуться. Но хуже всего донимали слезы: мне казалось, что они катились даже тогда, когда я спала.

Расплатой за мое поспешное решение стала внутренняя боль, которую мне пришлось вынести не только за себя, но и за своего неродившегося ребенка, за Александара, котрый пока еще ни о чем не догадывался, и за мужа, который догадывался обо всем уже давно.

Мое пребывание в клинике затянулось. Родители Марка устроили переполох, названиявая моим родителям в Париж, а Орелия также не могла меня долго покрывать на работе, на котрую вернуться я пока не могла, не сколько из-за физического состояния, сколько из-за морального.

Когда в клинику, наконец. позвонил мой муж, я уже знала, что он обо всем догадался. Во Франции аборты запрещены, и если женщина поехала в Швейцарию, это значило только одно. Я также знала, что он приедет и заберет меня при любых обстоятельствах. Я этого ждала.

Этот взгляд полный преданности, нежности и страдания я увижу еще не раз сквозь столетия.

 

ГЛАВА 17. ВСТРЕЧА С МАРТИНОМ

 

В утро перед приездом Мартина я спала долго, ведь две предыдущие ночи с Дэниелом у меня не было возможности выспаться. Еду я не готовила, так как холодильник был полон, угостить чем-то гостей с дороги не составляло проблем.

А что было делать с напрочь испорченным настроением – этот вопрос был уже совершенно другого порядка. Перед поездкой в аэропорт я написала сообщение Дэниелу, который вчера вечером успокоил меня в том, что он отлично долетел в Стамбул и встретился с друзьями.

Перед прилетом гостей я только и думала о том, как было бы хорошо, если бы самолет задержался, а еще чтобы помедленнее работала таможня: я готова была страдать от безделия несколько часов в зале ожидания, только бы у нас с Мартином осталось меньше времени вдвоем. Эти мысли были нестерпимы: Мартин еще не приехал, я уже считала минуты до его отъезда.

Мартин и Сэм появились в зале прилетов почти ниоткуда: счастливые, солнечные, оба с рюкзаками, словно юные скауты. Я заулыбалась, стараясь выглядеть максимально дружелюбной, а Мартин, и его старший бритоголовый друг радовались, как дети.

- Как у вас тут солнечно! Какая красота! Я так давно мечтал приехать в Украину! – первым делом выразил свой восторг Сэм.

- Привет, вы привезли погоду с собой! - я поцеловала и обняла их при встрече, ведь в первую очередь, они были мне друзьями. - Только почему не единого сообщения? - обратилась я уже лично к Мартину. - То ты мне их присылаешь по десятку в день, а в такой важный день прилета – ни одной.

Пока мы ждали такси, я коротко обрисовывала ситуацию у нас дома: каждый день у нас происходит что-то новое, но не всегда приятное. Сначала нам колотят в дверь, то нам отключают воду, а теперь, как назло, Кристин не разговаривает с Луи. Про инцидент Луи и Кристин я промолчала.

- Но это ничего, - успокоила я Мартина, который ждал встречи также и с Луи, - у нас будет много времени увидеться с ним по отдельности.

Дома нас ждала довольная Кристин: дело в том, что с целью предотвращения впадения в уныние, я дала ей задание максимально развлекать гостей - это было полезно в ее ситуации. За это я ей обещала часть подарков и ужин. Для меня общение с ними было тяжелым испытанием после всех потрясений с друзьями и, несомненно, после отъезда Дэниела.

Мы с Кристин начали готовить стол, и я незаметно подмигнула ей: пока все в порядке. В эту минуту на кухню зашел Сэм, неся огромный пакет с подарками: коробки с бельгийским фигурным шоколадом, две бутылки фруктового ликера, в качестве сувенира из Гента, в котором я попробовала его в первый раз.

- Простите, что так мало, - нам только приходилось удивляться его скромности, глядя на этот праздник жизни, - Мартин сказал привезти вам кое-какие продукты.

- Спасибо огромное, все такое красивое, праздничное, - мы словно птички защебетали над блестящими пакетами.

- Это еще не все, - на кухню зашел Мартин, еле помещая в руках охапки бельгийского шоколада в плитках. Теперь я понимаю, что он привез его килограмма два, только для того, чтобы я не злилась. Мы с Кристин только ахнули от удивления и такой неожиданной щедрости.

Дальше пришла моя очередь открывать холодильник и кухонные шкафчики – Мартин по очереди приносил продукты заказанные Кристин: сыры, французское вино, фуа-гра, паштет и другие пакеты, содержимое которых я пока не могла разобрать.

- Ты купил основу для королевских галет? – поинтересовалась Кристин, которая давно уже обещала мне приготовить это рождественское блюдо, и даже привезла из Вены фигурку короля, которая ставится на верхушку.

- Черт! Я купил, но забыл дома! – раздосадовано сказал Мартин.

- Нет! - хором произнесли мы с Кристин.

- Я как раз хотела приготовить, пока вы отдыхаете, но, видно не судьба. - Тут она зашлась заливистым хохотом, разбирая пакет. - Ты что, привез сахар?

- Ну да, ты же заказывала, - недоуменно ответил он.

- Oh mon Dieu, - не унималась она, - Марго, представляешь, Мартин привез обычный сахар, а не сахар-пудру. Неужели он думал, что в Украине нет обычного сахара?

И мы уже все зашлись смехом – пожалуй, в такой атмосфере, было приятней садиться за стол. К моему удивлению и радости Кристин не прекращала говорить, а я же занялась едой, не особо интересуясь разговором. Для усиления разговорчивости Кристин я даже не пожалела открыть французское вино – лишь бы на пользу.

Свою роль «массовика-затейника» Кристин сыграла великолепно, для того, чтобы еще больше отвлечь внимание Мартина от разговора со мной тет-а-тет, она организовала кальян у себя в комнате, пригласив нас раскурить его там.



Елена Эсти

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться