Марго и карусель. История одного витка

Размер шрифта: - +

19. ТЫ МЕНЯ НЕ ПОНИМАЕШЬ

Черно-белые сны:

 

Мы с Марком решили взять напрокат машину и отправиться в небольшое путешествие по Швейцарии.

Я перестала плакать, но не переставала думать о Тони. После этой моей личной трагедии, я стала одержима Тони. В своем эмоциональном безумстве я переключилась с мыслей об Александре на свою боль. С болью легче иметь дело, чем с реальными людьми: ее можно лелеять, кутать, пеленать, прижимать близко к сердцу. А главное — она никогда тебя не предаст.

Самое странное, что люди хотят культивировать чувство потери, и оно проникает сначала в мысли, потом в слова и действия, и, наконец, — в ДНК. Не передавайте своим детям укутанную боль — они передадут ее также своим детям, а еще вероятнее — заберут это чувство с собой в следующую жизнь. Теперь я в этом более, чем уверена.

Я решила стать Марку примерной женой и однажды даже родить ему ребенка. Для этого мне нужно было коренным образом изменить свой образ жизни. Одна поблема — мир моды никак не хотел отпускать меня из своих объятий вот уже много лет. Потому я решила стать лондонским стилистом. Но для этого мне нужно было навести много справок и возобновить десяток контактов. После поездки по Швейцарии мы с новыми идеями отправились в Париж.

 

 

 

ГЛАВА 19. ТЫ МЕНЯ НЕ ПОНИМАЕШЬ

 

«Безграничная потребность в любви

проявляется подчас в настолько различных формах,

что узнать ее вообще невозможно».

Карен Хорни

 

Люди очень настороженно относятся к несчастной любви. Приятного в ней мало, но для того, чтобы узнать, получится или нет, надо пробовать, а на это может потребоваться несколько попыток. В конечном итоге, даже из несчастливых отношений человек выходит с огромным багажом знаний: о себе, о противоположном поле, о том, какие тенденции необходимо поощрять, а каких — избегать. Не говоря уже о том, что любовная тоска – прекрасный период для творчества. Правильный выход из неудавшихся отношений: с открытой душой, без сожалений и чувства вины — вот залог построения следующих счастливых отношений. Я на это очень надеялась, перевернув страницу под названием Мартин.

Уроки, которые должна была пройти Кристин, вернувшись во Францию, также были непростыми. По хорошей привычке, наши девичьи посиделки проходили на моей уютной кухне. После возвращения Кристин домой, я взяла с себя слово общаться с ней только по-французски, заменяя английскими только те слова, которых я не знала.

- Ты делаешь прогресс! - похвалила меня Кристин.

- Мы с тобой весь день говорили на французском. Это все благодаря тебе!

- Мне приятно это слышать! Но кроме всего прочего, ты очень хорошо говоришь по-английски.

- Можно подумать, это передается половым путем, - засмеялась я, вспомнив Дэниела. - Если бы все было так просто, а то приходится годами корпеть над книгами и правилами!

- О, тогда мне никогда не светит выучить украинский, - засмеялась Кристин,вспомнив Сашу.

Теперь была моя очередь узнать от Кристин, как прошел ее незапланированный отпуск, и почему она задержалась во Франции так надолго, хотя раньше предполагала двухнедельные каникулы. И она начала рассказывать:

«Меня пригласил в гости мой лучший друг, как только узнал о случившемся. Я собиралсь погостить у него в гостях две недели, ничего не говоря даже родителям, иначе бы они поняли, что случилось нечто плохое, раз я уехала в такой спешке и без предупреждения.

Честно говоря, перед поезкой я не успела толком поговорить с Ксавье, а ведь он собирался приехать ко мне в гости в январе, насколько ты помнишь. Я только написала ему короткое сообщение на электронку, а он просто набросился на меня, как только я вошла в скайп в аэропорту Мюнхена, делая пересадку.

«Саша разбил твое сердце, и ты в недоумении?» - съязвил он.

«Вообще-то, я в Мюнхене и делаю пересадку на Париж. И если бы ты знал, из-за чего я уезжаю, ни за что бы так не говорил».

Мне не хотелось с ним говорить, просто хотелось поскорее добраться в Париж, сесть на поезд до Версаля, обнять друга и поплакаться в жилетку.

Под Новый год приехал Ксавье и чуть ли не с порога налетел на меня с претензиями:

- Я знаю, что ты мне изменяла, все это время, что я работал на острове Реюньон!

Его появление было невовремя и неуместно. Я промолчала, во-первых, потому что он очень быстро забыл, что мы решили расстаться на время, а во-вторых, потому что это было правдой. Я не хотела с ним ругаться из-за его неконтролируемых вспышек ревности, поэтому я решила не реагировать, пока он не предоставит хоть какие-нибудь факты:

- Я устала. Мне наплевать на твое настроение и желание выяснить отношения. Мне очень плохо и если ты не хочешь этого понять, то лучше уезжай.

Он остался, немного умерив свой пыл, и слово за слово вытащив из меня то, что произошло у меня с Луи. Еще бы, в тот момент я не могла думать ни о чем другом. Ксавье просто взбесился от ярости:

- Я задушу голыми руками этого ублюдка! Я приеду в Украину и жизни ему не дам!

- Успокойся! На данный момент для меня важнее мое психическое здоровье. Я себе места не нахожу, он меня травмировал.

- Я знаю одного киллера из Югославии, я серьезно. Он поедет туда и грохнет его, скажи мне только слово, - ревел Ксавье.



Елена Эсти

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться