Мой возлюбленный враг

Размер шрифта: - +

Часть 2.5

5

 

Началось всё просто ужасно, а именно — со звонка приборной панели. Я еле выбралась из постели, перелезла через спящего Эштона и подошла к двери, увидев на экране разгневанное лицо Ортан-онга. Сглотнув, я отвернулась от двери и оглядела свою комнату со спящими на полу парнями, потом проверила заглушку и закричала:

— Подъем! Живо-живо! Сваливайте все из моей комнаты!

Перепуганные неожиданным пробуждением первокурсники подскочили и заозирались по сторонам, протирая глаза. Я, оглядывая парней, покраснела и со вздохом отвернулась, стукнувшись несколько раз головой о дверь.

— МакКаст, живо открывай! — поторопил меня Ортан-онг. — Тебя засекли на видеокамере во дворе, как и соучастников твоей вечеринки!

— Моей?! — пропищала я в пустоту, и парни, очнувшись ото сна, переглянулись и взвыли.

Пожалуй, им, как и мне, хотелось бы быть как можно дальше от разгневанного роасана.

Эш, встретившись со мной взглядом, уверенным шагом направился к двери, хотя он немного пошатывался и периодически морщился. Однокурсники смотрели на него как на героя и останавливать не спешили.

— Доброе утро, фейссор! — открыв дверь, поприветствовал разгневанного коменданта Эш.

— Что всё это значит?! — взревел роасан, заглянув нам за спины и оглядев всю комнату.

Ничто не укрылось от его внимания: ни пустые банки алкогольных напитков, ни помятые физиономии парней, ни мусор из-под пачек с сухой закуской. Эштон открыл рот, чтобы все объяснить, но комендант его остановил:

— Нет, не стоит! Я всё и так понял. У меня и раньше устраивались вечеринки, которые я пресекал, но чтобы вот так… в женской комнате? Да как вы додумались до этого?

— Прости-ите, — опустив голову, прошептала я, и Ортан-онг посмотрел на меня с неудовольствием.

— Отставить мямлить, курсант! Вы — будущая военная летчица, поэтому не имеете права на слабость!

— Не кричите только на неё, — вступился за меня Эштон.

— Не смейте брать за её ответственность на себя, Торифаэр! А то знаю я ваши фаэртские привычки. Вы подорвали свой авторитет, а ведь выглядели самым ответственным из всех этих балбесов, поэтому я не ожидал от вас такой халатности. Как только могли пустить их, — комендант обвел комнату рукой, — в комнату к девушке?

— Понял. Виноват. Исправлюсь, — отозвался Эштон и высказался в свою защиту: — Но вы сами только что сказали, что ей пора привыкать к трудностям, в том числе и к обществу мужчин.

Роасан усмехнулся и отступил в сторону, пропуская студентов на выход.

— Марш в душ! — скомандовал комендант. — И чтобы духу вашего рядом с комнатой Филисити не было! После душа все вместе пойдете в кабинет ректора. Приказ ясен?

— Так точно, — нестройно ответили курсанты.

— Не слышу!

— Так точно! — воскликнули парни и чуть ли не строевым шагом покинули мою комнату.

Я осталась стоять, глотая собственные слезы и не решаясь поднять смущенного взгляда на коменданта. Тот вздохнул и окинул меня усталым взглядом.

— Я разочарован в тебе, Филисити. Я думал, ты более стойкая девушка и сможешь вынести напор общественности. Ты не должна прогибаться под желания однокурсников. Запомни, ты единственная девушка в мужском коллективе, куда ты им укажешь, в таком направлении они и пойдут. Они могут думать, что решили это самостоятельно, но верную мысль подкинула им ты. А сейчас ты сама повелась в волне толпы.

— Простите.

— Да прекращай мямлить уже! — раздраженно одернул меня фейссор. — Неприятно! Ты взрослая и умная девушка, так веди себя соответствующе! К тому же ты курсант военного отделения Лётного училища! Тебе еще не с таким сталкиваться придется, а ты нюни распустила. Твой голос должен быть тверд, иначе тебя сомнут под напором чужого авторитета, понимаешь?

— Понимаю, — проговорила я, действительно задумавшись над словами Ортан-онга.

— Я рад, что ты не растеряла своё здравомыслие. Сегодня к ректору пойдешь вместе со всеми. Всё ясно?

— Да…

— Не слышу!

— Так точно! — воскликнула я и вытянулась по струнке.

Комендант криво усмехнулся и покинул мою комнату. Дверь за ним тихо съехалась, оставив меня с собственными умозаключениями наедине.

Я действительно повела себя слабохарактерно, позволив парням сделать всё так, как хотели они. И это рядом со мной еще был Эштон, а что было бы без него? Я вздрогнула от неприятных мыслей, после чего подхватила полотенце и направилась в ванную — нужно принять душ, а потом уже заслушать приговор от ректора.

В кабинете нас ждал еще и декан, причем последний был хмур и недоволен, а вот сам глава училища буквально лучился хорошим настроением. Когда мы переступили порог, ректор поднялся со своего места и громко зааплодировал. Студенты опешили, а Пирот-онг еще больше нахмурился.

— Поздравляю, мои юные неудачливые нарушители спокойствия! — воскликнул ректор. — Предыдущие курсы хотя бы успевали подняться в воздух, несмотря на страх быть пойманными! Но могу вас утешить: так долго искать их, как вас, нам не приходилось. Спрятаться в комнате единственной девушки на курсе — как умно! О, а вот и курсантка МакКаст! — Мужчина обратил на меня свой взор. — Что же вы стоите на пороге? Проходите, садитесь на диваны. Чувствуйте себя как дома. Поверьте, раз вы так отличились в первую неделю, то за последующие пять курсов бывать здесь придется часто.

Лица студентов еще больше помрачнели, а декан неожиданно повеселел, видя нашу угрюмость. Приказ ректора мы не выполнили, оставшись стоять на прежних местах.



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться