Мой возлюбленный враг

Размер шрифта: - +

Часть 3.2

2

 

Мазь мне действительно оказалась необходима, потому что Фар был беспощаден в это время года на спутнике. Проснувшись, я умылась, позавтракала и отправилась искать куратора. Он нашелся в одном из ангаров, где перебирал мелкие запчасти в ящиках.

— Вам помочь? — спросила я, подходя ближе.

— Нет, я справлюсь, — бросив на меня мимолетный взгляд, отозвался Эжелион.

— Вы так боитесь моей помощи? — улыбнулась я, присев рядом и взяв в руки сопловую лопатку турбины.

— Последний раз у меня на практике была девушка с твоего факультета, — начал рассказ мужчина, — лет сто назад. Так вот, она тоже рвалась помочь. Знаешь, как она мне помогла? Все смазанные маслом детали вымыла и вычистила.

— Так они же коррозируют! — воскликнула я, приоткрыв рот.

Куратор хмыкнул, взял одну деталь и положил остальные в ящик. Я тоже вернула лопатку на место и направилась вслед за куратором на выход.

— Я рад, что ты это понимаешь. Но у меня правда нет для тебя работы. Если хочешь, можешь просто побыть рядом со мной. Я люблю время от времени тешить себя разговорами с молодым поколением.

— С удовольствием! — откликнулась я, широко улыбнувшись.

Вот так я и стала надоедливой «почемучкой», интересующейся всем и вся. Я рассматривала детали, спрашивала все о конструкции и физических процессах, протекающих как в природе, так и в двигателях кораблей. Мастер Эж оказался интересным рассказчиком, намного лучше многих преподавателей в училище. Как-то я высказала эту мысль вслух.

— Мой внук тоже все время жаловался на лекторов. Эх, молодежь, вам знания дают, а вы кривитесь.

— Ваш внук давно окончил обучение?

— Лет двадцать назад, но обучением это сложно назвать. В университете он появлялся редко, а все экзамены сдавал на «отлично». По-моему, он у меня был чаще, чем в университете, — рассмеялся Эжелион, отчего вокруг его глаз образовывалось еще больше морщин.

— Вы любите его, — констатировала я, взяв в руки металлическую шпильку и перекатывая её на ладони.

— Да как его не любить? Он моя гордость. Видела бы ты его! Красивый, статный, умный, к тому же очень серьезный, хотя говорят о нем всякое. Только не верю я всем сплетням, так как знаю своего внука лучше всех.

— Вы так его хвалите, что я ведь и влюбиться могу!

— Не влюбишься. В твоем сердце уже есть кое-кто. Иначе с кем ты по вечерам разговариваешь? — с лукавым блеском в глазах спросил Эжелион, и я смутилась.

— Это мой друг, а не возлюбленный!

— Нынче дружите вы странно, — пробурчал фаэрт.

— Зато любим так же искренне, — отозвалась я, и куратор покачал головой, но счастливая улыбка не сошла с его лица.

 

Уже прошла неделя практики. Я мыла по утрам полы, вечером готовила, а днем проводила все свободное время с мастером Эжем. К серьезной работе мастер меня не допускал, так как утверждал, что любит все делать и контролировать сам, а вот за готовку он мне очень благодарен.

Я подружилась с Като — у него был искусственный интеллект, поэтому с ним можно было даже поговорить. Если мне было грустно, он запрыгивал на колени и начинал скулить, а если весело — то прыгал вокруг и тявкал. Наблюдать за ним было умилительно.

— Как прошел сегодняшний день? — спросил Эштон, когда мы вновь созвонились.

— Так же, как и предыдущий. Дни идут, а их содержание не меняется, — ответила я, и друг рассмеялся.

Я делилась с ним разговорами с куратором, но при этом не могла выразить своей тоски, рассказать, что я все чаще думаю о Максе. Его образ преследует меня, он будто въелся в память и не хочет её покидать.

— Все с тобой понятно, — протянул друг, и мы продолжили пустяковую беседу.

Во дворе отключилась половина светильников, что не удивительно — время уже позднее. Я попрощалась с Эшем и отправилась в дом, чтобы захватить ванные принадлежности и сходить в душ.

Я ловила себя на мысли, что мне нравится местное спокойствие. В училище был бешеный темп, строевая, лекции, шумная столовая, симуляторы полета и, конечно, мои друзья, которые не давали мне заскучать.

Об этом я думала, пока мылась в душе. Отключив воду, я вытерлась полотенцем, открыла банку с мазью и принялась втирать её в кожу. Я как раз нагнулась и обмазывала ноги, когда дверь неожиданно открылась. Вскрикнув, я схватила с вешалки полотенце, но так и застыла с ним руке, пока вошедший мужчина таким же изумленным взором смотрел на меня.

И вот как можно было второй раз попасть в настолько компрометирующую ситуацию? Почему только куратор здесь замок не сделал, хотя бы древнюю защелку не поставил?!

— Лиса?!

Его оклик вернул мне возможность управлять своим телом, поэтому я, залившись жгучим румянцем, обмоталась полотенцем и взглянула на вошедшего. Скинув первое шоковое состояние, мужчина прошелся жадным взглядом по моей фигуре и вновь вернул взор к моим глазам.

— Лиса? — еще раз повторил он, будто предполагал, что зрение его подводит.

— Макс? — в тон ему спросила я.

И как из всех гуманоидов необъятной конфедерации здесь мог оказаться именно он? Почему наша следующая встреча произошла настолько неудачно? Я стою в душевой и прикрываюсь полотенцем, кожа блестит после нанесения мази, не говоря уже о мокрых волосах, находящихся в полном беспорядке.

— Что ты здесь делаешь? — привалившись плечом к хлипкому косяку, спросил фаэрт.

Надеюсь, эта стена выдержит, и мой внешний вид не станет достоянием еще и мастера. Хотя уж лучше бы мастера, уверена, тот бы не смотрел на меня таким жарким взглядом. И я бы уж явно не реагировала так остро на его внимание.



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 10.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться