Monday

Глава 23.

Мы со Стивеном уделяли особое внимание тренировкам после вечерних занятий, так как другого времени всё равно не было и хотелось провести его с максимальной пользой. Он нашёл множество движений и интересных элементов, которые мы собрали в единое целое в упражнении на бревне, и оно вышло весьма гармоничным и плавным, но более сложным по сравнению с той программой, поставленной мне в межсезонье.

Многие говорили, что тренер всегда абсолютно прав и лучше знает, что подходит тому или иному спортсмену, но в моей ситуации я не верила этому утверждению и хотела показать своим наставникам, что я могу быть сильнее всех остальных, что я способна на риск и усложнение программ. Я не собиралась без их ведома выступать с другой программой на соревнованиях, поскольку она не будет совпадать с протоколом и тем самым я могла бы подвести не только тренера, но и команду, но я хотела показать её хотя бы на контрольных прогонах, чтобы все убедились в моей наилучшей физической форме.

Адаму не нравилось то, что Стивен часто проводил вечера в моей компании наверху, наблюдая за тем, как я выполняла элементы и старалась влиться в музыку вольных упражнений. Он постоянно старался напомнить мне о том разговоре и упрекнуть в том, что я всё таки лишаю его единственного друга, когда прошу Стивена о помощи. Моему брату казалось ненормальным то, что теперь у его лучшего друга появился человек, который дорог ему так же, как и он сам, он не хотел смиряться с этим, поэтому старался игнорировать меня и винить лишь моё существование в ухудшении их отношений. Он просто не знал, что в любви естественно ставить преоритеты и уделять кому-то меньше времени, но это не значило того, что Стивен мог абсолютно забыть своего друга, так как и с Адамом он стремился проводить вечера и свободное время, ведь общение с ним его радовало и давало глоток свежего воздуха среди тяжёлых дней нашей подготовки к прорыву в спорте.

Иногда мои родители спрашивали меня за ужином, почему Стивен так часто стал общаться со мной и оставаться у меня вечерами, но я постоянно отговаривалась тем, что мы готовились вместе к семинарам в колледже, чтобы не рассказывать о наших отношениях с ним. Адам ухмылялся, слушая эту правдоподобную ложь, но молчал, чтобы не подставлять меня. Я не видела ничего плохого в том, что не говорила раньше времени о нас со Стивеном. Да и тот факт, что мы не делали ничего плохого, а лишь тренировались, не заставлял мою совесть мучить меня временами. 

Я, безусловно, доверяла своим родителям абсолютно всё и делилась всем, но я просто не была морально готова к этому разговору. Я была уверенна, что они были бы рады услышать эту новость, но в их голове могла промелькнуть и мысль о том, что отношения могли отрицательно отразиться на моей учёбе и спортивных результатах накануне важных стартов. Я и сама часто об этом думала, когда в очередной раз падала со снарядов и теряла малейшую надежду на успех. Я хотела верить в то, что всё получится и будет хорошо, ведь иначе для чего я просыпалась каждое утро и шла на очередную тренеровку после стольких неудач?

Мне нравилось то, с какой серьёзностью Стивен подходил к нашим тренеровкам. Пусть они и длились от силы пару часов, я испытывала неимоверную радость от того, что находилась рядом с тем, кому было не всё равно на моё будущее и кто выкладывал свой максимум, чтобы помочь мне. Я очень ценила это в Стивене, поскольку будучи помощником тренера по совершенно другому виду спорта, он не растерялся и изучил все особенности спортивной гимнастики лишь для того, чтобы иметь возможность помогать мне с новыми элементами и тренеровками в целом. 

Он работал со мной так, словно мы занимались не ребятчеством, а серьёзной работой над совершенствованием моих программ; он относился ко мне на протяжении этого времени, как к собственному спортсмену, поэтому я не давала себе права на отдых и какие-либо поблажки и воспринимала всё как чрезмерно важное дело в моей жизни. 

Так же, в связи с тренеровками мою голову всё чаще стали посещать мысли о том, что мне было хорошо находится рядом со Стивеном. Раньше я считала, что мы можем разговаривать о важных вещах и проводить время вместе лишь на свиданиях, поскольку романы только об этом и твердят. А оказалось, что где бы мы не были со Стивеном, что бы мы не делали, мне всегда будет интересно с ним. Возможно, я стала так мыслить из-за того, что сильно привязалась к нему, но я так же могла предположить, что совместная работа над моими программами сблизила нас и сделала наши души более открыми друг к другу, а это означало, что обычные будни не смогли бы истоптать наши чувства в будущем. Я не могла сказать того же самого о Стивене, ведь я не видела его насквозь, но я могла верить в правильность моих мыслей, наблюдая за его поступками и особым рвением к моему обществу.

В этот вечер я чувствовала сильную усталость, которая появилась спустя полчаса тренеровки со Стивеном, и я в этот раз уже не могла пойти против себя и выполнять элементы через силу. В последнее время я стала всё чаще замечать плохое самочувствие из-за чрезмерной нагрузки, но старалась не замечать этого. Но когда в мою голову пришло осознание, что мой живот так и не начал расти, я начала волноваться по поводу того, что плод в моём теле мог перестать развиваться из-за моих тренеровок и постоянных голодовок. Я решила в ближайшие дни сходить к врачу, но скрыла волнение на своём лице, чтобы Стивен не начал расспрашивать меня по поводу того, что же случилось. 

— Тебе стоит отдохнуть сегодня, ты сильно устала, — Стивен преобнял меня, когда я села рядом с кроватью, и тем самым помог мне немного расслабиться.

— Я не думаю, что заслужила отдых, сезон даже ещё не начался, — я упрямилась, хоть и понимала, что он был прав.

— Позволять организму отдыхать это абсолютно нормально, Эмми. К тому же, у тебя и так было две тренировки сегодня.

— Я понимаю тебя, но в моей голове всё равно до сих пор живёт мысль о том, что если я буду отдыхать, то безусловно проиграю какие-либо старты. Этот страх жил во мне с подросткового возраста.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться