Наследница. Императрица после смерти

Размер шрифта: - +

4 глава

«Бог мой, как же больно! Голова не может так болеть! Когда же всё закончится?». Я ещё несколько раз впадала в забытьё, но каждый раз приходила в себя от жестокой головной боли. Казалось, только она и держала меня на белом свете… в полной темноте и бессилии. Хотелось умереть и больше не чувствовать ни физическую боль, ни боль души от поступка отца… пожелавшего меня убить таким изощрённым способом. Я решила помочь головной боли прикончить меня. Я потихоньку забилась затылком о стену, на которую опиралась. Сначала не сильно, набираясь решимости для последнего, убийственного удара. Наконец, новая вспышка боли так прожгла мой мозг, что я, схватившись за висок, наклонилась и… вскрикнув от страха, боли и надежды всё быстро закончить, врезалась головой в стену...

…неожиданно провалилась внутрь, рухнув на спину. Я свернулась в комок и обхватила руками голову. Удар оказался не таким сильным, как должен был быть, но всё-таки ощутимым. Теперь больно было и в затылке.

— Желание, — низкий пронизывающий голос раздался совсем рядом.

«Вот. Уже и предсмертные галлюцинации начались. Значит, я уже на пороге вечности».

— Желание! — прозвучало уже немного раздражённо и требовательно.

«Какое ещё желание? Я умираю от головной боли! Чёрт, как же я хочу, чтоб она не болела».

— Желание выполнено. Два осталось, — голос бесстрастно констатировал…

…факт! Я с изумлением поняла, что боль ушла! Совсем! «Хорошая галлюцинация. Наверное, я уже в раю, раз тут желания исполняют. Наверное, здесь красиво».

— Хочу, чтобы здесь было светло!

— Ты уже одно желание списала впустую, осталось всего два, — спорил всё тот же голос. На этот раз в нём проскользнули лёгкие нотки возмущения.

— Я же сказала — хочу, чтобы было светло! В чём проблема?

 Если это не рай, я постараюсь отсюда выбраться. Со светом это получится лучше.

И свет зажёгся! Я оказалась в красивой комнате с задрапированными чёрной тканью стенами, выложенным чёрным мрамором полом и… мерцавшим серебристым шаром, отбрасывавшим блики на помпезное великолепие окружавшей меня обстановки.

«Шар, что ли, выполняет желания?».

— Ты странная. Бродишь по этому этажу уже шесть часов, каждый раз поворачивая возле лестницы. Ты знала координаты моего расположения? — голос доносился определённо из шара.

— Кто ты? Я просто хочу выбраться отсюда. Я просто хочу жить!

К горлу неожиданно подкатил комок. Голова не болела, и умирать расхотелось. И выход, оказывается, был всё время рядом, а я поворачивала… Что за напасть?

— Интересно… Ну, человек, у тебя ещё одно желание. Давай уже, задумайся — чего ты хочешь? Горы сокровищ? Неописуемую красоту? Принца в мужья? Вечную молодость? Какова твоя мечта? — искушал шар скучающим тоном.

«А что мне, собственно, терять? Если это только в моём сознании — значит, умираю и мне уже всё равно, а в своём сознании я могу быть кем угодно. Если же это на самом деле… Что ж — всё лучше, чем умирать в неизвестном месте. Итак, сокровища… Ну, была моя семья богатой — и что мне с этого? Отец чуть не убил и бросил умирать. Красота? И куда я дойду? Продадут в рабство куда-нибудь за границу, а перед этим ещё и попользуются всей оравой первые же встречные. Принц? Конечно, лысый, хромоногий и косой. Да ещё и обнищавший, наверняка. Неееет, такого счастья мне не надо. Да и замуж не спешу. Молодость? А  вдруг выйду замуж: наблюдать, как муж и дети стареют, а я остаюсь всё такой же? Увольте. Мечта? Хм… А у меня есть мечта».

— Хочу уметь красиво петь, — интересно, сможет?

— Ты это серьёзно? Отбросить такие заманчивые желания и выбрать… петь? — интересно, у шара может быть нервный тик? В его голосе появились заинтересованные нотки.

— Да. Чтобы, когда переполняют эмоции, была возможность выплеснуть их наружу, поделиться ими с кем-нибудь, — да что там объяснять. Я сама не знаю, как это выразить — просто всегда, с самого детства, очень хотела этого, забиваясь в угол и жалея саму себя.

— Что ж, да будет так. Ты очень забавная. Редко кто находит этот артефакт. И за последние несколько столетий ты — первая с такими мелкими желаниями. Самое интересное — ты желала их исполнения больше, чем иной человек желает сокровищ. Ты не алчна, не мстительна, твои мысли чисты с самого твоего появления здесь. Даже и не подумала отомстить отцу за смерть. Это какая же выдержка, и я… — с запалом говорил шар.

Смерть. Значит, я мертва. И уж точно не дома. Я умерла там, на ступеньках. Надеюсь, меня хоть похоронят как полагается, и мать проронит хоть одну слезинку… Но как я сюда попала?

— Почему я здесь? — перебила я возлияния шара.

— У меня есть догадка. В момент смерти ты думала о каком-то неоконченном деле?

— Дорисовать портрет, — вспомнила я свою последнюю мысль.

— Вот, ты должна была стать призраком. Но твоё любопытство послужило катализатором. Ты должна была дальше лежать в темноте и не пытаться куда-то идти. Ты превращалась в призрак. Обычно это дело нескольких минут, но ты встала и ушла из зоны преобразования. Поскольку эта зона находится в безвременье, она окружена стихийными порталами. Через один из них ты и попала сюда. По идее, от такой боли ты должна была лежать пластом или, в крайнем случае, отключиться уже здесь, в первые же минуты твоего пребывания в замке. Скажи, как ты смогла передвигаться ещё шесть часов? — полюбопытствовал хозяин замка.

— Это не слишком сложно для того, кто привык к боли, — я ответила отрешённо и немного пафосно, но мне было не до того, чтобы тщательно подбирать слова.



Екатерина Скибинских, Рина Ских

Отредактировано: 18.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться