Наследница Неба. Утерянные крылья

Размер шрифта: - +

Шаг V

Остаток Виринийской Ночи Яна провела в своих покоях. Одна.

Звездой лежала на сбитом от своих же метаний мягком свежем белье, сжимала в руках маленькую подушку и пристально, до мелочей, рассматривала барельефы на сводчатом потолке. Они неплохо помогали абстрагироваться от воспоминаний и мыслей о князе тэргов, который бередил девичью душу.

Щёки и губы горели. Первые от стыда и распущенности, вторые от долгого и ненасытного поцелуя Седона.

Там, у вольеров с драконами, кои стали невольными свидетелями её прелюбодеяния с Властелином, она позволила себе забыться. Позволила князю терзать собственные губы и наслаждаться близостью привлекательного и могучего мужчины. Ей так не хватало этого.

Не хватало рядом кого–то сильного, кто бы стал для них с сыном крепкой, несгибаемой опорой. Всегда смог поддержать в трудную минуту, помочь.

Яна поняла, что все эти долгие, тяжелые для неё и Димки годы просто–напросто белой завистью завидовала подруге Марине. Ведь у неё есть крепкая семья: любящий муж и два маленьких сорванца близнеца. А в жизни Яны был только один настоящий мужчина – её сын.

Именно эта мысль ледяным водопадом окатила Яну, целующуюся с Властелином тэргов, с головы до ног. Швырнула беззащитную псевдонаследницу в обжигающе холодный омут океана и заставила оттолкнуть разошедшегося не на шутку в своих ласках Седона. Не он этот мужчина, что станет для них опорой. Далеко не он.

Яна посмела забыть о сыне, который со времени её исчезновения, уверена, не находит себе места и плачет навзрыд, очень скучая по маме! Как она могла?!

Тогда с пылающим лицом и горькими слезами в глазах Яна убежала от князя прочь. На выходе из заднего двора замка столкнулась с верными лайири, те тактично ничего не спрашивали и лишь по одной тихой просьбе отвели Яну в предоставленные ей покои.

Как только заперлась на все возможные замки, кинулась в уборную и принялась тщательно умываться, соскребая с лица макияж и поцелуи князя. Потом переодевшись в ночное платье, вернулась в спальню. Заходила с опаской, боясь натолкнуться на разгневанного Властелина, ведь она сбежала от него, возможно, оскорбив его наглую венценосную персону своим отказом. Но к счастью Седона не наблюдалось ни в гостиной, ни в спальне.

Яна покосилась и на собственноручно запертую дверь, на целые замки и засовы. С покалывающих губ сорвался ироничный смешок, Яна подивилась глупости своих отчаянных действий: если бы Седон пожелал прийти и закончить начатое, то вряд ли такие ненадёжные меры сохранности удержали его.

Князь не явился и к полуночи. Яна успокоилась, но заснуть так и не смогла, постоянно ворочалась пока не уткнулась бегающим взглядом в красивый потолок с лепниной в виде свисающих и переплетающихся между собой диких плющей. Долго ещё бодрствовала пока незаметно плющи с потолка не исчезли, заменившись её уютной квартиркой на Земле с вредной чёрной рысью и радостным Димкой, играющим в конструктор.

Разбудило аккуратное поталкивание в плечо. Проморгав сонные глаза, Яна различила склонившуюся над ней обеспокоенную Гин. Обеспокоенную. С чего бы?

В голове щелкнуло, и наружу вынырнули воспоминания Виринийской Ночи, а в точности поцелуи и объятия Седона. Ох, чёрт!

Яна резко села на постели, окончательно перепугав лайири. Покосилась через арочный проем спальни на гостиную с открытой… нет, выломанной входной дверью.

– Эм, пр–ростить меня госпожа. Вы долго не отзываться, а двер–рь запер–реть! Вот я и сломать её. Я думала, что вы… вы... – виновато отчитывалась Гин, но была прервана.

– Всё хорошо, Гин. Со мной всё хорошо. Я ничего с собой не делала.

Скрытую тоску в голосе госпожи лайири услышала. Когда Дик с Ридом утром рассказали ей, как госпожа со слезами убежала от князя, Гин, предчувствуя неладное, поспешила к ней в покои, но обнаружила запертую дверь. Принцесса явно чего–то испугалась. Или кого–то. Далеко ходить не нужно, чтобы тыкнуть пальцем.

– Госпожа, – Гин присела на краешек кровати рядом, позволила себе взять ладонь Яны в свои с длинными тёмными ногтями. – Князь Седон… – замялась, – он что–нибудь сделать с вами? Сделать больно? Или что–то пр–ротив воли?

– Нет–нет! Что ты! – живо отозвалась Яна, догадавшись, что лайири имела ввиду. От её искреннего беспокойства в душе потеплело. – Ваш князь просто поцеловал меня, а я… я убежала.

Яна отвернула от любопытной Гин голову, не желая показывать своё смущение. Краем глаза зацепила мантию двух диар в гостиной, что своей магией восстанавливали выбитую дверь.

– Почему? Госпожа не нр–равится наш Властелин? – допытывалась лайири.

Яна промолчала. Она не знала, как описать те эмоции, что чувствует в отношении князя тэргов. Всё слишком запутано.

Гин растолковала молчание госпожи по–своему. Она видела их напряжённые переглядывания с князем. Да что там, весь замок заметил, особенно женская половина. Принцесса стала врагом женщин тэргов, они только и шушукались о чужачке завладевшей мыслями их Властелина. Копили ярость и ждали удачного момента отомстить.

Лайири обязана Седону своей жизнью и жизнью семьи. В далёком прошлом он спас и приютил их, в те времена раса лайири слыли отшельниками и дикарями. И если бы князь тэргов не взял лайири под своё крыло, их всех раздавила бы война. Гин искренне желала Властелину счастья, ведь он…

– Седон не всегда был таким…

– Каким это ТАКИМ? – подхватила псевдонаследница, навострив уши.

Гин неожиданно потупила свой заинтересованный взгляд, даже голову в плечи втянула. И руки госпожи выпустила из мягкого плена. Стушевалась вся, будто то, чем хотела поделиться, крылось за страшной завесой тайны вкупе с неминуемой карой за разглашение. По крайней мере, у Яны сложилось именно такое представление.



Александра Неярова

Отредактировано: 15.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться