Наследники полуночного царства. Часть 3

Часть III. Глава 4

О том, что у принцессы окажется свой самолёт, можно было и догадаться. Но я всё равно застыла в немом удивлении перед белоснежным авиалайнером с эмблемой в виде моего фамильного герба на фюзеляже, пока багаж доставляли на борт. В королевстве даже имелся аэропорт, к которому вело идеально ровное, асфальтированная шоссе из дворца. Оно использовалось только высокопоставленными особами, так как весь самолётный, равно как и автомобильный парки принадлежали сплошь богатым и очень богатым лицам. 

Перелёт оказался гораздо комфортнее, чем путешествие поездом. Вот только роскошь не могла надолго отвлечь от цели поездки. Ещё больше угнетало, что Кристиан улетел раньше меня в одиночку. По официальной версии граф Ринальди должен был подготовить дом к приезду семьи и невесты, но я то понимала, что он просто хотел ограничить время, проводимое со мной. Обидно.

Оставался ещё один вопрос, который маркиза Дюбуа упустила из вида по незнанию: мои друзья были в курсе, что я вампирша, чем подвергали свои жизни опасности. Решение предложил граф Ринальди. Вампиры обладали способностью к внушению мыслей в человеческое сознание – чем-то вроде гипноза. В большинстве случаев это был самый действенный метод по искажению или блокированию воспоминаний в человеческом мозгу, получению информации или подчинению своей воле. Мало кто имел достаточно сил, чтобы противиться вмешательству вампира в сознание. Так, например, весь последний месяц Анабель внушала моим родителям, что моё долгое отсутствие и проблемы со связью – это нормально, им совершенно не о чем беспокоиться. 

Первостепенной задачей Кристиана было тайно встретиться с моими друзьями и внушить им, что я, их лучшая подруга, самая обыкновенная девушка, погибла в самой обычной автокатастрофе без примеси сверхъестественных факторов. А также убедиться, что вместе с воспоминаниями исчезли все личные записи и любые другие источники информации по этому поводу. 

Кристиан называл это защитой, я — забвением. От мысли, что он убьёт моё общее прошлое с Джеком и Лисой, становилось тошно. Но я находилась не в той позиции, чтобы спорить, поэтому молча сидела в мягком кресле личного самолёта, пока Кристиан искажал воспоминания друзей и родителей, так как нужно было убедиться, что ни у кого не останется подозрений по поводу моей скоропостижной кончины. Вот так просто: был человек и вдруг исчез. Никаких свидетелей, никаких сомнений.

Похороны назначили на послеобеденной время. Уже в полдень передо мной, спрятанной за густой вуалью, распахнулись до боли знакомые двери дома семьи Ринальди. Было странно вновь оказаться в городе, где я провела всю сознательную жизнь. Прошло не так уж и много времени, но возвращалась я совсем другой. За моими плечами значился внушительный багаж совсем не детских впечатлений.

Дом к нашему приезду вычистили до блеска, чехлы с мебели исчезли, словно их и не было. И самое главное — в эти стены вновь вернулись уют и тепло семейного очага даже несмотря на то, что на кухне хозяйничал штат прислуги, а комнаты первого этажа заняли телохранители. 

Лаверн и Эвелин сразу же направились к моим родителям, чтобы выразить соболезнования. Я наблюдала за тем, как их фигуры исчезли за входной дверью моего родного дома, путь в который отныне был для меня заказан. Я мечтала о том, чтобы увидеть из окна лица моей семьи или друзей, но даже не смогла понять, кто находился на пороге. 

Страшно представить, какой ужас испытали родители, узнав, что их единственная дочь разбилась в аварии по дороге в швейцарский аэропорт. По легенде водитель не справился с управлением, машина воспламенилась, никто не выжил. Хоронить моё тело должны были, разумеется, в закрытом гробу. О подробностях плана по инсценировки моей гибели я не хотела даже помышлять. Достаточно было и этой информации, чтобы мне стало дурно. 

Я умоляла маркиза и маркизу Ринальди взять меня с собой на кладбище. Компромиссом стало то, что я отправлюсь к месту назначения в отдельном автомобиле, в сопровождении охраны и даже близко не приближусь к похоронной процессии. Я согласилась со всеми пунктами, однако сама до конца не осознавала, с какой целью так рвусь увидеть свою могилу. Зрелище обещало только зря растравить душу. 

Когда чёрный автомобиль с тонированными стёклами остановился на безопасном расстоянии от основного действа, я в волнении заёрзала на мягком сиденье. Не в силах больше оставаться на месте, я потянулась к ручке двери, но Джеймс Блэквелл – начальник охраны – остановил меня:

— Ваше высочество, вам лучше остаться в машине, — мягко, но настоятельно сказал мне он.

Джеймс работал на королевскую семью ещё со времён правления моего дедушки. Когда же родилась я, в его непосредственные обязанности стала входить охрана наследной принцессы. За время своей службы мистер Блэквелл проявил себя самоотверженным, серьёзным и внимательным к мелочам знатоком своего дела, за что и получил должность начальника безопасности королевской семьи. И да, именно этому хладнокровному, солидному мужчине в строгом костюме с кажущимся чуть сердитым видом я и заплетала в детстве косички. 

— Мне необходим свежий воздух. Не переживайте, я не собираюсь наделать глупостей, — успокоила я телохранителей. 

Мистер Блэквелл кивнул, обошёл машину и открыл дверь с моей стороны, чтобы выпустить меня наружу. На улице моросил неприятный, мелкий дождь, но Джеймс уже держал над моей головой зонт. 

Ступив на мокрый тротуар, я порадовалась, что обула закрытые туфли на каблуке, хотя холод всё равно ощущался на коже. Для сегодняшнего дня у меня был особый наряд, созданный Стефаном, которого я специально попросила об этой услуге. В конце концов сегодня были мои похороны. 



Софи Ефименко

Отредактировано: 15.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться