Невольница для зверя, или Попаданский кодекс мести

Размер шрифта: - +

Правило №5. Сопротивляйся, если сильнее

– У нас ещё свободна Мейзи, – почти перебивает его Аврора, и я готова её расцеловать в этот момент. – И Алесса. Я помню, Алесса нравилась вам, роан Михаэль.

Он чуть наклоняет голову и рассматривает свои длинные пальцы, а я прячу взгляд. Мне так стыдно, что хочется раствориться в воздухе пылью.

– Я озвучил своё желание, – говорит пришлый спокойно, и от жёсткой хрипотцы в его голосе у меня под коленями начинает болеть. – И Алессу мне больше не предлагайте, она мне не по нраву. Я не так часто у вас бываю, не будем тратить время, – он расстёгивает строгое пальто с высоким воротом и больше не смотрит в мою сторону.

На несколько секунд вокруг воцаряется пугающая тишина. А потом в уши, как отвёртка, ввинчивается голос Авроры:

– Элен, детка, познакомься с роаном Азаром!

Вдыхаю запах малиновых листьев и мяты. Выдыхаю. Снова глотаю воздух. Мельком поглядываю на окно, затянутое сеткой кованой решётки. Не сбежать от своей горькой участи. Ну, ничего! Я покажу этому парню такой сеанс любви, что дорогу сюда забудет!

Натянув улыбку, выбегаю к двери. Делаю реверанс, и глаза госпожи Авроры от изумления ползут на лоб.

Девушка, что коротает время у администраторской стойки, вручает мне ключи от комнаты. Аврора провожает нас взглядом полным недоумения и страха, я это чувствую лопатками. За свой авторитет печётся? Вот я ей сейчас сделаю. И договор. И извращения. В одном флаконе.

Поднимаюсь по лестнице, стараясь видом не показывать испуга, а сама вслушиваюсь в шаги мужчины за моей спиной. Холодно ступает, уверенно. Точно знает, что ему нужно. Наверняка высокого о себе мнения и убеждён, что любая встречная будет перед ним челом бить, умоляя о ласке. Размечтался! Любая встречная – может быть, я – нет. В следующий раз умолять будет, чтобы его от меня отвадили, как от некой Алессы!

Дверь за спиной щёлкает, и я едва сдерживаюсь, чтобы не подпрыгнуть. Неужели это на самом деле происходит? А если он силой меня... Заказчик мужчина крупный, выше меня на голову, если скрутит – мало не покажется.

Я стою в центре комнаты и, заламывая пальцы, гляжу на заправленную постель и вдыхаю назойливый запах мокрого снега. И откуда этот аромат здесь взялся: окна-то задраены наглухо. Всё сделала Аврора, чтобы я не убежала.

Тёплые пальцы касаются моих плеч и настойчиво скользят вниз, огибая предплечья и замирая на лопатках.

– Раздевайся, – тихий голос пролетает мимо виска и заставляет меня дёрнуться.

А я стою, остолбенев, и в голову ничего не идёт. Вокруг – та же комната, в которой я очнулась, но кто-то оперативно перестелил постель и приволок в крохотный свободный уголок прозрачный столик с вином, фруктами и бокалами. «Страшная сказка» – гласит золотая гравировка на бутыли синего стекла, но вместо белого волка на этикетке красуется старинный двухэтажный дом.

Страх пронзает меня, как разряд тока. Поднимается от пяток к макушке, и я вздрагиваю, вырываясь из объятий гостя. Подхожу к столику и хватаю откупоренную бутылку. Та же холодная синева стекла. Тот же запах вишни из горлышка...

Что происходит?!

Оборачиваюсь. Мужчина снимает пальто и не глядя бросает его на вешалку в углу. Буравит меня взглядом исподлобья. Разноцветным: одна радужка, как золотой песок, а вторая – как тёмное вишнёвое вино. Разве бывают такие у людей?

– Хочешь выпить? – он подходит ближе и, будто случайно скользнув по пальцам, забирает бутылку. Смотрит на меня и наливает в бокал немного вина. Сначала вдыхает аромат ягод сам, прикрыв глаза, а затем протягивает мне. – Только немного.

Терпкий вишнёвый запах разливается в воздухе, пьяня и дурманя. Мешается с ароматом зимы, и воображение послушно рисует кроваво-багряные ягоды на снегу. Осторожно подношу бокал к губам и делаю глоток. Теплота обжигает грудь и накрывает плечи. Нет, мне не страшно. Мне странно.

Роан Фазан – или как там его Аврора назвала – пьёт медленно, смакуя каждый глоток. Оторвавшись от бокала, облизывает губы и вопросительно поглядывает на меня.

– Я не хочу заниматься любовью, – говорю твёрдо. Алкоголь будит во мне другую Лену – смелую и дерзкую. – Не сегодня и не завтра. Ни с вами, ни с кем бы то ни было.

Он ухмыляется и, наклоняя бокал, любуется переливами напитка.

– Монашек у Авроры нет, – заключает наконец. – Этим мне и нравится её бордель. Девочки всегда приличные и не болтают лишнего. Ты особенная? – ставит бокал на столик, медленно, будто дразнится, и идет ко мне.

И не думаю пятиться. Врагу нельзя показывать страх. А когда от этого зависит твоя жизнь – и подавно.

– Если я не хочу, – говорю твёрдо, – то и не буду. Вам следовало выбрать другую девушку.

– Ты не имеешь права мне отказывать, – тянет он улыбку и встаёт совсем рядом. Запах снега и холода прорывается вперёд, и мне кажется, что его каштановые волосы мерцают снежинками. – Я тебя не обижаю. Правила знаю на отлично, – он замолкает. На лицо опускается странная маска усталости и безразличия. Мужчина подхватывает пальцами завязки моего бюстье и тянет на себя, будто жизнь мою распускает. Толкает меня к кровати и, ловко заставляет лечь. Смотрит. Долго смотрит на мои плечи, прижимая своим весом, скользит взглядом по лицу и замирает на губах. А я вдохнуть не могу от возмущения и...



Диа Мар

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться