Никогда не спорь с судьбой

Глава 19. Быть человеком. Часть 2

      – Всё просто. Аро пытался прочесть мои мысли. Это я стояла между Эдвардом и Эмметом, и именно мою руку он держал в своей руке. Результат, думаю, вам известен.

       – Так вот почему у него было такое обалдевшее лицо. Наверное, и мы так же выглядели, когда впервые обнаружили эту твою особенность? – улыбнулся Эдвард.

       – Ты прочла его мысли? – заинтересовался Карлайл.

       – Видимо, да. Сам процесс я не увидела, видение Элис началось уже после этого. Но кое-что я озвучила. Карлайл, у вас ведь есть друзья в Ирландском и Египетском клане, верно?

       – Да, есть. Правда, мы уже давно не виделись.

       – Так вот, они отказались пойти с Аро против нас. Пошли на риск. По-видимому, они действительно ваши друзья. Настоящие.

       – Надо же. Лиам и Шивон всегда были бунтарями, как, наверное, все ирландцы. Но от Амона я такого не ожидал. Он несколько… осторожен.

       – Ты хотел сказать – трусоват? – хмыкнув, уточнил Эммет.

       – Он старается уберечь свою семью, я не стал бы его за это осуждать. А теперь подверг её риску, воспротивившись Вольтури. Надеюсь, что ни у него, ни у ирландцев, не будет из-за этого неприятностей. Я не хотел бы подвергать своих друзей опасности, пусть и невольно.

       – Это был их выбор. И твоей вины в этом нет, – успокаивающе произнёс Эдвард.

       – И, в любом случае, ничего им за это не будет – об этом-то я позабочусь.

       – И тебя не смутит то, что у них красные глаза? – удивился Карлайл.

       Хмм...  А ведь и верно. Но, к моему удивлению, в данном случае это не стало для меня проблемой. Может, потому, что я не видела их глаз? Или то, что они не пошли против моих близких, даже с риском для себя, значило для меня больше, чем их, неприемлемый для меня, образ жизни?

       – Как ни странно, не смутит. Пока они не покушаются на людей, находящихся под моей защитой – я не стану карать их за красные глаза. Я не расистка. И живу разумом, а не инстинктами. К тому же, раз они ваши друзья – значит, и мои тоже.

       – Людей, находящихся под твоей защитой? – переспросил Джаспер. – И кто же эти люди?

       Я пожала плечами. Неужели и так не понятно?

       – Жители Форкса. Квилеты. Вы.

       Пауза. Долгая. Все смотрят на меня с недоумением. Что я такого сказала? Наконец, Эдвард, со вздохом сказал.

       – Энжи, мы вампиры.

       – Я знаю.

       – Мы не люди.

       – В моей классификации живых существ вы занимаете нишу, на которой стоит надпись «Хомо Сапиенс». Человек разумный, –  попыталась я пошутить. Судя по окружающим меня серьёзным лицам, шутка не прошла. Как же им объяснить, кем они являются для меня? – Раз я вас защищаю, значит, вы – люди. Для меня – люди.

       – Мы – живые мертвецы, – печально произнёс Карлайл.

       Большей глупости я ещё не слышала. А ведь они на полном серьёзе верят в эту ерунду! Господи, как я вообще вляпалась в этот разговор?

        – Чушь! Бред! Мертвецы не ходят. Мертвецы не разговаривают.

       Я заглянула прямо в глаза Карлайлу.

       – Мертвецы не спасают чужие жизни.

       Я обвела руками комнату.

       – Мертвецы не украшают свой дом. У них и дома-то нет.

       Я перевела взгляд на Джаспера, который оберегающим жестом прижимал к себе Элис, рядом с ним казавшуюся совсем крошечной.

       – Мертвецы не защищают тех, кто им дорог. У них и нет никого, кто был бы им дорог.

       Потом подошла к Эммету и с размаху влепила кулак ему в живот. Тот отлетел в ближайшее кресло и вместе с ним врезался в стену.

       – Кнопка, ты чего? Больно же! – потирая живот, недоумённо протянул он.

       – Мертвецы не чувствуют боли! – прошипела я сквозь стиснутые зубы. Пару пальцев я точно сломала, если не больше. Ничего, срастутся.

       – Господи, малышка, ты же поранилась! – подлетев ко мне, Эдвард заботливо рассматривал мою повреждённую руку, которая на глаза приходила в норму.

       – Мертвецы не волнуются о тех, кого любят, – прошептала я, глядя в его прекрасные глаза. – Они никого не любят. Потому, что мертвецы не умеют любить. И целоваться они тоже не умеют.

       В ту же секунду, как я и рассчитывала, губы Эдварда прижались к моим. Я обхватила его за шею и повисла на нём, подхваченная его руками. И мне было всё равно, что мы целуемся у всех на глазах.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться