Первенец

Font size: - +

Глава 3. Письма и документы

Мать ушла на работу, оставив сестер в разных комнатах. Аврелия всхлипывала недолго и когда закрылась входная дверь, Куна снова услышала до омерзения знакомый голос. Младшая сестра выкрутила динамик планшета на полную мощность. Звук хрипел, уходя в перегрузку, отчего генерал казался простуженным.

Куна мрачно подумала, что с прекрасной генетикой и отменным здоровьем Наилий не болел ни разу в жизни, не переживал, хватит ли денег на лекарства и не видел экзопротезов на ногах маленьких девочек. Он будто жил в другом мире, где не бывает пустых платежных карт и проблем на работе. А на любую просьбу или приказ всегда слышал: «Да, Ваше Превосходство». Сытый, довольный и взирающий на всех свысока. Хотя в диспетчерской шептались, что Его Превосходство не вышел ростом и перед трибуной ему всегда ступеньку ставили. Чтоб он провалился через неё прямо в бездну!

Куна рывком поднялась на ноги, опрокинув стул, и схватилась за тарелку. Мать ушла, не успев вымыть посуду, а младшую к домашней работе не подпускала. Пусть силы бережет. Старшая после ночных смен стирала и гладила белье, мыла полы и подметала половик в прихожей. Дрон-уборщик давно сдали в утилизацию. Не потому что он сломался, а чтобы хоть какие-то деньги получить. «Руки вам на что?» – спрашивала мать и уходила на работу.   

Звук льющейся воды перебивал выступление генерала. Куна старалась греметь посудой как можно громче, чтобы совсем его не слышать. Пальцы под ледяной струей немели, а жир упорно катался по стеклу, не желая смываться. Разбить что ли тарелку вдребезги? Все равно скоро будет нечего есть, и посуда станет не нужна.

Тарелка выскользнула из пальцев и чудом осталась цела, а Куна вдруг поняла, что вода теплеет. Не поверила и долго держала руку, радуясь, как ребенок чуду. Коммунальная служба списала долг и сняла блокировку с подачи горячей воды.

От рук тепло расходилось по телу, успокаивая и затягивая в сон. Куна работала две ночи и только потом два дня отдыхала, поэтому перед завтрашней сменой обязательно нужно было выспаться. Не вовремя сестра разобиделась, не пустит в комнату, а с узкой кушетки на кухне, где ютилась мать, её старшая дочь падала во сне.

Мысли текли тяжело и лениво, как сахарный сироп. Старшая увязла в нем и никак не могла найти выход. В городе миллионы жителей, а её семья никому не нужна. Невидимками стали три женщины безвольными и безголосыми. Сдались, проиграв все сражения, и покорно ждали расправы. Не спасла ни любовь, ни забота. Денег за них не платили.

Куна устало вытерла глаза и выключила воду. «Нет будущего, кроме того, что мы выбираем сами», – повторил генерал с записи выступления и старшую дернуло. Она ничего не выбирала! Ей все преподнесли как данность и поставили в жесткие рамки! Несуществующие боги, мать, городские службы и врачи Аврелии. Каждый тыкал носом в то, что она должна, и никто ни разу не захотел помочь. Плевать! С неё хватит! Она напишет письма всем, кому можно. Да хоть самому генералу! Не хотят давать сами? Значит надо выпросить или вырвать зубами.

– Аврелия, я в город! – крикнула Куна и пару раз долбанула кулаком в дверь. Сестра не ответила, а генерал продолжал рассказывать кадетам про их счастливое будущее. Ладно, она предупредила. Обув стоптанные туфли и спрятав форму диспетчера под длинной шерстяной кофтой, Куна нырнула в утренний туман Равэнны.

За крышами бараков рабочего квартала к пасмурному небу тянулись высотки, вырастая сказочным лесом из стекла и бетона, где каждое дерево светилось изнутри листьями-лампами. Издалека их желтое пламя только казалось теплым, но стоило подойти к дверям, как электронный замок недобро щурился красным индикатором, словно спрашивая: «Кто ты такая?». Никто. Допуска нет, и никогда не будет. Закрытые военные предприятия, администрации всех уровней, генеральный штаб, жилые комплексы для офицеров – не пройти, не пробиться.

Но ближе к окраине ютились кафе и бары с общественными терминалами доступа в Сеть. Там всегда толпились такие же нищенки без планшетов, как Куна. Главное успеть занять место, потому что сегодня быстро от тумбы с экраном она не уйдет. Старшая металась между кафе, выглядывая в стеклянных витринах свободные терминалы. Повезло только в пятом заведении с яркой вывеской «Мечта». В углу возле туалета светился приветственным сообщением пункт доступа в Сеть, и Куна едва успела добраться к нему, встав перед носом у дариссы с тяжелыми сумками в руках.

Не обращая внимания на сердитое ворчание, Куна методично выводила на экран терминала справочную информацию по социальным службам города, фондам помощи пациентам с редкими генетическими заболеваниями и медицинскими центрами за пределами Равэнны. Если есть хоть одна возможность добыть лекарство для Аврелии бесплатно – она её отыщет.               

 

***

 

Планшет разогрелся так, что обжигал живот. Под голос генерала Аврелию тянуло в сон. Сознание цеплялось за интонации, упуская смысл. Так бездумно наслаждаются пением птиц или шепотом ветра. Она представляла себя в роскошном платье рядом с Наилием на осеннем балу. Мысленно плыла через залитый светом зал генерального штаба под восхищенные взгляды офицеров и гримасы зависти женщин. Хотелось, чтобы в толпе стояли: Домна, Куна, мать, девчонки из рабочего квартала и пациентки медцентра, куда она ходила. Давились закусками от удивления и тыкали друг друга локтями: «Смотри, это правда Аврелия? Да, она. Не может быть. Она, она! С генералом, вот же повезло. Какие красивые у неё туфли, я хочу такие же. Улыбается, такая счастливая! Она заслужила! Умница, красавица!»

Аврелия захихикала от удовольствия. Ради такого можно вытерпеть и беременность. Наверняка даже она у любовниц генералов проходит как-то по-особенному. С толпой врачей рядом и десятком внимательных слуг, готовых в любой момент принести все, что захочется. Кажется, их называли виликусами. Или либрариями? Да хоть демонами из бездны, какая разница? Нянек бы еще для ребенка и побольше. Все эти подгузники, бутылки с молоком, конечно, милые, но когда Наилий вернется со службы, внимание должно принадлежать только ему. Хорошо бы уговорить генерала не мотаться лишний раз по командировкам, окружить уютом дома и выезжать из особняка только на южное побережье в бархатный сезон. Океанский бриз полезен для здоровья, а на отдыхе каждый день праздник.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain