Первенец

Font size: - +

Глава 22. Равнинная резиденция генерала

Торговые центры с их суетой, яркими красками и нескончаемой толпой – стихия Аврелии. Она могла часами ходить по магазинам, ничего не покупая. Просто набирала в охапку наряды и крутилась в примерочной перед зеркалом. Бабочка у цветка порхала с большей пользой. Разве есть смысл трогать мечту руками, если знаешь, что никогда не заберешь с собой? Даже не жить взаймы, а смотреть издалека через начищенное до блеска стекло витрины.

Куна упиралась и не хотела идти, но генерал шептал что-то ободряющее на ухо и аккуратно подталкивал вперед. У входа в центр она сдалась, вспомнив, кто идет рядом. Наилий магнитом притягивал взгляды, праздная болтовня покупателей затихала до шепота и по пятам за ними шлейфом тянулись любопытные. Никогда еще Куна не чувствовала себя такой незаметной. Его Превосходство шел сквозь толпу, не сбавляя шаг, и высоко держал голову, а она тенью мелькала рядом, крепко держа за руку, чтобы не потерять.

Торговый центр был городом внутри города с домами-магазинами, широкими пешеходными проспектами, стеклянными лифтами, взлетающими под купол, как в небо. Цзы’дарийцы здесь завтракали и обедали, катали детей на аттракционах и неспешно беседовали, сидя на скамейках. Богатая праздная жизнь с ценниками на каждом шагу. У Куны в глазах рябило от вывесок, но генерал, кажется, точно знал, куда идти. Через поворот и она заметила гигантскую торговую галерею с товарами для беременных. В витрине застыли пузатые манекены в вечерних платьях, а навстречу вышла симпатичная дарисса в униформе. Полоски на генеральских погонах она заметила раньше, чем хмурый взгляд Наилия и дежурная улыбка превратилась во взрыв восторга:

– Ваше Превосходство.

– Дарисса, у нас мало времени и пустой гардероб, поможете?

Конечно, поможет. И не только она. Куну немедленно подхватили под руки и повели к примерочным, на ходу выспрашивая, с чего начать, что показать? Она отвечала односложно и невпопад, испуганно оглядываясь на Наилия. Без его уверенной поддержки накатывала паника, но пришлось заставить себя терпеть. Генералу не место в женском царстве, он здесь как чернильное пятно на белых ботинках. Даже внутрь не пошел, сел у входа к журнальному столику и достал планшет. Откуда-то из недр магазина появилась элегантно одетая дарисса и присела в соседнее от генерала кресло развлекать его разговорами.

– Вы носите платье или брюки?

– Что? – Куна обернулась на вопрос и увидела сияющую от радости продавщицу. Её напарница перебирала вещи на вешалках, то и дело поглядывая на кресло, где вальяжно расположился хозяин сектора. Будет о чем завтра рассказать подругам и родственницам. Его Превосходство в подобном магазине уже и не надеялись увидеть.

– Я, правда, спешу, – виновато улыбнулась Куна, – мне бы что-нибудь теплое и удобное.

– Тогда комбинезон. Вы какой размер обычно носите?

– Второй, но сейчас даже не знаю.

– Значит, второй, – просияла дарисса.

Дизайнеры конструировали одежду, как сложное техническое устройство. Лямками, застежками и кулисками усаживая ткань на располневшую фигуру так, что Куна счастливо выдохнула, забравшись в комбинезон. Едва намечающийся живот больше ничего не стягивало, а под облегченный верх на лямках помещалась любая блузка.

– Через пару месяцев здесь нужно будет ослабить, – объясняла дарисса, показывая потайные утяжки, а потом вот здесь расстегнуть и выпустить дополнительную ткань. Его можно носить до родов…

– А после? – машинально спросила Куна.

Красивая вещь, дорогая, жалко будет просто сложить в шкаф.

– Вернуть нам. Можно раньше, если вещь надоест и захочется чего-то нового. Магазин примет обратно, а вы получите скидку на следующую покупку.

– А что будет с этим комбинезоном? – не унималась она. – Вы его выбросите или снова продадите?

– Ни в коем случае. Возвраты мы сдаем в социальную службу центра репродукции. Вещи распределяют нуждающимся. Каждая женщина достойна того, чтобы  прекрасно выглядеть, пока носит ребенка.

Куна взглянула на одежду другими глазами. Такой подход примерил с необходимостью тратить деньги. Она возьмет совсем чуть-чуть, и потом вещи не пропадут зря.

Нарядили её с ног до головы с профессиональной скоростью, не забыв ни об одной мелочи. А когда все упаковали по мешкам, Куна ужаснулась.

– Тише, – шепнул генерал, отдавая черную пластиковую карту на кассу, – у меня в резиденции совсем нет женских вещей, не в мужском же исподнем тебе ходить.

Пришлось сдаться во второй раз. К машине Куну отправили уже в обновках и предлагали помочь донести пакеты, но Наилий отказался. Хозяйка галереи долго и тепло прощалась, не забыв пригласить снова, и генерал пообещал вернуться, с улыбкой поцеловав ей руку.

Жест вежливости, не больше, но от него вспыхнули румянцем сразу две женщины. Хозяйка от смущения, а Куна впервые почувствовав укол ревности. Обратную и не самую приятную сторону влюбленности.

Торговый центр пустел, провожая последних покупателей, машины разъезжались с парковки и ноги вдруг налились тяжестью, стоило увидеть мягкое сидение внедорожника.

– Устраивайся удобно, – посоветовал Наилий, закрывая багажник, куда с трудом поместились все покупки, – в резиденцию приедем в середине ночи, хорошо, если сможешь поспать.

В итоге уложил её на сидение, накрыв плотной тканью. Палаткой, наверное. Куна мужественно разглядывала потолок салона, а потом уснула под тихий шорох шин по асфальту. Ей снился Тарс с палубы речного катера, течение легко несло вниз, а берега расходились в стороны. Она словно застряла посреди воды и никак не могла вспомнить, где на катере спасательный круг. Рядом черной скалой возвышался Наилий и обнимал за плечи. «Больше никуда не нужно спешить. Больше никуда».



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain