Первенец

Font size: - +

Глава 25. Прощание

Куна пришла к Регине с пустыми руками, да еще и в чужом платье, одолженном на балет, а уходила с пятью чемоданами. Нурий позвонил, что приедет до рассвета, чтобы потом из особняка увезти генерала в штаб, а её на работу. В итоге соседки полночи не спали, то собирая вещи, то взахлеб обсуждая будущую жизнь.

– А я тебе говорю, складывай, – приказала старшая смены, высыпав на чемодан гору косметики, – пока обживешься на новом месте и свое купишь, нужно чем-то умываться.

Куна обреченно выдохнула и чуть не рассмеялась. Радость щекотала в носу легкими пузырьками газированного напитка.

– Ты мне сейчас полбарака отдашь.

– Не жалуйся. Нажила добра – складывай. Здесь только самое необходимое!

На счет теплых вещей и платьев из магазина для беременных никто не спорил, но зачем консервы из сухпайка? Нурий каждый месяц привозил больше, чем соседки могли съесть. Что-то даже ни разу не пробовали. А холодильник в особняке генерала наверняка так же забит до отказа, как в резиденции.

Переезд пугал, как бы Куна не уговорила себя, что по-другому нельзя. В огромном доме, где все жили по военному распорядку дня, придется обдумывать каждый шаг. Будто сороконожке, вдруг забывшей, с какой ноги ходить.  

– Ой, штаны Лавра! Чуть не увезла с собой.

– Теперь точно придется выбросить, – вздохнула Регина, – я еще свое барахло не собрала, боюсь представить, сколько будет чемоданов. Лавр увидит – онемеет. Подумает: «Зачем бы они нужны?» Перекинет меня через плечо и утащит прямо так.

Соседка демонстративно растянула юбку домашнего платья, а потом махнула рукой:

– Эх, заново, так заново! Пойду во двор, посмотрю, осталось ли место в мусорных баках. Где-то у меня мешки были…

Упаковать чемоданы успели в срок, а хлама Регина нагребла столько, что к бакам пять раз пришлось ходить. В маленькой спальне стало свободнее и легче дышать. Пустота – не всегда зло. Иногда она всего лишь ожидание чего-то нового. Куна подтянула штаны на округлившемся животе и плотнее запахнула теплый кардиган.

– Наверное, все. Давай прощаться.

– Ох, как я к тебе привыкла, – всхлипнула соседка и полезла обниматься. – Чего засопела? Тю, не вздумай реветь, а то сама не выдержу. Дариона береги и мужчину своего. Кстати, куда он тебя везет? Ты ведь так и не сказала.

Да уж, заигралась в секретность. Хотя уже незачем, наверное. Как только телевизионщики поймают их с Наилием где-нибудь в городе, Аврелия обязательно увидит. Может, сразу и не поверит, но потом проклянет сестру так, что несуществующие боги ужаснутся.

– Прости Регина, я боялась признаться, чтобы не испортить службе безопасности работу.

– Ты про тех якобы гражданских с такими широкими плечами, что в машину можно сесть только боком? Они четвертый день в квартале ошиваются. Транспорт меняется, а рожи прежние.

Куне стало обидно за бойцов. Она тоже заметила выставленных Наилием охранников, но до последнего надеялась, что замученные работой жительницы квартала выводов не сделают. Напрасно. Тяжело прятаться там, где все друг у друга на виду. Любое новое лицо пристально изучается, запоминается и мысленно ставится на учет. Жаль, что в армии совсем нет женщин, на них бы точно никто не обратил внимания. Догадался же кто-то прислать в квартал разбитых сердец таких красавцев.

– Да, про них. Ты, наверное, уже и остальное поняла.

– А как же. Генеральский паек, генеральский водитель, – лукаво улыбнулась соседка, а потом смутилась. – Не сразу, конечно, догадалась, одежда для беременных помогла. Не каждый офицер вот так своей женщине полмагазина за раз привезет. Дело не в деньгах, а в широте жеста. Генеральский размах.

– Умеет Его Превосходство поражать воображение. В особняк забирает, а я что-то даже не знаю…

– Главное, что забирает, – ободряюще погладила по плечу Регина. – Я безумно за тебя рада. Выше нос, пятьдесят третья! С любимым мужчиной хоть в особняк, хоть в клетку.

Во дворе по снежному насту зашуршали колеса автомобиля. Оглушительно громко в предрассветной тишине.

– Но в особняк все же лучше, – радостно добавила Регина и взяла один из чемоданов, – Нурий приехал, пойдем грузиться.

Военный внедорожник припарковался у барака, фарами освещая двери. Водитель не позволил Регине таскать вещи. Ловко подхватил чемодан и с пульта открыл багажник.

– А я переживала, что в салон ставить придется, – ахнула соседка, сунув нос в грузовой отсек внедорожника, – да сюда якорь можно затолкать!

– Или трех жутко пьяных бойцов, – усмехнулся Нурий, – еще и место останется, чтобы Шуи разливать в дороге. Показывайте остальной багаж, дарисса Регина.

Куне почудилось, что из салона донесся смешок, но хлопнула входная дверь барака и наваждение пропало. Наилий сейчас спит или тренируется, обещал встретить у ворот особняка.

Скорей бы уже. Жители квартала просыпались, зажигая в окнах свет, матери так рано на работу не нужно, а Аврелия раньше обеда с кровати вставала редко. Хотелось умолять бездну, Вселенную и каждую из миллиарда звезд, чтобы отъезд никто не заметил. Была – и пропала. Уж если рвать с прошлым, то без лишних слез. Мать точно ни разу не всплакнула, это Куна, как дура, убивалась ночами, закрывшись в ванной комнате, чтобы не разбудить Регину. Все полотенца слезами пропитала, и долго ждала, пока побледнеет раскрасневшийся нос. А то показаться на глаза соседке стыдно.

– Кажется, все, – сказал Нурий, уложив последний чемодан, – садитесь, дарисса.

Водитель заднюю дверь внедорожника не успел открыть, как вдалеке что-то хлопнуло. У Куны сердце замерло, когда в синеву рассветных сумерек из дальнего барака нырнул темный силуэт. Демоны её подняли, не иначе! Бежать нужно, пока скандал не начался! Ну, и где охранники, когда они так нужны? Несуществующие боги, только бы мать в драку не полезла.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain