Первенец

Font size: - +

(обновление от 28.08)

Единственное, что еще волновало – где Дарион будет учиться? Начальник лаборатории генетики, где Куна сдавала кровь на анализы, не сомневался, что в горах. Говорил длинно и умно о врожденном потенциале, который бесполезен, если его не развивать. Стандартные тренировки редко помогали. Одаренные кадеты быстрее проходили начальный этап, а потом более упорные сверстники догоняли их в показателях и преимущество исчезало. Поэтому истязали рожденных в лаборатории мальчишек особыми программами тренировок практически с наслаждением. И Дариона, унаследовавшего генетику отца, ждало что-то подобное.

Куна не знала точно, но случайных фраз из рассказов матушки хватало, чтобы оценить весь ужас. Наслоение синяков в одном и том же месте, огромные гематомы, кровоподтеки, выскочившие суставы. С боевой техникой обращались нежнее! Куна накручивала себя и все больше боялась.

- Лишь бы Его Превосходство не переусердствовал с воспитанием, - обреченно вздохнула она, - если нельзя без училища, то хотя бы не в горах.

- Это ему решать, конечно, - сдержанно ответил Публий. – Горный интернат –специфическое место, но я видел, что может Наилий, когда он только прилетел на равнину. Поверь, наши лучшие бойцы рядом не стояли.

Серые глаза лейтенанта светились от восхищения. Для своей армии Наилий был кумиром и непреступной вершиной. Даже далекая от поединков на посохах Куна не могла пройти мимо тренировочного зала, где генерал упражнялся с оружием. Наверняка, с реальным боем не сравнить, но до чего же красиво. Стыдно становилось от своих метаний. И жалко Дариона и хотелось, чтобы сын не уступал отцу.

- Я понимаю, но уж очень жестко с кадетами в интернатах мастера обращаются.

- Начальники, моя девочка. Мастер в горах всего один, - певуче ответила Аттия от двери. Вернулась с пустой кастрюлей и поставила ее в раковину мыть. Пока генералы праздновали, бойцы Марка терпеливо ждали в катере, и матушка ходила их кормить. Да, были сухпайки, но домашняя еда лучше. Куна не сомневалась, что мужчины охотно с этим согласились.  

- Давным-давно, когда Дария звалась Империей, - не спеша рассказывала матушка под плеск воды, - такие, как мастер, превратили уличную драку в искусство. Первые генералы, уничтожая все старое, закрыли их школы, а наставникам запретили преподавать. Самые упрямые сбежали в горы и прятались там, пока искусство из пожара не угасло до трепета свечи. Мастер – последний. И так стар, что устал бороться за искусство. Вся его жизнь теперь в кадетах.

Куна не верила, что последний мастер безропотно принял новые правила, скорее уж создал видимость за оградой интерната, а внутри продолжал свое дело. Не даром, даже форму у горных была другая. Наилий иногда надевал на тренировку те самые белые штаны и перевязывал голени черными лентами.

- Я все равно не понимаю, - твердила Куна, - зачем так жестко? Поваров, когда учат проверять готовность блюда, не заставляют пихать пальцы в кипяток. Одни и те же истины можно доносить мягче.

Аттия насухо вытирала кастрюлю и хмурилась. Куне одного Дариона было жалко, а матушка весь интернат видела.      

- Чудилось мне порой, - говорила она, - мастер гвозди в мальчишек вбивает, а не истину. Уж такие синяки по телу, плакать хотелось. Не выдержала как-то, налетела на него с кулаками. Била со злостью, чтобы сам почувствовал, а он молча терпел. Ответил, только когда устала и успокоилась. «Синяки проходят. Пусть мои кадеты сейчас бегают с ними, чем  потом вернутся домой в черных мешках». Ты не сердись на него, дитя. Мужчины лучше знают, как мальчиков воспитывать. Одно тебе скажу, Наилий поклялся, что если у него когда-нибудь будет сын, в горный интернат его не отдаст.

И Куна с жаром бы сказала за это спасибо, но посчитав, сколько генералы успели выпить, не решалась идти в гостиную.

Шум воды давно стих, но эхо все еще журчало вдалеке, словно повторяя старую мелодию. Куна прикрыла глаза и удобнее устроилась на диване. Журчание убаюкивало, манило в сон, а потом ускорялось, расцветая новыми красками. Действительно музыка.

- Генералы планшет включили?

- Нет, это дудук, - улыбнулась матушка. – Наилий сам играет.

Куна дернулась встать с дивана, но боль вернула обратно. Осторожнее надо.

- Куда ты? – строго спросил военврач и поймал за плечо. Дарион на пеленке у стены даже не пошевелился. Так и спал, открыв рот и прижав маленький кулак к щеке.

- Послушать хочу, - смутилась Куна, поправляя на сыне одеяло.

- Ребенка не таскай, пусть спит. Я присмотрю.

Датчики приборов Публий снял быстро, а с внутривенным катетером пришлось повозиться. Крышка клапана пошла против резьбы, а потом военврач никак не мог отклеить пластырь от собственной перчатки. Бубнил под нос ругательства, но упрямо продолжал.

Куна изнывала от нетерпения. В особняке Наилий никогда не играл, времени не хватало, а может просто не хотел рушить перед бойцами образ сурового генерала. Мелодия набирала обороты, приближаясь к финалу. Еще десяток нот и дудук замолчит, а сыграть заново Наилий откажется.

Освободившись, Куна встала с дивана, опираясь на руку лейтенанта, и почти повисла на плече матушки. Живота не хватало, привыкла к нему. Заглядывать под сорочку страшно – что там осталось и как зашита после операции. Шагалось с трудом, но она терпела, а из гостиной, будто в благодарность, зазвучал высокий тенор.

- Он еще и поет?

- Нет, это Марк, - ответила Аттия, помогая идти. – Крепко мальчики выпили, давно я их вместе не слышала.

Слов песни не разобрать, да и не было их. Хозяин девятого сектора пел вокализ, голосом соперничая с красотой дудука. Куна замерла у входа в гостиную и лбом оперлась о дверь. Генералы не приглашали к себе, и воспитание предостерегало от дерзости. Но то, что запрещалось диспетчеру речного вокзала, дозволялось хозяйке дома и женщине Наилия. Она никогда не приблизится, если будет стоять в стороне. Куна твердо встала на ноги, отпустив плечо Аттии, и распахнула дверь.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain