Первенец

Font size: - +

Глава 49 - Единственная (обновление от 01.10)

Последним подарком генерала стал полет в Равэнну. Мать так и не пришла в себя, а появление старшей дочери будто не заметила. Молча показала рукой, куда поставить продукты, пообещала вернуться на работу и еще раз спросила, когда приедет Аврелия? Куна не придумала, что ответить. Своей боли было столько, что ею не захотелось делиться. Мать спряталась в неверии как в панцире, а Куна не смогла даже зайти в их с сестрой комнату. Боялась увидеть пустую кровать, припорошенные пылью игрушки на полках и забытое впопыхах платье. Увидеть и самой поверить, что Аврелия жива, просто заблудилась где-то.

Но поиски уже прекратили, дело о пропаже без вести отправили в архив и генерал впервые ничего не смог сделать. Наилий не пошел в дом, остался во внедорожнике с Дарионом на руках. А когда Куна уходила, мать даже не ответила на прощание. Может, и Куны для нее больше не было, и виделись они в последний раз.

Сейчас все стало последним. Полет на военном катере в горы, объятия генерала на крыльце дома, его взгляд и мимолетный поцелуй в висок. Наилий исчез из жизни Куны, как дымка горного тумана под лучами светила, оставив только стук уходящих шагов и тонкий аромат парфюма на её куртке.

Теперь предстояло научиться рассчитывать только на себя. Генеральский паек в денежной его части перечислялся на счет, а продуктовое и материальное довольствие Куна забирала в Нарте. В определенный день банк автоматически списывал с её счета платеж по кредиту матери, а то, что оставалось, Куна делила ни них с Дарионом. О полетах в Равэнну пришлось забыть, слишком дорого обходились билеты на перелет между материками. Одежды хватало надолго, в быту Куна давно привыкла обходиться минимумом. Выдержать можно, а закончив кулинарные курсы, уйти работать в кондитерскую. Примерно так и выглядела её мечта, не хватало только мужчины рядом.

Но ведь не потерпит Наилий соперника. Даже расставшись, не позволит другому воспитывать его сына. Да и кому Куна нужна здесь в горах? Нарт – женский город. Военные части далеко, гражданские специалисты добывали руду по ту сторону хребта и жили там в закрытых поселениях. На каждого инженера, геолога или шахтера по две-три влюбленные женщины, а Куна никогда не умела добиваться мужского внимания и красотой не вышла. Дарион – её единственный мужчина и большего не хотелось. Разве что иногда снился охранник с голосом, как у равнинного Тарса, но до него через океан не дотянуться.

 

***          

 

Путешествуя контрабандой, не стоило надеяться, что доставят четко в пункт назначения. Катер пролетел мимо заброшенного аэродрома, мимо Нарта и сел брюхом прямо на луг в одной из безымянных горных долин.

Едва гул десантного транспортника затих, Амадей услышал стук подошв военных ботинок по металлу обшивки.

- Ты там живой? – громко спросил пилот, откидывая крышку.

В лицо дохнуло зимним сквозняком, прогреться грузовой отсек после полета не успел. Амадею казалось, что из-за стука зубов он не сможет ответить, но длинных бесед пилот и не ждал.

- Вылезай, я время аварийной посадки теряю, мне еще неисправность самому себе устраивать, чтобы по прибытию с вопросами не докопались.

Лейтенант подал руку, а потом еще и дернул со всей силы, вытаскивая Амадея из ящика для снарядов. Спина затекла и болела зверски, разгибался рядовой со скрипом. Запах машинного масла навяз на зубах, и казалось, что слюна, пропитанная им, так и останется вязкой и темной. Будто хлебнул масла из банки от души.

- Спа…сибо, - с трудом выговорил Амадей и скрюченными пальцами полез в карман. От денег пилот еще на военном аэродроме Равэнны отказался, охранник надеялся, что хотя бы подарком отблагодарит. На последних совместных учениях разведчики хвастались новыми штык-ножами. Их умельцы поменяли у стандартной модели полукруглое лезвие на декоративное и вырезали на рукояти силуэт скорпиона. Вся охрана с остервенением донимала разведчиков партиями в Шу-Арлит и три таких поделки получилось выиграть. Свой приз Амадей вложил в ладонь пилота.

- Наслышан о таких, - благосклонно улыбнулся лейтенант, - правду, значит, говорят, что в особняке генерала есть все? Не тушуйся, боец, я ж без злобы и корысти. Топай на выход. Заприметишь снаружи два валуна, похожих на клыки, правее от них бери и на дорогу выйдешь. К вечеру до Нарта доберешься. Кого с нежданным визитом собрался застукать? Уж не свою ли женщину с другим?

Амадей вздрогнул от предположения лейтенанта. Генерал, как говорили, в Равэнне остался. Разве что не прилетел одновременно с ним, тогда Куну даже в город на встречу будет не выманить. Одно успокаивало: уж больно плотный график у Его Превосходства, дольше пары дней не задержится, а у Амадея еще неделя увольнительной впереди.

- Родственница там у меня, - рассеянно пробормотал рядовой.

- Ну-ну. Топай, говорю, а то диспетчер мне по громкой связи уже на всю кабину орет.

В третий раз выгонять не пришлось, Амадей подхватил тощий вещмешок и, чувствуя себя ржавым дроном, заковылял на выход. Трап доставать из ниши было некогда, рядовой грузно повалился прямо в высокую луговую траву и чуть не задохнулся от запаха молодой зелени. В зимней куртке сразу стало жарко. После нескольких часов в ящике дневной свет резал по глазам. Амадей убирался подальше от катера практически ползком, хорошо, что в высокой траве его было не видно. Да и не смотрел здесь на него никто. Горы в отличие от шумной столицы ценили уединение. А на редко забредающих сюда цзы’дарийцев обращали не больше внимания, чем на муравьев. Амадей надеялся на это как на маскировку, но гражданскую одежду все равно выбрал самую неприметную.

Выбравшись на дорогу, успел размяться и на боль в ногах не реагировал. Попутный автомобиль ждать не стоило, по таким козьим тропам местные ездили на мотоциклах и первый Амадею встретился к закату, когда он уже прошел половину пути.



Дэлия Мор

Edited: 13.11.2017

Add to Library


Complain