Предначертанное

Размер шрифта: - +

Глава 9

Двадцать седьмой настойчиво постучал в дверь, и увидел, что она не заперта. Он шагнул в прихожую, озираясь в поисках приятеля. Сквозь окна в комнату бил солнечный свет, в его лучах можно было увидеть танцующие в воздухе пылинки. Со стороны казалось, что здесь редко кто-то появляется вообще, не то чтобы живет. В гостиной темно, дверь в спальню закрыта. Со стороны чулана доносились какие-то шорохи.
- Эй, дружище, ты там? – крикнул парень, стоя на лестнице, уходящей вниз.
- Да! Спускайся – голос потонул в ужасном грохоте, и Двадцать седьмой устремился вниз. Щелкнул выключателем на стене, но ничего не произошло. Грохот повторился и из кучи хлама показался луч от фонарика.
- Лампочка перегорела, так что можешь не стараться, - выбираясь из завала пробурчал Тринадцатый. – Подай руку, что ли.
- Черт, что ты здесь устроил? Я думал, мы договорились покататься на великах.
- На моём цепь заклинило, я спустился за инструментом, и вот как видишь, - обвел рукой устроенный хаос.
- Черт, мужик, ты меня всего кровищей заляпал, - тряхнул рукой Двадцать седьмой.
- Что? Где?
- Да вот же, вот! Не чувствуешь что ли? А… - осекся он, - ну да, не чувствуешь, точно же! Вот, кажется с пальцем что-то.
Твою мать, только не это, - простонал Тринадцатый, - давай поднимемся в кухню, у меня там аптечка.

Через минуту они уже оба скептически разглядывали зияющую рану на пальце. В свете флуоресцентной лампы выглядело совсем хреново, края у раны рваные, и продолжала капать кровь. Парень переместил руку в сторону раковины, свободной рукой открывая шкафчик над головой и доставая чемоданчик.
- Не хочешь побыть немного медсестрой? – усмехнулся Тринадцатый.
- Ага, как же, я на такое не подписывался!
- Когда ты стал такой неженка? Нужно прихватить швом, вечером будет как новенький, - поболтал перед ним пальцем, кожа при этом издала какие-то хлюпающие звуки.
- Фу, перестань, это ты у нас бесчувственный, а не я! – сморщился Двадцать седьмой.
- Тогда хотя бы подготовь мне все, - отвернулся парень, включая воду тонкой струйкой.
Спустя пятнадцать минут Тринадцатый мастерски заканчивал бинтовать руку, сокрушаясь, что мало того что придется ехать за лампочками, так еще и порядок в чулане наводить, а там чего только нет!
- Слушай, пока не забыл! До конца года же нужно подготовить отчет по всем «отложенным» светлячкам. А у нас еще конь не валялся.
- Ну так, вечеров у тебя свободных полно, сиди да разбирайся в секторе, - подмигнул ему Тринадцатый, хотя самому было совсем не до смеха. Что будет, если станет известно об упущенной душе? Его просто накажут, или отстранят от работы. А если отстранят, что же тогда ему делать.
- Эй-эй, не забывай, что мы с тобой напарники вообще-то! Так что пропадать в архиве будем вместе, даже не пытайся отмазаться.
- Ладно, не нуди только. Кататься то идём?
- А как же рука?
- Да ничего с ней не будет, сказал же, такая ерунда до вечера затянется и следов не оставит.
- Я тебя иногда из-за этого побаиваюсь, - хмыкнул Двадцать седьмой, зашнуровывая кроссовки.

Тринадцатый только пожал плечами в ответ. Он нередко попадал в передряги из-за того, что не чувствовал боли. Первый раз узнал он об этом, когда набрал ванную, и как ни в чем не бывало, плюхнулся в нее. Конечно, он ощущал, что вода в ванне горячая, но не понимал насколько. Оказалось, что в тот день холодную воду отключили, и он набрал ванну полную кипятка. Глядя после на свою красную кожу, с надувшимися волдырями, он ужаснулся от того, что никакого жжения или боли не ощущал. В панике позвонил своему напарнику, после такого Двадцать седьмой еще пару дней отходил. «Да я думал ты сварился нафиг» - возмущался друг.

Спустя несколько часов покраснение стало исчезать, и к вечеру следующего дня от ожогов не осталось и следа. Его тело весьма быстро регенерировало повреждения. Но по этой же причине зачастую приходилось обходиться самому. Согласитесь, странно, когда в больницу поступает парень с переломом руки, ему накладывают гипс, а через пару дней кость срастается?

Теперь у Тринадцатого дома был полный арсенал медицинских приборов и лекарств на случай, если понадобится оказать самому себе первую помощь.


***

Группа толпилась на входе в музей в ожидании преподавателя. Мари с самым серьёзным видом пересчитывала товарищей, отмечая тех, кто пришёл. Хотелось показать Даниилу Олеговичу, что она подошла к выполнению его поручения со всей ответственностью! А вот и он сам, появился из подъехавшего такси. Галдеж немного затих, и студенты собрались в кучку перед историком.
- Всем добрый день! Мари, все в сборе?
- Да, я уже отметила в списке, - с готовностью протянула ему лист.
- Мы стоим на пороге одного из немногих церковно-приходских училищ, которое посчастливилось сохранить до нашего времени и отреставрировать. Находясь внутри, следуйте правилам музея, и слушайте, что вам расскажут, впереди вас ждёт эссе на эту тему! - провёл краткий ликбез Даниил Олегович.

Половина группы страдальчески застонала, предвкушая письменное задание. Лея допила одним махом кофе, сегодня на её стаканчике было написано "Милые штанишки", она мечтательно улыбнулась, поправляя обтягивающие кожаные леггинсы. Они выгодно подчеркивали стройные ноги и подтянутые ягодицы. Спасибо родителям за трудотерапию летом на даче!

Студенты выстроились в холле перед экскурсоводом. На первом этаже была организована небольшая выставка картин, посвящённых ушедшему столетию. На полотнах запечатлены образы юных девушек, видимо местных воспитанниц. Лея обернулась в поисках подруги, и увидела, что та с крайне заинтересованным видом что-то выспрашивает у историка. Да, Мари своего шанса побыть ближе к Даниилу не упустит, похоже решила перейти в наступательную фазу. А он то ли покупается на этот невинный взгляд, то ли самому приятно общество милой брюнетки. В любом случае преподаватель увлечённо втолковывает ей что-то, жестикулируя возле картины с изображением церкви.



Тери Лейн и Рина Ален

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться