Рождество

Размер шрифта: - +

Часть 1. День и ночь

- Я же просил отсиживаться в тылу!

- Какое место на этой грёбанной планете ты считаешь тылом?!

- Там, где не стреляют 24 часа в сутки!

 

Небо заалело, впитывая в себя первую кровь рассвета. Пурпурную полосу, ставшую предвестником первого ранения ночи, теперь заливало огненное зарево горизонта, возвещая о новом дне. В мире, откуда они только что переместились, была ночь, и резкий переход на свет ослепил его, заставив одной рукой прикрыть глаза, а другой схватится за единственную опору, находившуюся сейчас рядом.

- Нам нужно срочно найти место для ночлега, - взяв Агнессу за руку, предложил Кей не требующим возражения тоном.

- Почему? – вопрос на автомате вырвался раньше, чем она вспомнила ответ.

- Потому что потом солнце будет в зените! – указывая на солнечный диск в небе, ответил он, всячески пытаясь скрыть нарастающее раздражение.

Он же устал объяснять ей. Ну, неужели так трудно запомнить? За две недели общения это можно усвоить?  

- Ах, извини! – не удержавшись, съязвила Агнесса. – Совсем забыла, что ты у нас ночной.

Это было предпоследней каплей. Но её оказалось достаточно, чтобы он схватил её за запястье и резко одернул на себя.

- Послушай, - он смотрел ей прямо в глаза, вопреки тому, что дневной свет не давал возможность видеть, рисуя лишь расплывчатые силуэты. - Я зол, я хочу спать и ранен, если ты не заметила, - и, немного помолчав. - Не раздражай меня.

- Можно подумать, ты меня не раздражаешь, - не осталась в долгу Агнесса и огляделась.

Город неторопливо просыпался, сбрасывая с себя последние остатки сна. Утро коснулось каркасных домов, мощённых камнем мостовых и красных черепичных крыш, выгоняя на улицу первых прохожих – ремесленников, мастеровых и горожан. Они открывали ставни домов и мастерских, запуская в помещения новый день. По улицам застучали колёса экипажей. В воздухе запахло свежим хлебом, застучала телега молочника. Дома в городе украшали хвойные гирлянды на балконах и красивые венки на дверях домов. Но для Кея, не видящего ясно,  город был всего лишь хаосом из незнакомых звуков и запахов. Агнесса стояла, держа за его руку, и вслушивалась в беглую речь, пытаясь найти что-то знакомое среди тех языков, что знает. То, что она решилась на разговор, Кей понял тогда, когда она отпустила его и заговорила с проходящей мимо девушкой. Кей ни слова не понимал из их разговора, лишь по интонациям чувствуя, что в первой половине разговора Агнесса пытается понять язык собеседницы и говорить так же, а во второй расспрашивает о чём-то. Коммуникативная цель была достигнута, когда девушка снова подошла к нему и Кей, не мешкая, снова схватил её за руку. Солнце светило всё ярче.

- Странно… - задумчиво произнесла переводчица. – Их язык кажется мне знакомым.

- Ты была здесь раньше? – с любопытством поинтересовался Кей.

- В том-то и дело, что нет! – разгорячено выпалила Агнесса. – Я первый раз в этом мире! Их язык похож на средневерхненемецкий, - пояснила она.

- Средне… верхне… что? – уточнил Кей.

- Немецкий. Один из языков средневековья в моём мире, - ответила она и тут же поспешила добавить, предупреждая вопрос. – Мы можем остановиться в таверне «Золотой гусь». Это неподалёку.  

Из-за слепящего солнца Кею почти не удалось рассмотреть сам город, пока они шли, поэтому зайдя в помещение, он почувствовал огромное облегчение. Предметы обрели резкость. Договориться с хозяином таверны не составило большого труда, особенно когда в одном из карманов Кей обнаружил золотую брошь, предусмотрительно брошенную ему Хагедорном на прощанье в другом мире. Попробовав его на зуб и, лично убедившись, что это чистое золото, хозяин радушно предложил остаться, сколько они захотят. Но в интересы Кея не входило светиться здесь надолго, и он попросил комнату с двумя койками на три дня.

- Я требую отдельную комнату! – возмутилась Агнесса перед тем, как переводить всё хозяину таверны.

- Ты спишь тогда, когда я бодрствую, мы с тобой почти не будем сталкиваться в любом случае, - поспешил объяснить он.

- И как мы, по-твоему, будем выглядеть в глазах окружающих? – не унималась она. – У тебя есть объяснение одной комнаты? Которое бы укладывалось в менталитет этого мира, где явно нет свободных нравов?

- Скажи, что мы брат и сестра, - выдал Кей первое пришедшее в голову.

- Брат и сестра? – не поверила ушам Агнесса. – Ты хорошо сейчас видишь? Мы не то, что разной внешности, мы из разных рас, Кей!

Доля истины в её словах была. Слишком уж контрастировал азиатский вид Кея с её европейской внешностью. Его чёрные короткие волосы только сильнее выделялись на фоне её русого каре с чёлкой вкупе с разрезом глаз и их цветом, отличавшихся от её серо-голубого. В её мире Кей бы запросто сошёл за корейца.

- Скажи, что мы муж и жена, - Кея клонило в сон. День по капле высасывал у него все силы. – Ты же переводчик, придумай что-нибудь, - он начал зевать, прикрывая рот рукой. Агнесса с трудом подавила желание высказать всё, что думает об отношении к переводчикам. Не так давно Кей уже высказался, что «переводить каждая собака может». Вот пусть бы стоял сам и объяснялся!

Едва добредя до комнаты, он первым делом закрыл окно шторами, погрузив комнату в полутьму, и свалился на первую увиденную им кровать, натягивая на себя покрывало с головой, так как свет всё равно проникал в комнату, в надежде заснуть…

- Ты куда? – он поймал Агнессу за руку на выходе из комнаты, когда та проходила мимо.

- Осмотреться, - она попыталась вырваться, заставив его сесть на кровать.

- Ищешь приключения на свои…, - он задумался, пытаясь вспомнить, как звучит эта фраза, - девяносто-шестьдесят-девяносто?



Галина Штолле

Отредактировано: 16.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться