Сын кровавой луны-2

Размер шрифта: - +

Глава 1. Кровь и крылья

*За пару часов до этого.

 

Элиас никогда не чувствовал себя так хорошо. Может быть, и чувствовал, но уже не помнил, каково это было.

Странно, невероятно. Невозможно поверить. Он восстановился полностью и ощущал себя так, словно был способен заставить солнце погаснуть, а океаны закипеть. Так же, как закипела Тьма в его венах всего лишь после пары капель крови Мелании Сендел.

Пары капель…

Почувствовав ее запах, коснувшись ее и ощутив ее вкус, он едва смог остановиться. Не хотел, до последнего не хотел пить ее кровь, но был не готов к тому, что его заставят.

Уголки губ древнего едва заметно дрогнули.

Его еще никогда не принуждали к чему-либо. Древнего вампира вообще сложно принудить. Но у Мелании получилось.

Стоя в маленькой комнатке морга позади мирно спящей некромантки, Элиас думал о том, что все это очень странно. Еще недавно он был на грани полного истощения и исцелить его полностью могли разве что пять или шесть доноров. А звать их он не торопился – не был уверен, что не убьет их всех.

Однако совершенно неожиданно решать эту проблему ему не пришлось. Все благодаря Мелании и ее странной крови, которая мало того что под завязку наполнила его магией, так еще и неуловимо напомнила о чем-то.

Нет, он никогда не пробовал ничего подобного. Теперь он был абсолютно уверен в этом. Однако смутное узнавание будто царапало изнутри, намекая, толкая его к воспоминаниям о столь старых событиях его жизни, что они давно были похоронены памятью. И, к сожалению, так просто их было не освежить.

Стоило вернуться к этой мысли позже, потому что прямо сейчас разум древнего вампира полностью был поглощен девушкой, что была так близко и одновременно так далеко от него. Он опустился на колени рядом с креслом спящей некромантки, у которой провел всю ночь, осторожно положил руки на подлокотник и коснулся пепельно-белой пряди, упавшей ей на глаза. Мягкий локон будто бы сам обвился вокруг его пальца и позволил убрать себя назад, за ухо, открыв спокойное светлое лицо.

Вот она… Странная колдунья, что не выходила у него из головы так долго. Совсем рядом, а дотронуться до нее у него нет права…

Элиас сжал челюсти, еще ярче ощутив легкий, еле заметный аромат, что распространялся от Мелании, будоража внутри вампира бурю темных желаний.

Он больше не был голоден. Но, чувствуя ее запах, понимал, что девушка сводит его с ума. Перед глазами сами собой возникали жгучие пьянящие образы. Как он хватает ее, спящую, слабую и дезориентированную после пробуждения, прижимает к стене, вдавливая в собственное тело, и втягивает в себя ее аромат… Наполняется им целиком, касаясь ее кожи и губами ощущая биение крови над маленькой ямкой ее ключицы…

Нет, он не просто видел себя, пьющим ее кровь. Он видел себя внутри нее, а ее – прижавшейся к его телу с запрокинутой головой и приоткрытыми от стона губами.

Он хотел быть в ней, хотел быть у нее в голове, под кожей. У нее в крови.

Она была нужна ему вся целиком. А не только то, что текло у нее в венах.

И это выбивало у древнего вампира почву из-под ног.

Утро наступило внезапно. Пора было уходить, да еще и так, чтобы некромантка не поняла, что он был здесь.

Элиас нехотя стянул с нее мягкий плед, сложил и убрал обратно в шкаф, туда, откуда прошлым вечером его и достал. Температура тела девушки снова стала падать, и вампир это прекрасно ощущал. Ему хотелось вновь укрыть Меланию, но ее пульс стал громче, дыхание участилось – она вот-вот готова была проснуться.

Поэтому он вновь обратился в летучую мышь и вылетел в окно, а затем зацепился когтями за карниз и повис на нем вниз головой, укрывшись крыльями.

Утреннее солнце никак не влияло на детей ночи, вопреки некоторым байкам, ходящим среди людей. Солнце не имело никакой силы против высшей нежити, и вампиры как представители оной не были исключением. Однако слишком яркий свет резал кроваво-алые глаза маленькой мышки, чье зрение было больше приспособлено к тьме.

Поэтому Элиас едва не пропустил момент, когда Мелания покинула морг и отправилась к себе домой. Распахнув крылья, он последовал за ней, прилично отставая от шельмугрички, в которой ехала некромантка.

Когда Мелания оказалась дома, древний вампир уже мог отправиться в свой замок, уверившись, что девушкой все в порядке. Однако… что-то его останавливало.

Элиас не хотел думать, будто ее кровь настолько привязала его к себе, что теперь он не желал оставить ее ни на минуту.

Это был бы полный бред… Сумасшествие. Древний вампир, впавший в безумие из-за человеческой крови. Что может быть нелепее… и чудовищнее?

И все же он остался. Повис на одной из веток напротив ее дома и позволил себе отключить разум от внешнего мира. Просто немного поспать. В облике вампира сон ему не требовался, то была лишь людская слабость. Однако будучи летучей мышью, древний приобретал чуть больше животных инстинктов и гораздо более походил на настоящее живое существо.

Ближе к ночи некромантка вышла из своего дома, громко хлопнув дверью, и Элиас мгновенно очнулся, удивившись, что пробыл в забытьи так долго. Впрочем, время было потрачено не совсем уж бесполезно: кажется, в полудреме он начал что-то вспоминать.

Подумать об этом он не успел, потому что Мелания сбежала с крыльца и деловито куда-то направилась. Элиас торопливо вспорхнул с дерева, сгоняя с себя остатки оцепенения, но от неожиданности запутался в ветвях. За время сна крылья изрядно затекли.

Некромантка бросила в его сторону быстрый взгляд и нахмурилась, впрочем, кажется, не заметив. Не хватало еще, чтобы она поняла, что за ней следят.

Чуть позже девушка села в банширабан и поехала в неизвестном направлении. Элиас же с каждым мгновением вечерней прогулки все сильнее мрачнел. Он никак не мог понять, куда некромантку понесло на ночь глядя и зачем. Это ему совершенно не нравилось.



Сильвия Лайм

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться