Твои краски. Искусство требует жертв.

Размер шрифта: - +

22 глава

Захожу в больницу торопливым шагом и направляюсь по изученной дороге, до своей палаты. Нужно срочно найти Бонни. От переизбытка информации голова идет кругом. Сотрудничество с ФБР, чтобы спасти Джеймса, будет, похоже, дорого стоить нам обоим.

Дохожу до своей палаты и обнаруживаю, что в ней никого нет. Выхожу обратно в коридор в поисках сестры, и неожиданно родной голос окликает меня.

— Джесси!

Сестра бежит по коридору навстречу мне. Ее лицо излучает непонятную тревогу.

— Что случилось? — обеспокоенно спрашиваю я, когда Бонни оказывается рядом со мной.

Она пытается отдышаться и вертит головой, словно вытряхивая лишние мысли.

— Что? — я заглядываю в глаза сестры и страх, который все время был во мне, парализует тело. — Нет… — шепчу я. — Нет. Этого не может быть, — вслух этого не произношу, но страшусь признать сама себе, что его, скорее всего, нет.

— Джесси, — сестра обретает голос и берет меня за плечи, готовясь сказать страшную новость, которую просто слышать не хочется.

— Нет, — пытаюсь проглотить ком в горле. — Пожалуйста, не говори что его больше нет, — говорю тихим голосом, и силуэт сестры расплывается перед глазами.

— Джесси… — Бонни улыбается. — Он зовет тебя, — она крепко обнимает меня.

— Что? — смысл ее слов медленно доходит до меня.

— Да, — она улыбается, а ее глаза блестят от слез. — Он очнулся.

Я некоторое время таращусь на Бонни, не говоря ни слова, и тут же срываюсь с места. Бегу что есть силы к палате Джеймса. Бегу к любимому человеку.

— Джесси, подожди меня! — возмущенно кричит вслед мне сестра, но я только ускоряю бег.

Господи, он очнулся! Мои молитвы были услышаны. Спасибо. Спасибо. Спасибо. Теперь я сделаю все правильно. Теперь я скажу, насколько сильно люблю его. Как часто людям предоставляется второй шанс, чтобы все исправить?

 

Я задыхаюсь от бега, сердце выпрыгивает из груди. Я делаю пару шагов до палаты и стараюсь отдышаться от пробежки через всю больницу. Задерживаю дыхание и открываю дверь.

В палате был доктор Гонсалес и медсестра Перл. Девушка настраивала аппараты возле кровати, доктор разговаривал с Джеймсом, загородив его спиной от входа.

— … ваши родители скоро приедут из участка, — он прерывает разговор и разворачивается навстречу мне, давая мне взглянуть на него.

Джеймс…

Такой бледный.

Но такой красивый.

Его уставшие глаза были как в тумане. Через кислородную маску замечаю еле заметную улыбку. Я улыбаюсь, и долгожданные слезы счастья окутывают меня.

— Мисс Уильямс, — строгий голос врача отдается эхом в голове. — Вы должны быть в палате.

— Пожалуйста, — шепчу я и медленно делаю пару шагов до кровати. — Пожалуйста, дайте побыть с ним.

— Нет, ну это просто возмутительно! — пищит медсестра и зло смотрит на меня.

— Мисс Перл, — строгий голос доктора Гонсалеса теперь обращается к недовольной девушке. — Дадим им немного времени.

Перл осуждающе цокает языком и стремительно проходит мимо меня, окидывая враждебным взглядом.

— Только недолго, Джессика, — говорит тихим голосом доктор и впервые за все наше знакомство называет по имени. — Он еще слаб, — слегка улыбается при виде моих слез и покидает комнату, закрывая за собой дверь.

Дождавшись, когда мы, наконец, останемся одни, я медленно подхожу к кровати Джеймса.

— Привет, — шепчу я.

— Привет, — отвечает он не характерным для него мягким голосом.

Я аккуратно сажусь на самый краешек кровати, чтобы ненароком не задеть его. Взгляд падает на руку, которую держала утром. Джеймс поворачивает ее ладонью вверх, и я нежно кладу свою руку поверх его.

— Выглядишь точно так, как и на Малтноме, — Джеймс улыбается и не отрывает взгляда от моего лица.

— Не хватает твоей куртки, — я усмехаюсь, а слезы бесконечного счастья льются и льются от переполняющих меня эмоций.

— Не плачь, — он сжимает мою руку, и слезы еще сильней текут по щекам. — Не люблю, когда ты плачешь.

— Это слезы счастья, — шепчу я и вытираю мокрые щеки. — Мне столько нужно тебе рассказать, — я заглядываю в черные глаза Джеймса и, как и раньше, тону в них безоглядно. — Даже не знаю с чего начать.

— У нас будет время.

— До недавнего времени, я думала, что наше время закончилось.

Он улыбается, но ничего не отвечает. Смотрит на меня, и я буквально чувствую нежность, которую он излучает. Повисла продолжительная пауза. Тишина. Мы просто смотрим друг на друга. Немой диалог наших глаз, рассказывает о глубокой любви, которую мы так долго не замечали. И вот, наконец, она вырвалась наружу, обнажая себя полностью. Мы сгорали в любви дотла, сцепившись взглядами в крохотной палате.



Irina Smychkova

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться