Хранитель слёз

Размер шрифта: - +

IV

…Выпуклый экран телевизора переливался цветастыми кадрами. Перед ним на полу сидела крошечная девочка, поглощённая просмотром очередной серии «Ну, погоди!». Кроме девочки — в зале никого, да и во всей квартире тоже. Совершенно одна.

Стараясь не отвлекаться на посторонние звуки, издаваемые, видимо, соседями, девочка глядела в экран и систематически прокручивала в голове слова мамы: «Мы с папой скоро придём, только машину в гараж поставим и в магазин по пути заглянем».

Вообще, девочка до жути боялась оставаться дома одна, и тем более, когда за окном уже темно. Но мама ведь обещала, что они вернутся совсем скоро. Значит, волноваться не о чем. Вот мультики, вот безопасный дом, а значит — всё хорошо!

Но шло время, а родители почему-то не спешили возвращаться.

Спустя ещё полчаса девочка отвлеклась от телевизора и принялась бесцельно бродить по квартире. Ей казалось, что, пока она вот так ходит из одной комнаты в другую, родители вернутся. Так ведь всегда бывает: когда чего-то сильно ждёшь, это не приходит, а как только отвлекаешься на что-нибудь, то вот оно — пожалуйста! (Даже в четыре годика уже присутствует если не знание, то хотя бы интуитивное понимание, что это частенько срабатывает.)

Добравшись до спальни и поворачивая в обратный путь, девочка была уверена, что когда дойдет до зала, родители уже будут у входной двери. И тогда она сразу же запрыгнет папе на руки и расцелует его. А потом — и маму, после чего, как обычно, выхватит пакет с продуктами и отыщет в нём что-нибудь особенное для себя.

Девочка в сладостном предвкушении приближалась к последнему повороту коридора, где она вот-вот предстанет перед родителями, заходящими с мороза и улыбающимися ей… Вот и поворот…

Никого.

В квартире — лишь пугающая тишина.

По телевизору закончились мультики и уже шёл какой-то странный музыкальный клип с разукрашенными в чёрное людьми.

Девочка замерла, глядя на огромную и почему-то теперь вызывающую тревогу входную дверь. Затем, понимая, что не может остановить приступ страха, заплакала.

Ей почему-то пришла мысль, что родители больше уже никогда не вернутся. И эта мысль стала так невыносима, так ужасна для девочки, что она решила непременно отыскать их сама. Она примерно помнила, где находился гараж: папа несколько раз брал её с собой. Это всего через несколько дворов. Но как ей выйти из квартиры?

Девочка, плача, попробовала открыть входную дверь. Её тоненькая ручка с трудом дотягивалась до ручки двери, и сил повернуть последнюю попросту не хватало.

Тогда девочка надела чёрную крошечную шубку, залезла в зале на подоконник, втащила на него свой маленький красный трёхколёсный велосипед, на котором часто каталась по квартире, и слабыми ручонками стала открывать окно, чтобы выскочить из квартиры. Выскочить и поехать на этом самом махоньком транспорте за своими родителями. Этаж был только второй, однако и этого иногда хватает для трагедии; но в ту отчаянную минуту мозг малышки о таких вещах даже не задумывался.

Тем не менее, застоявшиеся шпингалеты не поддавались детской настойчивости. Даже перед детскими слезами не расщедрились — стояли намертво. Там, за двойным стеклом в деревянных рамах, было черно и снежно. Девочка, понимая, что ей не удаётся осуществить свой единственный замысел, расплакалась сильнее, присев на корточки рядом с велосипедом.

Через минуту, вытирая слёзы, она подняла головку и вдруг заметила отвёртку. Наверное, папа оставил, когда что-то чинил… Девочка схватила отвёртку, поддела ею шпингалет и смогла его сдвинуть. А затем — и вовсе распахнуть окно. Вначале первое, затем второе.

В зал тут же хлынул холодный воздух.

Девочка несказанно обрадовалась тому, что у неё получилось. Она даже начала смеяться, совсем забыв, что минуту назад горько плакала. Ведь уже совсем скоро она отыщет своих родителей, где бы они ни были!

 Вытерев ладошкой оставшиеся на щёчках слёзы, девочка подкатила велосипед к самому краю подоконника. Высота ей показалась не такой значительной, и она без малейшей заминки вначале отправила вниз велосипед, а затем спрыгнула сама.

В следующий миг она почувствовала сильную боль в ногах. Затем поняла, что не может дышать. И только потом осознала, что с головой потонула в снегу. Прямо под окнами за последние дни выросли глубокие сугробы.

Девочка заворошила руками, пытаясь выбраться из холодной западни. И когда уже почти задохнулась, ей всё-таки удалось высунуть личико и вдохнуть морозного, но всё же воздуха.

Вокруг — никого.

Лишь соседняя девятиэтажка светила из черноты глубокого вечера своими жёлтыми окнами. В них — люди, но они — словно в другом, бесконечно далёком мире.

Чуть выбравшись наружу, девочка взялась за руль велосипеда, переднее колесо которого исчезло в белой мякоти, и попыталась сдвинуть его с места. С трудом, изнывая от боли, у неё получилось выцарапать из снежных лап своё транспортное средство, но идти вместе с ним дальше она не могла — слишком уж непосильная ноша.

Находясь по пояс в сугробе, девочка стала ползти, даже плыть по нему. Под шубку при падении забилось много снега, и она ощущала его жгучее прикосновение. Но чем больше она прилагала усилий, чтобы сдвинуться с места и наконец отправиться искать родителей, тем больше увязала в снегу. Ей казалось, что он специально удерживает её. Специально не даёт двигаться. Что у него есть коварная цель остановить её.

Девочка вновь зарыдала. Но никто её в этот час в этом тихом дворе не слышал.

Вскоре у неё всё же получилось выбраться из сугроба. Обессиленная и закоченевшая, она рванула по дороге, но потерялась в дворовых закоулках, совершенно забыв путь к гаражу. Обычно она видела его днём, а сейчас, в тёмный зимний вечер, знакомую дорогу было не разглядеть. Чернота и снежный ветер.



Артур Дарра

#12450 в Проза
#8320 в Современная проза
#16325 в Разное
#4034 в Драма

В тексте есть: реализм, драма

Отредактировано: 07.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться