Заговор маски

Размер шрифта: - +

Глава 38

Спустя неделю после взрыва  Тинга Люнденвик начал понемногу успокаиваться, однако разговоров и обсуждения это не убавило, а прибавило. Заволновавшиеся жители все чаще обсуждали, что теперь будет, однако бояться перестали и уже совершенно спокойно ходили и по улицам, и нередко прогуливались к оцепленным развалинам бывшего Тинга.

Впрочем власти сделали все, чтобы успокоить людей. Конунг лично выступил несколько раз, в том числе и уведомив граждан Сольгарда об успешно заключенном альянсе с галлами, которому не помешали происки врагов обеих государств. И хотя отдельные недовольные, которые винили галлов в произошедшем остались, их было меньшинство.

Но спокойствие всего населения Сольгарда не было равнозначно спокойствию тех, кто занимался этим делом. Резиденция контрразведки, прозванная "домом на реке", всю неделю бурлила и кипела словно улей. Сотрудники получали выговор за то, что проглядели острожского мага, вели поиск, осуществляли допросы Бьернсона и всех, кого сумели поймать. Однако же острожец держался стойко, нагло и уверенно. А рот открывал лишь для того, чтобы выплеснуть очередной поток ругани и предречь победу Великого Охотника. Дознаватели, привыкшие ко всякому, пропускали лишнее мимо ушей и вновь начинали спрашивать, какую победу по его мнению должен одержать Острог.

В этот день ярл Эриксон и верховный эриль Гудбранд не стали дослушивать допрос до конца. Было видно, что острожец не планирует менять линию поведения.

Они вышли из камеры и не сговариваясь двинулись в сторону длинного коридора с высокими окна, выходящими в сторону реки. Остановившись у одного из них, оба мужчины задумались.

- И как Великий Охотник умудрился выдрессировать таких фанатиков за такой короткий срок, - наконец хмуро обронил ярл.

- А кто сказал, что срок такой уж короткий, - так же мрачно ответил Гудбранд. – А вот мы непростительно упустили его из виду.

- Тут вы правы, позор на наши седины, - Эриксон вздохнул и уставился на темные воды реки, несущей свои воды к востоку, чтобы потом сделать резкий поворот к югу. – И до сих пор не понятно, кто его внедрил, как и когда именно. Мы только выяснили, что биография его фальшивая. Десять лет назад он просто возник из ниоткуда. Его биография ничем не подтверждается, он не родился в том городе, который указал в анкете при приеме на работу, и не учился в той школе. А тот сотрудник, который должен был проверять эту информацию, умер семь лет назад. Внезапно. Несчастный случай.

Гудбранд задумчиво провел рукой по подбородку. Мимо них спешно пробежали два сотрудника, на ходу поздоровавшись, однако эриль едва ли обратил на них внимание.

- Несчастный случай, нда… - протянул он. – Сейчас уже конечно и не расследуешь, что и как там произошло. Йотуновы дети! Они знали, куда его подсунуть. Лунн идеалист и идиот, страшное сочетание. А так называемого Бьернсона он едва ли не в сыновья записал.

Эриль зло фыркнул, наблюдая в окно за снующими по набережной фигурами людей. На другом берегу реки немного западнее раньше возвышалось здание Тинга. Сейчас от него остались развалины, и каждый из тех, кто работает в контрразведке или курирует ее как верховный эриль Гудбранд, или руководит ею, как ярл Эриксон, не могли не думать о том, что это и их вина, что этого символа величия и красоты Люнденвика больше нет. 

- Мы построим новый, - словно угадав его мысли негромко сказал ярл. – И не позволим этому больному психопату подмять под себя цивилизованный мир. Я лично не позволю, пока жив. Он нас недооценил и скоро в этом убедится.

- Мы его тоже недооценили, - хмуро буркнул Гудбранд, злясь на самого себя. – Но этого больше не будет. Никогда. Он именно что больной психопат, и место его там, где держат сумасшедших. И я сбольшой радостью загоню его туда, когда придет время. А оно придет!

Он бросил взгляд на большие часы на стене.

- Пора ехать к конунгу, - сказал он. – Вчера он велел мне прибыть к нему обязательно после допроса, даже если ничего не выяснится. Будем решать вопрос с отправкой галльского посла. Доминус Целсус стремится скорее официально передать договор королю. Возможно, придется задействовать портал.

Эриксон-старший поморщился:

- Если смотреть с экономической позиции, я против. У нас сейчас и так много расходов – чего стоят хотя бы все эти проверки, ревизии, допросы сотрудников всех правоохранительных ведомств! И на корабле доберется, теперь уже спешить некуда. Тем более не в его состоянии путешествовать в портале.

- Да, пожалуй, - согласно кивнул эриль. – Слишком большие перегрузки на ослабленный организм могут ослабить процесс выздоровления. Обсудим этот вопрос с конунгом.

Мужчины двинулись в сторону выхода.

- Кстати, - вспомнил Гудбранд, - как продвигается расширение контрразведки? Дроттин Торвардсон уже начал работу, я надеюсь? Асгейр ведь с большим одобрением отнесся к предоставленному вами проекту.  

- Медленно, поскольку на проверку потенциальных сотрудников теперь уходит вдвое больше времени, но верно, - ответил ярл. – Товардсон работает. Двое уже записаны. Но их не проверяют, поскольку за них поручился я сам. Ну и еще потому, что конунг выдал им обоим недавно государственные награды.

Эриль хмыкнул.

- И как вы умудрились заставить наших героев согласиться на службу. Насколько я знаю, оба они не в восторге от правил и большие любители самодеятельности.

- Оба они пока еще не знают об оказанной им чести, - усмехнулся Эриксон-старший. – Более того, я даже не раскрыл им того факта, что я выполняю обязанности не только ведомстве экономики. Думаю, до свадьбы их не стоит беспокоить. Пусть насладятся последними моментами беспечной, бестревожной юности. – Он посерьезнел, - что до самодеятельности, то лично мне кажется – и Торвардсону показалось так тоже, - что, хоть это и связано с некоторыми возможными субординационными проблемами, все же это лучше, чем если они будут бездействовать в ситуации, в которой промедление подобно смерти.



Ольга Костылева

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться