Землянки - лучшие невесты 2. Шоу продолжается

Размер шрифта: - +

Глава 2

Темнота. Я парила в этой темноте, а в ней вспыхивали искорки света. Вот одна зажглась, холодная, серебристая. Совсем далеко. Вот другая – чуть поближе и потеплее, с мягким бежевым отливом. Какое-то время я чувствовала спокойствие, даже умиротворение. Так приятно было парить среди постепенно загорающихся искорок света, которые в каком-то неведомом, но манящем танце кружатся вокруг меня. А потом это началось снова.

Грязно-розовая лента пронзила мое сердце. Я вскрикнула, но с губ не сорвалось ни звука. Здесь царила абсолютная тишина. И в этой тишине одна за другой меня пронзали грязно-розовые ленты. Как тогда, после лабиринта. Только, наверное, немного тоньше и бледнее почему-то. Боли от этого меньше не становилось. Я беззвучно кричала, извивалась, пыталась вырваться. Щит призвать в этом странном месте почему-то не получалось. А когда ленты заняли свои места, пронзив буквально все тело, из меня начали вытягивать силы…

 

Я проснулась, почти задыхаясь. Сердце колотилось как сумасшедшее, меня потряхивало, а лоб покрывали капельки пота. Опять этот проклятый сон! Опять после него тело дрожит от слабости, и даже дышать тяжело, словно грудная клетка резко сделалась неподъемной или, может, просто все силы закончились.

Не в первый раз просыпаюсь так посреди ночи. Это началось с того происшествия в лабиринте. Кто бы мог подумать, что мой организм так кошмарно отреагирует на этот стресс. Нет чтобы успокоиться немного, расслабиться. Надо каждую ночь устраивать мне жуткий кошмар, после которого, к тому же, настолько паршиво, что удавиться хочется.

Одно хорошо – просыпаюсь от этого ужастика посреди ночи. Полежу немного, снова засну – а наутро уже лучше, только неясная тень остается, гложет неприятными воспоминаниями. Но хотя бы от усталости не валюсь. Успеваю, наверное, восстановиться.

Понимаю, прошло еще очень мало времени. Но если так будет продолжаться, мне придется выпрашивать в лечебном корпусе какое-нибудь успокоительное!

Представила. Ну да, прихожу к врачу. Говорю, мол, дайте успокоительное. А тут камера подлетает – и в следующем выпуске показывают, что одна из участниц, которая и без того была опасна для окружающих, к тому же, окончательно рехнулась. Шикарно!

Видимо, придется как-то самой с этим справляться.

Побрызгав на лицо и шею водой из графина, перевернулась на другой бок и наконец заснула спокойным сном без сновидений.

 

Еще за завтраком удивилась, как мало нас стало. Пыталась посчитать. Не знаю, получилось верно, или все же сбилась, но выходило, что всего четырнадцать участниц. И это вместе со мной!

Как так? Неужели все остальные завалили испытание? Хотя, может, просто не захотели идти завтракать?..

Оставшиеся на отборе девушки недоуменно переглядывались, искали знакомые лица и некоторые не находили. Неужели столько среди нас оказалось маньячек, готовых отправить других на смерть, лишь бы победить? Хотя о чем это я. Отправить на смерть, преднамеренно в этом поучаствовав – одно. И совсем другое – просто не оказать вовремя помощь. К сожалению, Литара осталась. Вот от кого я не ожидала. А с другой стороны… может быть, она просто сильна в ментальной магии? Может, она умеет определять, в наведенном сне мы находимся, или в реальности? Это бы все объяснило. А может, дело в том, что я просто к ней слишком предвзято отношусь. Наглая стерва, которая постоянно норовит облить меня грязью, вовсе не обязательно должна быть маньячкой.

Завтрак сегодня многие закончили раньше обычного. И я в их числе! Потому что не терпелось увидеть свежий выпуск отбора.

– Ты бы видела это! Ты бы видела… Они там все… Какой кошмар! Хорошо, что мне досталась ты, а не одна из этих… Какой кошмар! – причитала Эйва, когда я вернулась в свои покои.

Похоже, она успела посмотреть.

– Это кошмар, Вика! Кошмар, – потрясая руками, Эйва воззрилась на меня круглыми, слегка выпученными глазами. Тряхнула головой. – Не могу больше этого видеть.

Феечка развернулась и улетела в спальню. А я поспешила забраться с планшетом на диван. Ну что ж, посмотрим!

Это был кошмар… Самый настоящий.

После просмотра видео с вылетевшими участницами я некоторое время бездумно сидела на диване, глядя в противоположную стену.

Злорадные улыбки. Они просто стояли и смотрели, как умирают другие. И только после этого выбегали из зала звать на помощь. В лечебный корпус совсем не спешили, изображая растерянность. Одна участница притворилась, будто потеряла сознание. Конечно, пока она лежала в «обмороке», все соперницы умерли. Другая участница додумалась проверить пульс. Убедившись, что все умерли, отправилась на поиски помощи, весьма достоверно изображая панику. Но это еще не все.

Одна как будто обезумела. Она бегала по залу, радостно хохотала, как сумасшедшая. Хватала умирающих, бьющихся в агонии девушек за волосы, окунала их лицами в торты и пирожные. Нескольких даже пнула, когда те упали на пол! Самое настоящее безумие. И вот она все это время проходила отбор вместе с нами? Мы с ней не общались. Я даже имении ее не запомнила. Но выворачивает наизнанку уже от того, что она вместе с нами участвовала в отборе! Не понимаю… как ее допустили, если ей нужно в дурке лечиться?

Спасибо, что лица отравленных девушек были размыты – не поймешь где кто. Словно абстрактные образы. Для той, кто видит этот сон, хватало знать, что они ее соперницы. Не представляю, что было бы со мной, если бы на каждом видео натыкалась на собственное лицо, искаженное мукой.

И все равно слишком жутко. Слишком мерзко, отвратительно.

До чего еще дойдут испытания на проклятом отборе?

В дверь позвонили, вырывая из шоковой прострации. От неожиданности я даже подскочила. Поспешила открыть. За дверью обнаружилась Цирисса.



Мария Боталова

Отредактировано: 26.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться