Жизнь или долг? Монстры

Размер шрифта: - +

глава 12

  Сегодня Григорий, как и обещал, собирался учить Нину контактному бою. Честно говоря, вся ситуация вызывала у него внутренний протест. Ему хотелось увести ее от греха подальше в безопасное место, туда, где на них не будут охотиться, а не учить ее убивать монстров. Было во всем этом что-то не правильное. Но и выхода другого он просто не видел. Они в зоне боевых действий, и здесь может случиться что угодно. Она должна хоть как-то уметь защитить себя.

  А потому Григорий был серьезен, а его настроение передалось и Нине. После завтрака, съеденного в молчании, он повел ее на берег. Нина уже было заподозрила, что сейчас опять начнется сеанс ненавистного закапывания, но Гриша быстро засыпал все ее давешние ямы, разровнял и утрамбовал песок. Потом показал мордой на место перед собой и велел:

- Встань здесь.

  Когда приказ был выполнен, она отошел чуть в сторону и начал:

- Вчера я тебе говорил, что наше главное оружие – челюсти.

  Ящерша сосредоточенно кивнула.

- Так вот, челюсти главное, но не единственное оружие. Мы можем убивать лапами.

  Тут он показал на свою громадную заднюю лапищу, а Нина воззрилась на собственные ноги и даже пошевелила когтистыми пальцами.

- Хорошо. Кроме того – хвост.

- Я так и думала, - радостно выпалила ящерша, но под его суровым взглядом смолкла. 

- И опять-таки, как я вчера говорил, челюсти наше самое уязвимое место. Но еще одно, крайне уязвимое место – живот.

  Гриша был серьезен, но он едва не разразился громовым хохотом, когда эта... боевая единица расставила ноги, опустила туда голову и уставилась на собственное светлое брюхо. А потом, непонимающе воззрилась на него.

- Нина, - позыв на смех был безжалостно подавлен, - Раньше, когда мы еще были мало знакомы с методами войны монстров, многие из нас погибали, попадая в ловушки. Широкие и глубокие ямы, все дно которых утыкано кольями. Достаточно туда упасть - и все! Колья проткнут насквозь. А монстрам оставалось лишь дождаться, пока жертва умрет в страшных мучениях.

  Нина перевела дыхание, наливаясь злобой на монстров. Григорий продолжал:

- Теперь, слава Богу, все наши знают о подобных ловушках, и умеют их избегать.

- Но какой ценой дались те знания, - мрачно проговорила тиранозавриха.

- Да, - просто ответил, Гриша, - Ценой жизни, ценой крови.

- Ненавижу...

- Сперва научись драться, и только потом думай о ненависти, - прошипел он.

  Нина успокоилась.

- Значит, слушай. Теперешняя тактика атакующих монстров такая. Они всегда нападают скопом, не меньше десяти-пятнадцати охотников. Как правило, несколько из них отвлекают внимание, а остальные подкрадываются с боков и сзади, чтобы набросить путы на ноги, и постараться проткнуть брюхо рогатиной. Но проткнуть нам брюхо не так-то просто. Хотя шкура там и тоньше, чем на спине или на боках, она все равно очень прочная. Да и стоять на месте и ждать, пока они это сделают, тоже ни кому не придет в голову. Потому монстров надо топтать лапами и сбивать хвостом на подходе. И при этом хватать челюстями и рвать. Главное, чтобы не заклинили челюсти, тогда, пока пытаешься избавиться от палок, эти твари успевают добраться...

  Гриша замолчал, снова нахлынули воспоминания. Потом дернул головой и сказал:

- Стой, где стоишь. Я сейчас продемонстрирую тактику боя. А ты запоминай.

  Из трухлявого топляка и камней он быстро соорудил в песке целый театр военных действий. Вокруг были понатыканы стволы, изображавшие нападающих монстров.

  А потом он показал мастер-класс.

  Несмотря на всю свою нелюбовь к войне, Гриша был отличный боец, двигался он легко, потрясающе ловко и уверенно. И крошил учебных врагов клыками и лапами в мелкий винегрет, а хвостом сбивал то, до чего не доходили челюсти или лапы. Через пару минут все вокруг было усыпано обломками, а инструктор по контактному бою повернулся спросить у ящерши, что она из увиденного усвоила. И тут он увидел восторг в ее глазах.

  Тиранозавриха Нина замерла. Все как положено: глаза горят, пасть разинута, даже чуть присела. Григорий невольно приосанился, ощущая себя героем. А это чертовски приятно, ощущать себя героем в глазах дамы, к которой испытываешь эээ... определенные... эээ... чувства. Чертовски приятно, млиннннн...!

  Он прошел мимо нее, сопровождаемый восхищенным дамским взглядом и небрежно обронил:

- Закрой рот, ворона залетит.

  Даже не оборачиваясь, Гриша знал, что вслед ему сейчас несется поток непечатных эпитетов, а потому пробасил:

- Отставить разговорчики. Подготовь учебный полигон. Посмотрю, как ты усвоила наглядный урок.

  И уселся у бережка, ожидая, когда она восстановит расположение «противника». Нина, хоть по всему и было видно, что она слегка злилась на него, но восторг свой не смогла сдержать. И потому не сразу кинулась выполнять, а сперва подошла и все-таки высказала:

- Гриш, ты прямо дракон! Настоящий Бог войны. Знаешь, в бою ты был прекрасен.

  Оооооо... Он был прекрасен... ДА!!! Он был прекрасен!

  Гришка чуть не поплыл, но вовремя опомнился, и ответил, приняв небрежно-хмурый вид:

- Да, я знаю. Мне это часто говорили. Но вообще-то, я не люблю войну.

  Как и всякая другая баба с ее женской логикой, Нина из этого всего сказанного услышала только то, что хотела услышать.

- И кто это тебе говорил?!

- Какая разница, – начал было Гриша.

- И со многими ты тут был?!

  Дальше она договаривать не стала, только фыркнула, вытянув хвост, и ушла восстанавливать ряды неприятеля.

  Ошарашенный Григорий сперва ничего не понял. Куда восхищение девалось? И почему его вдруг, ни с того ни с сего охаяли? За что?



Екатерина Кариди

Отредактировано: 01.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться