Доминика из Долины оборотней

Размер шрифта: - +

Глава 15. Поцелуй и Миссис Клювдия. Часть 4

     Я увидела родителей и помахала им, но подходить не спешила. С ними я уже виделась сегодня и увижусь вечером, а здесь присутствуют те, кого я не видела несколько месяцев или не знала вообще. Например, родители Рэнди и её братья, а так же мои маленькие, недавно нашедшиеся тётушки.

     А вот и они – две крошечные куколки с темными кудрявыми волосами, забранными в задорные хвостики, весело смеясь, бегали по небольшому, свободному от людей и столов, пятачку лужайки вместе с малышом Эриком, сыном дяди Джеффри, мальчиком чуть постарше, с такими же, как у Рэнди волосами, и Лаки, который пребывал, кажется, в полном восторге, играя с детьми. Два парня, практически точные копии Роба, стояли неподалёку, не сводя с малышек пристальных, внимательных взглядов, словно приготовившись кинуться, подхватить, спасти, защитить от любой потенциальной опасности. На происходящее вокруг они никак не реагировали, полностью сосредоточившись на девочках. Кажется, я получила ещё один наглядный пример феномену под названием «половинки».

     Неподалёку расположилась другая группа детей, немного постарше. Гвенни, Бетти, Томас и Стейси, усевшись рядышком, что-то оживлённо обсуждали, отсюда я не могла услышать – что именно. Я заметила, что Стейси уже явно освоилась среди остальных детей, а так же то, что на ней уже не было «платья принцессы», красивого, но совершенно непрактичного. На ней были джинсы, пёстрая футболка, кажется, с какими-то мультяшками, но рассмотреть точнее я не могла, поскольку поверх неё была наброшена лёгкая ветровка.  

     Мальчик, играющий с близняшками, видимо, младший брат Рэнди, тоже был одет немного теплее остальных детей, потому что маленькие гаргульи, так же как и люди, могли чувствовать холод. Мы же с самого рождения были нечувствительны как к жаре, так и к холоду, поэтому одевались по погоде только там, где нас могли увидеть посторонние. В Долине же мы одевались так, как нам удобно – не более одного слоя одежды, не считая белья, а многие мужчины вообще предпочитали ходить полуобнажёнными. Кстати, одежда Стейси была ей по размеру, а ведь одолжи она её у Томаса или Бетти – была бы либо мала, либо велика. Когда и кто успел снабдить Стейси подходящими вещами? Думаю, скоро узнаю.

     Время от времени Стейси оборачивалась на стоящих неподалёку Люси и Филиппа и широко им улыбалась, получая не менее широкие улыбки в ответ. Они определённо понравились друг другу. И, кажется, я знаю, с кем именно останется Стейси. Предполагалось, что её возьмёт на воспитание какая-нибудь из наших женщин, ведь своих детей родить мы не можем, но этот вариант, пожалуй, самый идеальный. У Люси тоже нет детей – в момент последнего цикла Филиппа она лежала в больнице, на вытяжке, со сложным переломом бедра, так что, её единственный шанс был упущен. К тому же она и Стейси «одной крови» – они физически равны, им будет намного легче в быту, они могут хотя бы обниматься без опаски. В общем, если именно Люси и Филипп возьмут себе Стейси – меня это ни капли не удивит.

     Я стала оглядываться дальше, улыбаясь тем, кто улыбался мне, и ища глазами тех, ради кого мы с Фрэнком прервали нашу чудесную прогулку. Ага, вот и Дэн, разговаривает о чём-то с дядей Гейбом и Рэнди, примостившейся у того подмышкой. Я в очередной раз поразилась, насколько крохотной выглядит Рэнди рядом с дядей Гейбом, и насколько же изменился сам дядя Гейб. Я вообще не помню, чтобы когда-нибудь видела его таким расслабленным и счастливым.

     – Подойдём? – спросил Фрэнк, поняв, на кого я смотрю.

     – Они вроде бы заняты, – я не знала, удобно ли будет вмешаться в разговор. – Вдруг они говорят о чём-то важном, а мы помешаем?

     – Да ладно? – хмыкнул Фрэнк и решительным шагом направился к этой троице. По мере приближения я поняла, что разговор глав двух кланов идёт о такой «глобальной» проблеме, как обувь большого размера. Раздобыть такую в магазинах было практически невозможно, поэтому обе семьи выкручивались, как могли. Гаргульи шили обувь на заказ, у нас же была своя небольшая обувная фабрика, специализировавшаяся на обуви большого размера и полностью обеспечивающая нужды семьи – всё же нас, оборотней, было почти в четыре раза больше, чем гаргулий. И в данный момент мужчины договаривались о том, чтобы фабрика увеличила производство мужской обуви на треть, чтобы обеспечивать ею и гаргулий тоже.

     Рэнди первая заметила, что мы с Фрэнком подходим, и приветливо нам улыбнулась. Подёргав дядю Гейба за футболку, она обратила его внимание на нас. Заметив, куда они оба смотрят, Дэн замолчал и оглянулся.

     – А, Франциско, вот и вы. И где же вы пропадали?

     – Похоже, в теплице с клубникой, – глядя на миску в моей руке, улыбнулся дядя Гейб. – А к мельнице ты Фрэнка уже водила?

     – У вас есть мельница? – тут же заинтересовалась Рэнди.

     – У нас много чего есть, – наклоняясь, чтобы поцеловать её в макушку, ответил ей дядя Гейб. – Со временем я всё тебе покажу.

     – Да, мы были у мельницы, – подтвердила я и обратилась к Дэну. – У меня не было возможности как следует поблагодарить вас за то, что пришли ко мне на помощь. Хочу сделать это сейчас. Спасибо.

     И, потянувшись, чмокнула его в щёку. Дэн заулыбался.

     – Ну, что ты, доченька. Это тебе спасибо, что сделала моего сына счастливым. А то он совсем уже отчаялся найти свою половинку. Но ожидание того стоило, верно, Франциско?



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться