Никогда не спорь с судьбой

Размер шрифта: - +

Глава 21. Забытая семья. Часть 2

       ЧТО?! Они собираются меня куда-то увезти? Забрать от Эдварда?! Нет! Ни за что! Краем глаза я заметила, как при этих словах Эдвард вздрогнул, словно человек, внезапно получивший пулю в грудь. И я понимала теперь, что с ним, потому что испытала то же самое. С диким воплем «НЕТ!!!», я отчаянно забилась, вырываясь из рук Блондина. Не ожидая такой моей реакции, он выпустил, практически выронил меня, и я одним прыжком оказалась возле Эдварда, крепко уцепившись за него, как утопающий за соломинку. Руки Эдварда тут же обвились вокруг меня, а я обернулась к своим родственникам и недавним спасителям, и громко зарычала на них. Потому что с того момента, как они решили разлучить меня с Эдвардом, они стали моими заклятыми врагами.

       Остальные Каллены сгрудились вокруг нас, словно готовясь отразить нападение. Конечно, это было бы бессмысленно, против такого противника нам было бы не выстоять.

       Но никакого нападения не было. Оба гиганта лишь внимательно смотрели на нас с Эдвардом, Блондин – печально, Шатен – чуть насмешливо. На груди и левом предплечье Блондина, прямо у нас на глазах, зарастали глубокие, довольно сильно кровоточащие царапины, на которые он не обращал никакого внимания. До меня дошло, что это я нанесла их ему, стремясь вырваться из его объятий. Но, похоже, это совсем его не рассердило.  Несколько секунд прошли в молчании, а потом Блондин вздохнул.

       – Я так надеялся, что ослышался.

       – Нет, Джейми, – хмыкнул Шатен. – Она совершенно четко произнесла «моему мужчине». И сомнений быть не может – ты только взгляни на ее клыки.

       Клыки? Я провела языком по зубам и нащупала длинные клыки. Но я же сейчас не в облике гаргульи! Как же такое возможно? А ведь эту парочку такое «неправильное» появление у меня клыков не удивило, даже наоборот, их это в чём-то убедило. Как же получилось, что клыки вновь вылезли у меня в человеческом облике, и снова без моего приказа или желания? А когда я специально пыталась их «выманить», рассчитывая получить-таки поцелуй Эдварда – они меня не слушались. Я уже ничего не понимала, но слегка расслабилась. Кажется, никто не собирается отдирать меня от Эдварда и уносить в неведомые дали. Кстати, как-то уж слишком легко они всё это восприняли. Или нет?

       – Так рано! – вздохнул Блондин. Ах, да, Джейми.

       – Считай, что ей повезло, – пожал плечами Шатен, чьего имени я пока не знала. – Некоторым не удается это и за столетия.

       – Но вампир! На Земле более семи миллиардов людей, а она нашла вампира!

      Эдвард напрягся. Эта парочка еще помнит, что мы стоим рядом и все слышим?

       – Зато ей не придется его хоронить, – глухо уронил Шатен. В глазах его мелькнула самая настоящая боль. Видимо, самому ему хоронить в свое время пришлось, причем кого-то очень дорогого. Но он быстро взял себя в руки. – К тому же, посмотри на мальчика. Все признаки налицо. А ты же знаешь, у вампиров это тоже на всю жизнь. И потом, мы не властны над своим выбором, так распорядилась судьба, а она никогда не ошибается. Значит, он был предназначен ей, а она – ему.

       Да что же это такое?! Теперь они взялись обсуждать Эдварда. Впрочем, ничего плохого они о нем не говорят, наоборот, кажется, даже комплимент сделали, но кто-то должен научить этих мужланов элементарной тактичности. Я уже открыла рот, чтобы сделать это, но была остановлена самым настоящим стоном Джейми:

       – Но она же ещё ребёнок!

       Меня вдруг окатило волной самой настоящей паники. А что, если я и правда ребёнок? Мой примерный возраст был вычислен Карлайлом по человеческим меркам, но рядом с остальными гаргульями я казалась такой крохой! Нет, совсем уж маленькой я быть не могла, фигура у меня достаточно сформировавшаяся, но вдруг мне и правда двенадцать лет? Караул! Не видать тогда мне поцелуев Эдварда ближайшие годы, как своих ушей без зеркала. Поэтому, не дожидаясь очередной реплики Шатена, я выпалила:

       – Сколько мне лет?

      Оба собеседника застыли, потом медленно повернулись ко мне, глядя с удивление и недоверием, наконец, Блондин-Джейми выдавил:

       – Тебе семнадцать. Разве ты не помнишь?

       Я с облегчением выдохнула и поняла, что Эдвард тоже задерживал дыхание. Со счастливой улыбкой я взглянула на него и получила такую же в ответ.

      – Дани? – услышала я требовательный голос Шатена и поняла, что с «поцелуями на радостях» придётся повременить.  Я вновь повернулась к ним, пожала плечом и криво улыбнулась.

       – Не помню. Вообще ничего. Извините....

       По толпе гаргулий, которые такими в данный момент совсем не выглядели, прошелестел изумлённый вздох. И опять тишина – переглядываются, даже жестикулируют, но молча, молча. Может, они просто немые? Джейми тяжело сглотнул и на мгновение прикрыл глаза, словно беря себя в руки. Только Шатен не казался удивлённым.

       – Я заподозрил нечто подобное, когда мы поняли, что ты жива, но не пытаешься связаться с нами. К тому же тот блок, который ты поставила.… Никогда не сталкивался ранее с защитой такой силы. Нам так и не удалось сквозь него пробиться, даже совместно. Иногда казалось, что вот-вот, ещё немного, что ты сейчас ответишь, но потом снова – стена. Непробиваемая.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться