Никогда не спорь с судьбой

Глава 24. Волшебная кровь. Часть 4

       – Постепенно выяснилось, что примерно стакана крови достаточно, чтобы месяц быть в безопасности от любой заразы. Это если пить. При переливании достаточно и половины дозы. Чаще или больше пить бессмысленно – эффект тот же. Хотя вначале Себастьян спаивал свою кровь Глэдис каждую неделю. Так, на всякий случай.

        – Кровь Энжи для нас – тоже нечто вроде прививки. Но эффект короче – едва хватает часов на восемь. К счастью, её запах действует не хуже, чем её кровь, только она должна быть рядом.

       – А в школе это никак было не осуществить. Вот я и придумала про кровь. Однажды мы с Джаспером провели эксперимент – он выпил полстакана моей крови сразу, но эффект всё равно исчез часов через десять.

       – Я не знал об этом эксперименте, – удивился Эдвард.

       – Мы специально тебе не говорили, а Джаспер сразу уехал с Элис на охоту на несколько дней. А потом старался при тебе об этом не думать. Я же знала, что тебе это не понравится.

        Судя по выражению лица Джейми, ему этот эксперимент понравился не больше, чем Эдварду.

        – Да ладно вам! Сами-то жёнам свою кровь даёте, а мне что, нельзя? А Джаспер, бедняга, чуть не удавился, пока пил – говорит, моя кровь совсем невкусная.

       – Наши жены тоже давятся, особенно поначалу, – усмехнулся Дэн. Похоже, только он спокойно отнёсся к моему рассказу. – К счастью, сейчас мы, в основном, обходимся переливанием, так что пить кровь без экстренной необходимости нашим женщинам уже не нужно. Кстати, про кровь.  Как я сказал, Себастьян стал регулярно поить жену своей кровью. Поскольку Глэдис воочию и на себе убедилась в её целительных свойствах, то особо и не возражала, хотя и давилась, как ты точно подметила. Но это нормальная человеческая реакция, главное – что был результат. За всю оставшуюся жизнь она ни разу даже ни чихнула, не говоря уж о чём-то более серьёзном, а случайные порезы и царапины заживали на удивление быстро и без осложнений. Но оказалось, что самое удивительное открытие ждало их впереди, сделали его лишь спустя довольно много лет, до этого не замечали. Глэдис стала медленнее стареть. Кровь гаргульи, регулярно попадая в её организм, излечивала не только видимые болезни и травмы, давя их в зародыше, но и просто исправляла многие  возрастные изменения.

       – Так вот что означает ваше «замедлять старение своих половинок»? – понял Эдвард. – И насколько вы его замедляете?

       – Примерно в три раза, – ответил Джейми. – Они стареют с той же скоростью, как и мы в промежуточный период. Вот моей жене сейчас сорок три года, а физически ей около двадцати шести. Я начал делать ей регулярные переливания в восемнадцать лет, до этого она ещё росла и получала мою кровь лишь по необходимости. Я мог бы начать делать это и раньше – я про регулярные переливания, но Настя сама отказалась – хотела поскорее стать взрослой. Впрочем, возможно, наша кровь замедляет лишь старение, а не взросление детей. Не знаю, не проверяли.

       – Я её понимаю, – пробормотала я.

       – У тебя нет выбора. Это твоя врождённая особенность. А у неё выбор был, и она им воспользовалась. А я делал так, как хотела она.

       – А  Глэдис во сколько начала пить кровь? И сколько прожила?

       – Ей в то время было лет двадцать с небольшим. Её старшему сынишке уже исполнилось шесть. А прожила она более ста пятидесяти лет. Всё же это было средневековье, люди жили меньше. А жена одного из моих внуков относительно недавно умерла в возрасте двухсот тридцати семи лет. Просто отказалась продолжать делать переливания дальше, и угасла за пару месяцев. Жить дряхлой старушкой тоже радости мало, она устала и сама захотела уйти.

       – Я представляю, как обрадовался Себастьян, когда понял, что его жена проживёт намного дольше!

       – Да, он был несказанно счастлив. Мы слишком быстро теряем своих половинок – человеческая жизнь не просто коротка, но и полна опасностей. И найти способ увеличить этот срок и сделать его более безопасным – это было для всех нас величайшим счастьем. Вся семья благодарна Себастьяну за его озарение. Если бы не он – неизвестно, когда бы мы до такого додумались, и сколько половинок потеряли бы не только от ранней старости, но и от болезней. Конечно, рядом с нашим практически бессмертием и такая их жизнь слишком коротка, но всё же это лучшее, что мы можем сделать. Был момент, когда Себастьян надеялся, что это действительно лишь переходный период, как у нас, а потом Глэдис замедлится так же, как и мы. Увы, для этого мало было получать кровь извне, нужно таким родиться.

      – Я бы свою половинку точно потерял бы, едва найдя, а ты вообще бы не родилась, – покачал головой Джейми. – Если бы никто из нас так и не догадался...

       – Спасибо Себастьяну, – пробормотал Эдвард. – Обязательно пожму ему руку при встрече.

       В этот момент машина резко свернула, и фотоальбом, лежащий у меня на коленях, пополз вбок, привлекая к себе моё внимание. Я машинально перелистнула страницу. Оформлен он был в любопытном стиле. На левых страницах были фотографии старинных картин или миниатюр, на которых были запечатлены мужчины в исторических костюмах разных эпох, на правых – эти же мужчины в современной одежде. На «исторической» половине часто были так же старинные изображения женщин. Либо на отдельной картине, либо – на общей с мужем. Но на правых страницах мужчины были в одиночестве. Под фотографиями были подписаны имена и даты рождения.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться