Великий, Ужасный и... Любимый

Размер шрифта: - +

Часть вторая

                               ~*~*~*~

     Всё же наёмник, причём очень крутой, промелькнуло у меня в голове спустя несколько часов, когда мы с мистером Страйкером обедали заказанной в офис пиццей, а вслух я смогла лишь выдохнуть:

     – Сколько?! – выронив при этом кусок пиццы, который, упав на тарелку, обрызгал мой светлый пиджачок томатом. Но я даже внимания на это не обратила – после нескольких часов близкого общения с полуторагодовалым ребёнком сохранить свою одежду чистой практически невозможно. Мистер Страйкер протянул мне салфетку, которую я машинально взяла и так же машинально стала тереть пятна, а потом спокойно повторил сумму зарплаты, в пять раз превышающую ту, что я получала, работая у Стервы.

     – Это нормальная оплата, – видя мои выпученные глаза – день шока, помните? – пояснил Великий и Ужасный, пожав плечами. – Работа круглосуточная, практически без выходных, очень ответственная, так что и оплаты требует соответственной. Да, кстати, к этому прилагается полная медицинская страховка, включающая также и оплату стоматолога, трёхразовое питание, а ещё – спецодежда.

     И он окинул выразительным взглядом мой свеженький и отглаженный ещё сегодня утром, а сейчас измятый, местами обслюнявленный, а так же покрытый пятнами яблочного пюре и цветных мелков, и да, теперь ещё и томатной пастой, пиджачок.

     Предложение было невероятно роскошным, я бы ухватилась за него руками и зубами, после общения со Стервой присмотр за Джейком, который, в отличие от Майка, меня обожал, был бы просто отдыхом, если бы не одно слово: «круглосуточная». Тяжело вздохнув, я покачала головой.

     – Мистер Страйкер, я не могу. Я бы с радостью стала няней Джейка в рабочее время, но потом я должна возвращаться к Майку.

     Глаза Главного Босса, в последние часы бывшие совсем обычными, тёплыми, «человеческими», и подобное изменение я приписывала нахождению рядом с ним Джейка, вдруг снова стали излучать ледяной холод, отчего знакомые мурашки вновь забегали по моей спине, его лицо застыло, а убийственно-спокойный голос произнёс:

     – Вашему бойфренду придётся какое-то время обойтись без вас, мисс Корд. Джейку вы нужнее.

     – Бойфренду? – не поняла я.

     – В вашем личном деле указано, что вы не замужем и вообще не имеете близких родственников. Вывод напрашивается сам собой.

     – Нет-нет, мистер Страйкер, вы всё неправильно поняли! – отчаянно замотала я головой. – Майк – мой племянник. Понимаете, – зачастила я, – я и сама о нём не знала, я даже не знала, что у меня есть, точнее, был старший брат по отцу, родители развелись, когда мне и года не было, мама никогда не говорили ни об отце, ни о брате. А три недели назад мне привезли Майка. Его родители погибли, и оказалось, что они, сразу после его рождения, записали меня опекуном своего сына, если с ними что-нибудь случиться. Наверное, они не думали, что умрут оба сразу и так рано, но просто, на всякий случай, больше, видимо, у них никого не было…

     Я прервалась, чтобы вдохнуть поглубже, поскольку выпалила всё на одном дыхании, после чего заметила, что лицо Великого и Ужасного расслабилось, из глаз исчез арктический холод, он смотрел на меня с сочувствием и, похоже, даже с теплотой. Приободрённая его вниманием, я продолжила рассказ.

     – Три недели назад Майка просто поставили у меня на пороге с вещами, сунули в руки документы, где я назначалась опекуном, и «ради моего же блага» посоветовали отдать его на усыновление. Мол, здорового белого ребёнка неполных двух лет с руками оторвут. Но я не смогла, понимаете? Майк – моя единственная родная душа в этом мире. После смерти мамы я осталась совсем одна, а тут он. Но он маленький, постоянно плачет, я нужна ему, понимаете! Я не могу его оставить, поэтому не могу у вас работать круглые сутки. Я бы с радостью, но куда деть Майка? Его и с яслей-то скоро забрать придётся, я не представляю, что я буду дальше делать, другие ясли или очень далеко, или я их оплату не потяну.

     – Почему его нужно забрать из яслей? – зацепился мистер Страйкер за одну из моих фраз. Похоже, я вывалила на него несколько больше, чем собиралась.

     – Его туда взяли на месяц только. Там мест нет, но родители одного из детей уехали в отпуск и забрали своего ребёнка. А воспитательница живёт со мной в одном доме, она знала о моей ситуации, весь дом знал, и предложила взять Майка на время, пока я не найду другие ясли, я уже две недели ищу, и...

     – Всё ясно, – кивнул мистер Страйкер. – Выход напрашивается один – вы, вместе с племянником, переселяетесь в мой дом и присматриваете за обоими мальчиками. Думаю, Джейк обрадуется товарищу по играм.

     – Очень сомневаюсь, – пробормотала я, потом до меня дошло. – Вы согласны, чтобы и Майк жил со мной в вашем доме? – Ну, вы помните, какой сегодня день, да? Шок – это по-нашему. – Мистер Страйкер, для меня это было бы лучшим выходом, но я должна вас предупредить – Майк меня не признаёт, он хулиганит, кричит, дерётся, портит всё, до чего может дотянуться... Психолог сказал, что это нормально, это протест на потерю родителей, на смену обстановки, что Майк думает, что если будет плохо себя вести со мной, я верну его родителям. В яслях он ведёт себя нормально, поскольку знает, что это такое, и ждёт, что его оттуда заберёт мама, она всегда его из яслей забирала, а прихожу я. Это пройдёт, со временем, но сейчас он не вполне адекватен.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 06.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться