Место, где живёт счастье

Глава 14. Перелёт. Часть 1.

16 июня 2042 года, понедельник

           Мне приходилось несколько раз летать самолётами, и я заранее настроилась на длинные очереди на регистрацию, личный досмотр и ещё множество всего, что может растянуться на часы. Представила, как от всего этого устанет Арти. Сейчас-то он спал, пропустив свой тихий час, но когда проснётся… И кроме Арти с нами было ещё пятеро детей, плюс собака – их, наверное, как-то по особому нужно регистрировать? В общем, ничего хорошего от посещения аэропорта я не ждала.

         Но, к моему удивлению, всё прошло совсем по-другому. Во-первых, мы вообще к аэропорту даже не подъехали. Автобус какое-то время ехал вдоль стены аэродрома, пока не остановился возле каких-то ворот. Пассажиры начали выходить, прихватив с собой немногочисленные вещи – видимо, основной багаж тоже был отправлен заранее. Кристиан снял с полки сумку с вещами Арти, вынул из бокового кармана три удостоверения личности и передал их Гейбу, а сумку – Джереми. Потом отстегнул Арти, который так и не проснулся, взял на руки, и мы тоже вышли из автобуса.

          Ворота разъехались, пропуская нас, за ними обнаружилось помещение со стойкой регистрации, лентой для досмотра багажа, сканером, металлоискателем, и всем остальным, что обычно бывает в аэропортах, только вот привычной толпы здесь не наблюдалось, присутствовали лишь три сотрудника в форме и всё. Гейб отошёл к стойке со стопкой удостоверений, а мы все, под предводительством Дэна, на спине футболки которого красовалась надпись: «Не гладь против шерсти, а то покусаю», строем направились сквозь арки сканеров. Те, у кого в руках что-то было – сумки, игрушки, – клали их на ленту транспортёра и забирали, пройдя сканеры, даже не снижая шага. Последним прошёл Гейб, забрав у сотрудника наши удостоверения, и мы, всё так же вслед за Дэном, вышли через другие раздвинувшиеся двери, на этот раз стеклянные.

         Прямо перед входом стоял другой автобус, уже с эмблемой аэропорта, а дальше я увидела поле с небольшой стайкой самолётов разного размера, большей частью совсем маленьких, но были и побольше. Автобус довёз нас до самого большого из них.

           – А что это было? – тихонько спросила я у Кристиана, кивая головой в сторону двери, из которой мы вышли на поле.

           – Вход для пассажиров частных самолётов, – так же негромко ответил мне муж.      

           – Потрясающе, – пробормотала я.

          – Нам ведь не нужно регистрироваться на определённые рейсы, получать посадочные талоны и так далее, – пояснил идущий рядом Джеффри. – Так что нет смысла вливаться в общую толпу людей и отстаивать очереди ради того, чтобы просто показать свой документ. Поэтому для нас такой вот отдельный вход. Да и ближе отсюда добираться до самолётов, аэропорт-то во-он где, видишь?

          И я поняла, что он прав – частные самолёты располагались дальше всего от здания аэропорта, и ехать пришлось бы через всё взлётное поле.

          Мы поднялись по трапу в гостеприимно распахнутую дверь самолёта, и я застыла, раскрыв рот. Прежде я летала лишь эконом-классом, бизнес-класс видела лишь в кино, но сейчас я попала в сказку, по крайней мере, мне так мне показалось.

          Здесь не было привычных рядов кресел. То есть, кресла-то были, но большие, даже на вид – мягкие и удобные, и расположенные так, словно находились в какой-нибудь гостиной. Иллюзию гостиной дополняли диваны, столики и что-то вроде барной стойки, а лёгкие занавески поверх привычных плотных шторок на окнах, мягкий ковёр на полу и несколько картин завершали образ. И единственное, что указывало на то, что мы всё же в самолёте – четыре специальных детских кресла, рядком закреплённых на одном из диванов.

          В одно из них Кристиан усадил Арти, тщательно пристегнув его специальной «сбруйкой», похожей на ту, что была у автомобильных детских кресел, в другие были посажены Кевин, Уоррик и, к моему удивлению, Лаки, которого Рэнди пристегнула точно так же, как и собственного сына. Причём пёс совершенно спокойно, и даже привычно, сидел в не самой удобной для собаки позе, похоже, Лаки – опытный путешественник, и такой способ передвижения для него не в новинку.

          Старшие дети расселись в обычные кресла, как и взрослые. При этом пристегнулись только мы с Кристианом, Томас, Джулия и дети. На мой вопросительный взгляд, Кристиан улыбнулся:

          – Остальным это не нужно.

          И я даже уточнять ничего не стала. Действительно, зачем людям со сверхспособностями какие-то ремни безопасности? Точнее – не людям, конечно, но просто мне так было привычнее думать.

          Когда самолёт взлетел, и всем разрешили отстегнуться и встать, если хочется, дети собрались в углу, свободном от мебели, видимо, специально для этого предназначенном, уселись на ковре, разложили какую-то игру и стали тихонько в неё играть, лишь иногда раздавался их общий смех. Старшие близнецы пристроились рядом, один на спинке кресла, другой на полу, наблюдая за игрой. Взрослые негромко переговаривались. Арти продолжал спать.

          – Здесь есть спальня, – сказал Кристиан, расстёгивая наши ремни. – Если хочешь, его можно туда переложить.

          – Не стоит, он скоро проснётся, – покачала я головой, потом вновь посмотрела на играющих детей. – Старшие близнецы, я смотрю, вроде нянек. Глаз с ребятишек не сводят.

          – С близняшек, – уточнил Кристиан. – Ничего удивительного, они же их половинки.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 15.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться