Чёрная пантера с бирюзовыми глазами

Размер шрифта: - +

Глава 17. Инбридинг. Часть 2

           Проводив их глазами, я вздохнула, а потом подняла части разломанного столика.

          – Мне так жаль. Может, его ещё можно отреставрировать?

          – Не выдумывай, – покачал головой Гейб. – Просто закажем новый, вот и всё.

          – Но это же антиквариат! Наверное, кучу денег стоит?

          – Это не антиквариат. Новодел под старину. Да и вообще, ни цента он мне не стоил, его Реймонд сделал, это его хобби. Если нужно, он ещё раз сделает такой же. Ему не привыкать.

          – Реймонд?

          – Один из моих братьев. Обожает работать с деревом, почти вся мебель в доме – его рук дело. Конечно, современная мебель изготовлена на его фабрике, но вот все резные, «антикварные» вещи сделаны им самолично. Ты сама знаешь, какие мы быстрые и сильные, такой столик для него – минут пятнадцать повозиться.

          – Но... – я всё ещё была расстроена тем, что испортила хорошую вещь. – Он же делал, старался.

          – Да ему только в радость будет ещё одну вещичку для моего дома сделать. Ты что, думаешь, что ты первая, кто тут что-то сломал? Первые месяцы после перерождения мы крушим всё вокруг, поскольку ещё не умеем соразмерять свою силу.

          – Да, мне это знакомо, – закивала я.

          – Вот и не переживай, – подбирая с пола ножку столика, Гейб повертел её в руках. – Если не ошибаюсь – это уже седьмая копия первого столика. Или восьмая. Почему-то именно ему достаётся больше остальных, его ломали практически все мои братья и сестры моложе трёхсот лет. Плюс Алана. Последний раз его сломал Тобиас пять лет назад. А теперь вот и Кристиан приложился, даже не дожидаясь перерождения. Так что у него есть все шансы пойти на рекорд и сломать этот столик дважды.

          – Но, на самом деле, столик сломала всё же я. Кристианом. Как Линда свою веранду мной. Если там я была не виновата, значит, Кристиан не виноват здесь, верно? Ситуации-то одинаковые.

          – Не совсем. Если бы Крис не полез целоваться, тебе бы и в голову не пришло его толкать. Так что он сам виноват. И пусть скажет спасибо своей шишке. Не приложи его ты, от меня бы он схлопотал гораздо больнее. А ты вообще не виновата. В обоих случаях.

          – Гейб, ты пристрастен.

          – Разумеется. Что бы ни произошло, я всегда буду на твоей стороне. Но в этот раз я прав. Спроси хотя бы у Джеффри.

          – Подтверждаю, – раздался сверху голос доктора.

          – Что подтверждаешь? – удивлённый голос Кристиана.

          – Неважно. Повернись-ка другим боком, тут ещё пара заноз осталась.

          – А, понял! Эх, когда же я-то смогу сквозь стены слышать?

          – Уж пораньше, чем я, – а это уже Томас.

          – Так ты говоришь, что эта Рэнди за несколько минут исцелилась от когтей Гейба? Невероятно! А что было дальше?

          Джеффри продолжил свой рассказ, и я «отключилась». Снова переслушивать свою историю было неинтересно. Мы с Гейбом собрали обломки столика и вынесли за дом, на мусорку.

          – Мне всё же жаль, что я поранила твоего брата, – никак не могла успокоиться я.

          – Рэнди, ты винишь меня за то, что я тебя ранил?

          – Нет, конечно! Это была случайность, я знала это с первого мгновения и никогда тебя не винила.

          – Тогда и ты себя не вини, – Гейб обхватил мои щёки ладонями и заглянул в глаза. – Неужели не видишь сходства?

          – Вижу, – прошептала я, наблюдая, как его губы приближаются к моим.

          – Я ждал этого момента весь день, – успел прошептать он до того, как наши губы соприкоснулись.

           «Я тоже», – это была последняя связная мысль, мелькнувшая у меня. Как всегда, поцелуй Гейба, точнее – поцелуи, заставили меня уплыть куда-то далеко, где не было окружающей нас реальности, а были только мы двое. Только его язык, играющий с моим языком, его зубы, слегка прикусывающие мою нижнюю губу, его руки, одна из которых привычно поддерживала меня за попку, а вторая лежала у меня на затылке, зарывшись в моих волосах. Его мускулистая спина, по которой я елозила рукой, его кудри, которые я ерошила другой. Все его крепкое тело, к которому я старалась прижаться как можно крепче, обхватив ногами за талию. Ничего извне для меня в данный момент не существовало, спроси у меня сейчас, как моё имя – наверное, не ответила бы.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 09.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться